Страшилка » Страшные рассказы » Ядерный день. Глава 3. Время жестоких

 
 
 

Ядерный день. Глава 3. Время жестоких

Автор: INFERNUM от 7-09-2017, 01:47

18 мая, 2080 год, 1:00, где-то глубоко в лесу, пещера.

— Ёханый бабай! Кастет, нафига ты того вертухая так долбанул?! Велено же вырубить и с собой забрать, а не мочить! Ща они там кипеж подымут! Долбоклюв!
— Э, щегол, ты, это, за базаром следи! Кто ж знал, шо тока двинь ему по сопатке – он сразу откинется?! Сам-то, это, едва ли не запалил нас!
— Знал, не знал, а должен был подумать! Чё теперь, как мы их рейдерить будем?! Они там на шухере небось!
— Кончай ныть! Вон зато кого мы надыбали. Хоть какая-то, эта, компенсация, гы. Щас поинтересуемся у него: чё да как и в расход.
— А если не очнется? Ты ж знаешь как ты фигачишь! Кастет ёлы...
— Ща я тебя зафигачу, если свою пасть не завалишь.
— Воха, Кастет, харэ трепаться! Развели тут базар.

Обладатель первого голоса, судя по всему, сильно злоупотреблял спиртным, а также немного шепелявил – не иначе как за «базар» ему приходилось отвечать зубами и, похоже, не раз. Из-за мерзкого, пропитого голоса возраст говорившего определить было невозможно.
Того, кого назвали Кастетом, видно тоже любил выпить, однако не шепелявил и говорил очень низким голосом, слегка заторможено, как будто это ему знатно ударили по голове.
Третий, оборвавший накаляющийся «базар», говорил слегка охрипшим но, по сравнению с остальными, наиболее приятным баритоном. Судя по всему, это был авторитетный тип.

Приходя в сознание, Максим сначала почувствовал тупую боль на месте затылка. Больно, но терпимо. Потом он смог различать звуки. Голоса трёх предполагаемых похитителей, непонятное потрескивание, жужжание мух. Затем запахи. Воняло воблой, сивухой, чем–то паленым и протухшим. Казалось бы залитые свинцом веки разлепить не удалось. Макс непроизвольно дернул головой и тупая боль резко стала острой, от чего он не сдержался и издал тихий протяжный стон.
— Опа! Очнулся чушпан! Воха, я ж говорил шо он очнется! Паникер! — презрительно сплюнул Кастет.
— Ёлы, да кто ж знал. Знаешь как ты лупишь? — отозвался тот, кого прозвали Вохой.
— Позырьте-ка, уже очухался. Мы думали: кони двинул. Давай, просыпайся, барашек. — третий сильно пнул по левой ноге Макса.
Удар был весьма болезненным, Макс снова дернулся и голова заболела пуще прежнего, от чего он застонал громче и наконец смог открыть глаза.

Чуток поморгавшись, он наконец позволил себе осмотреться. Вокруг царил полумрак и, хоть освещало несколько фонарей помещение, это оказалось не так уж и просто. При тщательном осмотре это оказалось норой, пещерой или что-то вроде того. Не очень высокой — всего два метра в высоту. Общий размер «комнаты» Макс не смог определить. Каменные стенки были сплошь измазанные грязью и чем то еще, виднеются разные непонятные рисунки и записи написанные мелом. С левой стороны был проход, судя по всему тоннель, ведущий неизвестно куда. На земле валялся разный хлам и мусор. Неприятное место.

— Не верти башкой, отвалится. И не рыпайся, если кости дороги. — послышался голос третьего.
Макс пошевелил конечностями и обнаружил, что они крепко стянуты веревкой. Даже очень — он чувствовал, как постепенно затекают его конечности. Сам он полулежал ровно на спине, что было не очень удобно. Немного сконцентрировавшись, он смог наконец разглядеть похитителей, которые окружают его.

Как и думал Макс, помимо него в этой дыре было еще три человека. Первый, судя по всему главный и тот, кто пнул его по ноге, стоял прямо перед ним и прищурившись наблюдал за парнем. Черный кожаный плащ нараспашку покрывал высокое и мускулистое тело. Под плащом зеленый свитер с пятнами похожими на кровь, а ноги скрывали камуфляжные штаны и высокие грязные сапоги. Небритое лицо с мощной челюстью насмехалось над связанным парнем, а покрытая короткими волосами макушка почти доставала до потолка.
За ним также стояло двое его подельников.

Первый был низкорослый, щуплый парень, почти ровесник Максу. Судя по всему он пребывал в не очень трезвом состоянии. Дырявая шапка покрывала длинноволосую голову, на лице, одутловатом и прыщавом застыло любопытствующее выражение. Одет он был в пропахший спиртом ватник, грязные спортивные штаны синего цвета с белыми полосками и изношенные белые кроссовки.

Второй, толстый, бородатый и лысый амбал в черной кожаной куртке, мятых джинсах и стоптанных чёрных ботинках также наблюдал за Максом. В волосатой правой руке он сжимал обрез двуствольного ружья, подобный тем с которыми с которыми ходили сторожа в Ольцовке.
— Кто вы?... Где я? — пробормотал Макс после тщетных попыток вырваться из путов.
Троица грохнула хохотом.
— Тупой фраер! — всё еще смеясь, произнес щуплый, судя по голосу это и есть Воха. — Кастет, ты часом ему мозги не стряс? А то нам тебя одного такого хватает!
— Слышь, дрищ, ща я тебе это, мозги встрясу! — угрожающе процедил амбал и потянулся к лежащей у него под ногами бейсбольной бите, конец которой был подозрительно бурым.
— Эй алконавты, харэ буянить! И так наследили, еще и тут грызню устраиваете! В болоте бы вас утопить, дятлы! Заткнитесь! — гаркнул на них главный.

— Багор, а че он ко мне, это, рыпается?! Его и топи! Беспредел! — возмутился было Кастет и тут же получил кулаком в челюсть от главаря.
— Я сказал: заткнитесь! Че ты ржешь?! — он также врезал ухмыляющемуся Вохе, который в отличии от Кастета не выстоял и сразу упал. — Идиоты, жмура за собой даже не убрали! Ни хрена вам доверить нельзя! Валите нахрен отсюда!
Сплюнув кровь из разбитой губы, Кастет прошагал куда–то в тоннель, вставший Воха поковылял за ним, очумело тряся головой.
— Бакланы... — Багор пнул по валяющейся на земле пустой консервной банке и та с грохотом отлетела в угол. — Ничё им доверить нельзя. Как видишь, фраер, я ща в паршивом настроении. — он угрожающе навис над Максом, потирая мозолистые руки. — И поэтому меня лучше не бесить. Короче: я задаю вопрос – ты отвечаешь. Вздумаешь вякать не по теме – табло разобью. Въехал?
Макс, осознавая что он сейчас совсем не в том положении чтобы перечить, утвердительно закивал.
— Ну и лады. А теперь, сколько вас всего в деревне? Сколько сторожей? Когда смена?
— Я... Я не знаю точно. — ответил честно Макс. — Я не местный сам, переночевать заехал отдохнуть. Утром собирался снова в дорогу...
— Неужели? — наигранно удивился Багор и врезал под дых парню, да так, что у того сперло дыхание. — Чушпан, не лги мне. За вранье в лучшем случае зубами расплачиваются, это как минимум. Мне повторить?
— Но... Я не вру... Я не местный... — начал было Макс и тут же получил мощный удар в челюсть.
— Ты чё, не врубился? А хрен ли, как те местные, слонялся по деревушке, а? Искал чё стырить или подрочить негде?! Ну!

Пленник понял, что правде, какая она есть, всё равно не поверят и придется давать желаемые ответы, какими бы они ни были. Надо срочно шевелить мозгами, либо запугать их выдуманной неприступностью Ольцовки, либо так виртуозно солгать чтоб не раскусили. Пока эти самые мозги не выбили...
— Чё молчишь? Чё–то придумываешь?! — Багор уже начал выходить из себя и врезал кулаком в нос Макса, разбив его.
По лицу парня тут же потекла кровь.

За спиной главаря послышались шаги и из прохода показался долговязый паренек в чёрной олимпийке с капюшоном, на голове покрытой рыжими кучерявыми волосами была чёрная кепка, а на ногах всё те же грязные спортивные штаны и напрочь убитые кроссовки.
— Пахан, шо тута тебя? Разговорился вертухай? — спросил он басистым голосом.
— Чудра, ты чё приперся? Топай давай обратно на стрем! — зашипел на него Багор.
— Да просто тута, эта, у меня мысля появилась. Может, нам выкуп за него потребовать? А че, мало ли, вдруг там у них до фига громил с «калашами»? А так хоть навар какой-то...
— Умник, да в наше время такой биомусор — пахан кивнул на Макса. — ни фига не ценится. Мне нужна эта Ольцовка, меня достала эта вонючая пещера, тухлый подхав и постоянная нехватка воды! Вали отсюда, Чудра!
Что–то пробубнив себе под нос, Чудра ушел. Багор, яростно сверкая глазами, поднял бейсбольную биту и медленно подошел к пленнику.
— Говори, пёс, или я тебе все кости переломаю. — прошипел он.

Макс оказался перед сложным выбором. Если он хочет жить и оставить все кости целыми, ему придется буквально сдать с потрохами поселение вместе с его жителями, которые спасли его, накормили, выходили. Притом, они его даже не знали. Если он это не сделает, его просто забьют насмерть и все приключения закончатся. Он не найдет отца и не отомстит за мать. Интересно, его оставят в живых? Максу стало больно от этой мысли и страх куда–то отступил. Парень принял решение — лгать чтобы выжить.

— Погодите! — запричитал Макс срывающимся голосом. — Нас примерно сорок человек! Половина с оружием! Есть женщины и дети!
— Когда смена?! Какова оборона?! Какое вооружение?! Говори! — Багор ударил битой в стену над головой парня и тот вздрогнул.
Удар был такой силы, что бита немного треснула и частицы древесины посыпались на его макушку.
— Ружья! У них ружья! И пистолеты! Смена... каждые четыре часа! У них только деревянные укрепления с воротами! — Макс дернулся.
Он старался дезинформировать потенциальных налетчиков, тем самым давая шанс жителям Ольцовки. Под давлением главаря и нарастающим вновь страхом это было очень непросто. И не дай Бог раскусит... Парень дрожал, но пытался говорить убедительно, не глядя в глаза отморозку.
— Как расставлены часовые?! Каков маршрут патруля?! — Багор схватил парня за подбородок и заглянул ему в глаза, пытаясь выявить предполагаемую ложь.

Тот встретился с ним взглядом. Злость, жестокость, желание получить свое во чтобы то не стало — вот что в них прочитал парень, бывший житель убежища, прежде не встречавший ничего подобного. Это был самый настоящий бандит, рейдер, глава банды отморозков. Садист и психопат. И сколько еще таких же как он разбойников? Воха, Кастет, Чудра и кто еще? Максу стало совсем плохо, когда он представил, что бандиты перебьют всех стражников и захватят Ольцовку, с женщинами и детьми сделают нечто ужасное... Изнасилуют? Сделают рабами? А может придумают забаву похлеще...
— Ну?! Говори, псина! — не дождавшись ответа, пахан схватил пленника за горло и начал душить.
Макс попытался разорвать верёвки, вырваться ради глотка кислорода, но не смог. Верёвки лишь содрали кожу на запястьях, а сильные руку Багра сжались еще сильнее. Макс понял — это конец, отец скорее всего сгинет в пустоши... На мгновение в глазах потемнело и парень увидел свою мать, она протягивала к нему руки и улыбалась. Макс отогнал это видение и попытался что–то сказать, но из горла лишь вырвался хрип, но руки пахана разжались и суровый голос спросил:
— Чё? Шо–то я не разобрал твоих слов.
Парень закашлялся, он старался отдышаться и в то же время не злить Багра.

Неожиданно откуда–то из глубин пещеры раздалась автоматная очередь, затем чей–то крик, мат и ружейный выстрел. Потом снова очередь и уже пистолетная стрельба.
— Какого хрена?! Да шо опять?! — Багор выругался и достал из-под плаща пистолет, в котором Макс признал ПСМ, пошел в сторону прохода.
Вдруг оттуда выбежал Воха, весь растрепанный, пьяный, в руках он сжимал обычный ПМ.
— Шухе-е-ер! Фраера наших валят! — заорал он и тут за ним вбежал раненный в плечо Кастет. Тот пальнул из обреза куда–то в тоннель и тут же кто-то оттуда ответил длинной очередью, изрешетившей тело бандита. Он издал булькающий звук и рухнул наземь, под ним постепенно растеклась лужа крови. Воха спрятался за углом у прохода и только высунул руку чтобы выстрелить, как меткий выстрел из тоннеля поразил его кисть, отстрелив указательный палец. Бандит завизжал от боли, как баба, и зажал целой рукой рану из которой хлынула кровь, а пистолет с тихим стуком упал на пол. Молодой рейдер теперь прекратил всяческое сопротивление и думал лишь о том как бы заглушить боль и остановить кровь. Ему было страшно, ведь он сам оказался на месте тех кого убивал. Воха хотел жить и, вжавшись в угол, дрожал от страха.

Тем временем Багор выстрелил несколько раз из пистолета в тоннель, потом подбежал к Максу, озадачено наблюдавшего за всем происходящим, и направил в его лоб дымящийся ствол пистолета.
— Сдохни! — прорычал он и нажал на спусковой крючок.
Макс непроизвольно зажмурился. Послышался выстрел. И всё. Он всё ещё чувствовал, как у него быстро стучится сердце, как панический страх сковывает ледяными щупальцами всё его естество. Как болит тело. Как затекли руки и ноги. Слышал, хоть и слегка приглушенно после пальбы, как в углу тихо плачет от боли Воха. Чувствовал запах пороха. Осязал холодный пол. Он жив? Но как?!

Наконец открыв глаза, парень обнаружил, что рядом лежит Багор с простреленной головой. Мёртвый. Под ним растеклась лужа крови, почти доползающая до ног пленника, а глаза были широко распахнуты, словно от удивления, но уже абсолютно ничего не выражали. После смерти он всё равно крепко сжимал в руке дымящийся пистолет. Недалеко от него лежал убитый Кастет, а в углу продолжал выть Воха. И следующий вопрос: кто напал, зачем? Неужели очередные налетчики хотят поживиться чужим?!

Вскоре ответ появился сам. Из тоннеля вышел человек, одетый целиком в камуфляж, сжимавший в руках дымящийся револьвер неизвестной модели, судя по всему кустарного изготовления. На нем были также обычные военные берцы, разгрузка и бандана цвета хаки на голове. На ремне весел старый, но ещё рабочий АКМ, обычный, без видимых модификаций. На вид ему было около сорока, вдоль щеки виднелся шрам, щетина отсутствовала. Карие глаза быстро соскользнули по помещению, изучая обстановку, тела, пленника и раненого рейдера. Неизвестный подошёл к пленнику, присел рядом с ним на корточки и осведомился:
— Ну как ты, парень? Цел?
— Я? Вроде д–да... — Макс постепенно отходил от шока.
— Ну, рассказывай, что тут и как ты вляпался в это дело?
— Да мне спалось плохо, решил ночью прогуляться по деревне, проветриться. Вижу, у хлева лежит человек. Подошел, увидел что у него голова пробита и собрался позвать помощь и тут меня словно отрубило... И я здесь... Допрашивали меня, как какого–то «языка» из старых фильмов про войну... — ответил Макс.
— Хм... — мужчина долго смотрел ему в глаза.
Тот встретился с ним взглядом. Адекватный, спокойный, рассудительный человек и взгляд, хоть и осуждающий, испытывающий, строгий но тем не менее отдающий теплотой. В отличии от Багра.
— Ну ладно. Верю.
Позади мужчины появился еще один неизвестный в том же обмундировании, но вместо АКМ АК-74 с оптическим прицелом, а вместо банданы капюшон. На плече было видно ранение навылет. Он подошел к Вохе и начал его яростно пинать ногами, из-за чего тот, начал громко кричать. При этом он всячески матерился, оскорблял мужчину.
— Серёга, прекрати! Я сейчас оглохну. Силы прибереги. — сказал ему мужчина в бандане.
— Толян, да эта скотина мне плечо прострелила! Камуфляж повредил, курва! — ответил тот и, пнув еще раз несчастного, прекратил бессмысленное бичевание.
Толян достал их ножен охотничий нож и быстро перерезал веревки, изрядно натёревшие кожу пленника.
— Значит, ты у нас Макс? А я, как ты уже догадался Анатолий или просто Толян. Вон тот в капюшоне – это Сергей, можно просто Серёга. Мы по твою душу. В смысле спасти тебя. Не боись, пацан, мы из Ольцовки. — спаситель тепло улыбнулся и похлопал парня по плечу. Тот уже расслабился и облегченно вздохнул, потирая затекшие руки и ноги.
Макс помотал головой. Уже не так болело, но побои, нанесенные ныне покойным Багром, также давали о себе знать, хотя может он просто привык к этой ноющей боли. На стене рядом с собой он обнаружил пулевое отверстие, судя по всему, бандит и Анатолий выстрелили одновременно, только у пахана в последний момент дернулась рука. Повезло... Максим смог встать на ноги, правда получилось это не сразу и не без помощи Толяна.
— Собирайся. Возьми ствол какой нибудь, лишним не будет. — велел тот и потом подошел к Вохе, лежащему в углу. — Ну что, шпана, будем разговаривать? — обратился он к бандиту.
— Отвали от меня, мусор! — провыл тот. — Сдохни ты, твой дружок, этот фраер и все ваши мамаши с папашами, нарожавшими таких ублюдков!

— Ай-ай-ай. — сокрушенно покачал головой Толян, в глубине души поразившийся злобой Вохи. — По-хорошему, значит, ты не понимаешь? Что же мне с тобой делать? — он взял здоровую руку бандита, прижал к земле и тут же воткнул нож в его раскрытую ладонь. От боли Воха заорал благим матом.
Макс поежившись, как будто это ему проткнули руку, отвернулся в сторону. Он уже по горло насытился жестокостью за эти сутки и просто не мог на это смотреть. В глубине души ему было жаль Воху, но ведь он не пожалел бы Макса. Сергей же молча стоял в стороне и наблюдал за происходящим.
— Успокоился? — Анатолий не отпустил нож. — Будешь разговаривать или мне тебя, урода, прям сейчас прирезать?
— Буду!.. Аааа, больно!!! — заорал бандит, когда Толя слегка пошевелил ножом.
— Сколько вас всего было? Давно вы здесь? С какой целью наведались в Ольцовку?
— С... Семнадцать! Зубр с четырьмя братанами ушел в Таун утром! Мы здесь... неделю! Пасли деревню, собирались под утро рейдерить!
— Тайники, заначки есть?! Ну, тварюка, если солгал – кишки выпущу! — Анатолий угрожающе, но слабо ткнул в живот допрашиваемого.
— Н... Не, не убивай меня!!! Весь навар мы храним в общаке, там где мы спим! Самый ништяк пахан ныкает в углу, в этой дыре! Это всё шо я знаю! — Воха захныкал.
— А на кой хрен ваши в Таун пошли? Зачем?
— С... снарягу надыбать, жратву и питье! Мужик, не убивай меня, прости за всё, замяли, отпусти! — бандит казалось бы снова готов зарыдать.
Говорил он быстро, словно боясь что ему не дадут договорить и убьют на месте.
Тем временем Сергей подошел к деревянному ящику, выкрашенныму в зеленый цвет, поднял ящик и довольно присвистнул. Пришедший в себя Макс, ранее не заметивший в полумраке ящик, с любопытством подошел к нему и заглянул внутрь. Внутри оказалось два противогаза, несколько фильтров и пара кислородных баллонов. Несмотря на то, что они были старыми и поношеными, на вид они оставались рабочими, вполне надежными и к тому же заполненными. О находке Серёга тоже сообщил напарнику.
— Ух ты. Это нам очень кстати, у нас в деревне этого отродясь не было. — Лицо того заметно подобрело. — Ладно, мразь рейдерская. Живи. И передай своим дружкам, что коль они сунутся на нашу землю – бошки поотрезаем! Понял?!
Воха поспешно закивал, после того как Анатолий резко вынул нож из его руки, снова заорал своим писклявым голосом, потом вытер окровавленный нож о его штанину.
— Толян, зачем ты эту скотину в живых оставляешь? Чтоб он снова людей грабил и убивал? Макс, а ты че глазами тут моргаешь, собирайся давай, уходим уже! — возмутился Серёга, выбирающий из ящика содержимое.
— Для устрашения. Пусть своих предупредит чтоб не смели на Ольцовку покушаться. Да ты взгляни на него – весь трясется, вот-вот обделается. Или уже обделался, а то так воняет тут... Да и как он возьмет волыну своими покалеченными руками? Скоро пустошь сама его похоронит. Я уверен. Ладно, уходим, пока его кореша не нагрянули.
В это время Макс осмотрел трупы Кастета и Багра, забрал заточку, разряженный обрез, бывшего когда–то полноценным, ружья ТОЗ-34, немногочисленную горстку патронов к нему у первого и пистолет ПСМ, три магазина к нему, карманный фонарик и нож кустарного изготовления у второго. Двое спасителей взяли по одной паре баллонов, по противогазу и респиратору и прошли в тоннель, Макс, пнувший тела убитых бандитов и харкнувший в лицо Вохе, поспешил за ними.

Тоннель был не очень просторным и также почти не освещенным, чтоб не споткнуться и в очередной не ушибить многострадальную голову, парень освещал перед собой путь фонарем. Вскоре, через десять метров, он и его товарищи дошли до развилки с двумя последующими тоннелями, один из них был очень коротким и вел в большое "помещение", где валялись личные вещи и несколько расстрелянных бандитов в нижней одежде. Еще Макс успел заметить кровь повсюду и отсутствие оружия рядом с покойнщиками.
Следующий тоннель был пошире и вёл наверх. Метров через тридцать они наконец покинули пещеру, ставшую могильником для рейдеров, мрачным и безмолвным, лишь капающая где-то вдалеке вода нарушала тишину, придавая этой пещере мистический характер, прямо как в тех страшных историях довоенного времени.
У входа лежал труп с прострелянной головой, в котором Макс с трудом узнал Чудру. Рядом с ним дежурил еще один напарник Анатолия, в таком же камуфляже и с капюшоном на голове, но с бородкой и серыми глазами, телосложение было слегка полным и сам невысокого роста. В руках он держал пистолет с глушителем, по всей видимости ПБ. За спиной на ремешке висел пистолет-пулемет, в котором Макс узнал «Кедр».
— Ну что, Волк, всё? — осведомился он.
— Как видишь, Боровик. Пацана вытащили, банду положили, деревню спасли, в общем всё в ажуре. Вот, трофеи забираем.— отозвался Анатолий.
Волк? Это его прозвище, судя по всему. Наверное за его волчий взгляд так прозвали. Тоже самое и с Боровиком, скорее всего. Интересно а как кличут Сергея?
Максим наконец-то вышел из мрачной, душной бандитской пещеры и глубоко вздохнул свежего майского воздуха. Потом как следует осмотрелся. Всё также была глубокая, ясная ночь. Луна мягко освещала землю, придавая всему вокруг некий оттенок неправдоподобности. В её неверном свете Макс заметил след потухшего костра, на котором лежал труп бандита с пулевым отверстием в черепе.

Рядом лежало еще четверо мертвецов в спортивных костюмах, кожаных куртках, джинсах и убитой обуви. Рядом дежурили трое бойцов из отряда Волка, уже просто в плащах-накидках цвета хаки, такого же цвета куртках, штанах и черных сапогах, на голове вязаные шапки. Один был вооружен обычным АК-74, двое других теми же «Кедрами». Рядом лежали вещмешки, судя по всему в них лежали собранные трофеи.
— Нехило подзатарились. — произнес Боровик. — А дыхательные аппараты нам в Ольцовке очень кстати. На пустошах они на вес золота. И стволов куча и жрачки, правда в неказистом виде. Что дальше, Волк?
— А что может быть дальше? — ответил тот. — Уходим, нам здесь больше делать нечего. Идем как и прежде по одному. Я впереди, Серый за мной, за ним пацан, потом ты, Гаяр, Васян, замыкает Тополь. Выдвигаемся.

Группа тут же взяла с собой вещмешки и встала ровно в том же порядке, как и указал командир. Макс также взял один из вещмешков, не очень тяжелый и сильно не загружавший, потом след в след следовал за шагавшим впереди Сергеем по прозвищу Серый, за ним также равномерно шёл Боровик. Передвигались они быстрым шагом и вскоре они удалились от злосчастной пещеры под небольшой горой.
Шли они так уже минуты три в полной тишине. Макс нарушил ее, скромно, тихо и с чувством вины за то что опять попал в передрягу и деревенским снова пришлось его выручать:
— Ребята... Спасибо вам. Я перед вами в долгу...
— Ай. — отмахнулся Волк. — Ты лучше вот что скажи: как ты умудрился им в лапы попасть?
— Ну, из-за непривычной обстановки я не мог уснуть нормально... Решил ночью прогуляться, развеяться. Обходил хлев, а там вижу один из ваших лежал с проломленным черепом. Я собрался позвать помощь, но тут всё померкло и... Я там оказался... Кстати а как вы меня нашли?
— По следам. — ответил за Волка Серый. — Один из наших как–то обхаживал восточную стену. Видит, лежит Николаич с проломленным черепом. А рядом натоптано. С другой стороны обрывок веревки, зацепившийся за шипы и следы, ведущие в лес. Подняли хай по всей деревне, перекличка, полная боевая готовность. Тебя недосчитались. Сначала подумали, что это твоя работа, но потом поразмыслили – не похоже. Собрались по-быстрому и рванули по следам. Вот и вышли на лагерь этих бандосов, а дальше ты сам уже знаешь.
— Потому что надо грамотно охранять, а не чертов «пьюн» бухать и не отлынивать, изображая охрану! — прогудел Боровик. — Раздолбаи. Уже и оборванцев этих подпустили близко! А что будет если на нас работорговцы нападут или наемники какие-нибудь?
— Видать, отчаянные рейдеры или безбашенные отморозки попались, что решили напасть на нас будучи более чем в два раза в меньшинстве. Или рассчитывали на что-то. У нас ведь не самое слабое поселение в области и больше половины стрелять умеют. Хотя это ж банда Багра, а Багор известный в пустошах отморозок.
— Ну не знаю, Серёга, с обрезами, ружьями и пистолетами в не самом лучшем качестве и обносках это и вправду авантюра. Да и жрачка у них... Как они только жрут это? А в вонючих пещерах жить... Тьфу.
— Мы кстати одного допрашивали, он сказал что пятеро из их банды ушли в Таун, наверное за снарягой, к штурму готовились. Вообще я их не понимаю, могли б сразу выкуп потребовать и не оставлять за собой следов.
— Это ж банда Багра, их даже свои не любят. Хорошо хоть эта мразь больше не будет поганить землю. — подал голос сзади еще кто-то.
— А что такое Таун? — заинтересовался разговором Максим.
— Бандитское поселение, как раз таки рассадник для рейдеров, изгоев, работорговцев и таких же отморозков как Багор, хотя последних даже там не терпят. Оно на востоке, в тридцати километрах от Ольцовки, на краю области. Лучше там тебе не показываться, чистюля из убежища. — объяснил Серый.
— Угу, опустят. — усмехнулся тот же голос.
— Опустят, не опустят, Гаяр, но продать с потрохами могут запросто. — заметил Боровик.
— Разговорчики! — рявкнул Волк.— Вас на всю округу слышно. Вернемся в деревню – там наговоритесь.

Группа притихла и дальше передвигались молча.
Макс завороженно наблюдал за деревья, кусты, трава, сухие и почерневшие на фоне ясной ночи выглядело поистине красиво и сказочно. И в тоже время он понимал, что этот по-своему красивый мир очень опасен. По нему стаями бродят хищные звери в поисках какой либо съедобной добычи. Во многих местах до сих пор оставался опасный уровень радиации. Но самим опасным оказался человек. Тот, который уничтожил весь мир ядерным оружием и продолжает до сих пор его уничтожать, не брезгуя истреблением себе подобных. И если у зверя можно выучить повадки, предсказать его поведение то человек непредсказуем. Он может выстрелить в спину, прикинувшись слабым и безобидным, может прикончить кого то ради крошек сухаря, предать товарища ради своей выгоды, издеваться над слабым ради собственного удовольствия или убить кого–то просто за то, что тот не понравился ему.
Макс погрузился в свои размышления.

А ведь банда Багра тоже пыталась по–своему выжить. Жили в сырой пещере, питались сомнительной пищей и носили дырявые тряпки вместо нормальной одежды. Особенно если вспомнить Воху... Может они не такие уж отморозки как о них принято говорить?

Парень продолжал идти в ногу с остальной группой, держа в руках заряженный обрез и осматриваясь по-сторонам. Фонари светили только у Волка и замыкающего Тополя и то слабо, чтобы не демаскировать группу ярким свечением. Тут послышался шелест и в свете луны Макс увидел на небольшой полянке фигуру, нечто напоминающее собаку, но более клыкастое. Боже, опять собака... Макс поморщился. Не успел он поднять обрез и сообщить о существе, как оно шустро скрылось в лесу. В последний момент фонарь Тополя высветил огненно-рыжий пышный хвост.
— Тише ты, пацан, не ори, мы видели. Это обычная лиса. У нас их зовут рыжевиками за рыжую шерсть. Хитрые и шустрые сволочи! На группы обычно не нападают, но если ты один, то остерегайся. Практически бесшумные и любят ночью побегать. — произнес тихо Серый.
— Понял... — ответил Макс, опустив оружие.

Группа обошла неглубокий овраг, который судя по дозиметру Волка был слабо «фонил». Шли они в абсолютной тишине, лишь были слышны их тихие шелест их шагов и легкое дуновение холодного ветра. Мрачный, мертвый лес. А ведь он когда–то был зеленым, живым, приятным. Максу стало не по себе. Не хотел бы он тут оказаться в одиночку.
Парень хлопнул себя по тыльной стороне ладони: его укусил комар. Обычный, какие водились еще в довоенное время. Макс брезгливо смахнул с ладони прихлопнутого кровососа, который уже успел попить его крови. Кровавые капельки растеклись по кисти, на месте укуса почувствовался раздражающий зуд.
— Привыкай, чистюля. — насмешливо проговорил Боровик. — Это еще норма. Говорят на севере водятся настоящие комары-мутанты. Вот их точно бойся.
— Смотри чтоб за яйца не укусили. — пошутил Гаяр.
Оба мужика тихо засмеялись. Макс не обратил на них внимания. Он привыкнет. Тут два варианта: либо приспособиться, либо умереть.
Вскоре с левой стороны показался некий водоем, судя по всему болото. Местность вокруг была словно высушена, и заросла влажными зарослями. Насколько мог Макс разглядеть, это болото было весьма обширным. Тут слышится что в воде что-то плескается и внезапно на мгновение над водой показалось нечто гладкое, продолговатое, блестящее в свете луны от влаги. Не успел парень его как следует разглядеть, как оно тут же нырнуло под воду.
— Что это? — спросил он дрожащим голосом.
— Местный представитель рыбообразных или что–то типа того. — ответил тот же Боровик.— К слову, рыбачить здесь не советую, рыбка у нас еще похуже сухопутной дичи. И купаться тоже не надо, почти все водоемы в области заражены радиацией и еще чем-то не менее опасным.
— И от берега тоже держись подальше, мало ли что! — добавил Гаяр. — А то был у нас случай не так давно. Один хлопец твоего возраста по берегу расхаживал. Так из воды прямо на него выпрыгнула здоровенная шучара, схватила пастью да с собой под воду и унесла. Один ботинок только остался... — судя по голосу, его покоробило.
— Парень, мы серьезно. — шепотом продолжил Боровик.— Он так своего брата потерял.
Макс пораженно кивнул и поежился, представив такую картину.
— То-то же. Раньше тут озеро было или около того, местные любили сюда захаживать, купаться рыбачить. Но после «Ядерного дня», оно почти высохло. Ладно, пошли, а то Волк на нас уже недовольно смотрит.— заключил мужик.

Группа в полном безмолвии обошла радиоактивное болото и дальше передвигалось по лесу. Вокруг были одни и те же мертвые деревья и кусты. Макс и остальные ребята время от времени прихлопывали комаров, норовивших испить человеческой крови. Вдалеке где–то изредка ухал филин,от голоса которого Макс с непривычки дернулся. А еще дальше был слышен вой то ли волка, то ли одичавшей собаки, от которого он еще больше поёжился. Потом едва ли не задел черную крапиву — по словам Петровича распространенное ядовитое растение, при касании оставляющие сильные ожоги, способные разъесть органику. Исковерканная радиацией и суровым временем природа жила своей жизнью. И пусть она не такая как до войны, но природа. Опасная, неисследованная, загадочная, но чертовски красивая и по своему завораживающая. На Макса, привыкшего жить в замкнутом железобетонном пространстве, всё это производило особо сильное впечатление, он еще не до конца привык к открытым пространствам и внутреннее напряжение не угасло.

Спустя некоторое время впереди в отдалении виднелись огни — поселение Ольцовка, окруженное деревянными стенами, укрепленными металлоломом и освещающими пространство стражниками с фонарями снаружи стен.
— Мужики, это мы, спокойно! — крикнул как можно отчетливей Волк, когда один из фонарей посветил в их сторону.
Сторожа опустили ружья и облегченно вздохнули.
— Ну чё там, братцы? — спросил один из них.
— Вернули парня и заодно местную банду угробили. Банду Багра, прикиньте? На нас собрались нападать. Перед этим «языка» взять.
— Фигасе. — протянул второй.— Ну, а мы Семеныча уже схоронили. Баба его до сих пор плачет.
— Потому что нехрен бухать! — проворчал Волк. — Ничего, скоро уже должны капканы привезти и тому подобное, обезопасимся как нибудь. И помосты надо на стенах установить, правда на это много времени и сил уйдет, разбирать придется. Соорудили блин на скорую руку...
Группа прошла внутрь деревни. В Ольцовке тут и там расхаживали вооруженные люди, как будто готовившиеся к нападению. У крыльца одного из домов рыдала пожилая женщина, видимо жена ныне покойного Семеныча. Рядом со своим домом стоял сам Иван Дуб, задумчиво оглядывающий всё вокруг. К нему то и пошёл Волк, похоже докладывать о вылазке.
— Вот черт... Вляпался по дороге в собачье дерьмо. — проговорил высокий молодой мужчина из группы Волка, вытирая о траву подошву ботинок.
— Не парься, Васян! Это на счастье! — засмеялся Гаяр. — Есть такая примета.
— Да пошел ты со своими шуточками. — огрызнулся Васян.
— Для меня счастье это хорошенько выспаться, а то из-за всей этой движухи меня с постели подняли. — громко зевнул Тополь.
— Это точно. Хотя после сегодняшнего у меня сон перебился. А ведь еще завтра на дело идти. — сказал Боровик.
— Ничего, с бабой уснешь! Эх, бабу бы... Отметили бы это всё...
— Гаяр! Хватит тут балагурить. Твоим клоунским языком унитазы вылизывать бы.
— Не, ну а что, Серый, вылазки вылазками, сон снами, а баба рядом должна быть. Так приятней становится.
— Гори ты в аду со своими шуточками. — буркнул Васян.
— В нашем нелегком мире юмор и улыбка помогают выжить, силы дают! — подмигнул он неожиданно Максу.
Тот стоял в стороне и с интересом наблюдал за ними. Настоящая команда, привыкшая работать вместе. И каждый со своими заморочками. Душевные люди.
Тут вернулся Волк после беседы со старостой.
— Короче, всем спать. Нам завтра на дело идти. Тебя тоже касается, Максим. Отдыхаем.
— Ну наконец-то! — облегченно вздохнул Васян.
— Хороша ночная прогулка. — усмехнулся Гаяр.
— Ура, а то уже на ходу сплю. — зевнул Тополь.
— И да, по правилам оружие и всё остальное сдай, ты чужак как никак. И дуй в «госпиталь», они твое личико полечат и с Петровичем наговоритесь, он тоже от всего этого проснулся. — распорядился Волк.
Максим перечить не стал, сдал оружие и вещмешок Анатолию и пошел в «госпиталь». За ним и вся группа отправилась отдыхать.
Старая бабушка, работающая кем-то вроде местного доктора, обработала побои Макса как раз таки красным подорожником. Тот уже не чувствовал такой боли, не соврал Петрович о целебных свойствах растения.
Сам же Петрович радужно поприветствовал юношу, рассказал, что когда обнаружили труп Семеныча подняли тревогу на всю деревню, быстро снарядили и отправили вдогонку группу Волка — самых лучших людей в Ольцовке. Также он сказал, что эта группа и есть те самые караванщики, с которыми ему предстоит завтра отправиться в Хаб. А Семеныча, убитого сторожа, похоронили там где хоронят всех мёртвых жителей — на краю деревни, в специальном отведённом месте, с крестами, своеобразными могилами. Хоронили, а не кремировали, как в убежище. Сам Макс рассказал что случилось, какие события происходили. Вскоре так и не выспавшись Петрович лег обратно на боковую, парень последовал его примеру.
Перед сном он думал об отце, убитой матери, друге, убежище, пережитых неприятностях... А ведь это только начало его приключений. И что будет дальше он боялся представить. Мир не тот что был раньше, время не то что раньше. Наступило новое время, где правит лишь право сильного. Время сильных. Время хитрых. Время жестоких. И сколько же еще братьев по разуму попытаются его убить?
С этими невеселыми мыслями выходец из убежища номер 110 наконец смог уснуть. И, как обычно это бывает, без сновидений.

Категория: Страшные рассказы

 
<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ: --
7 сентября 2017 09:41

Демон

Цитата
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 
Я забыл исправить ошибку, вместо Николаича должен быть Семеныч. Сказывается усталость и нехватка времени.

<
  • Публикаций: 10
  • Комментариев: 292
  • ICQ: --
7 сентября 2017 10:14

INFERNUM

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 6.08.2017
 
Демон, блин. И я недоглядела, когда редактировала...

<
  • Публикаций: 126
  • Комментариев: 2639
  • ICQ: 442428072
7 сентября 2017 20:28

Star Lord

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 27.12.2014
 
Цитата: Демон
Я забыл исправить ошибку, вместо Николаича должен быть Семеныч. Сказывается усталость и нехватка времени.

Ну будем считать, что у Семеныча-Николаича два потенциальных отца (шутка)
Рассказ все интересней и интересней, ловите 5+++, авторы

<
  • Публикаций: 10
  • Комментариев: 292
  • ICQ: --
7 сентября 2017 21:12

INFERNUM

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 6.08.2017
 
Star Lord, спасибо. Будем стараться.

<
  • Публикаций: 1
  • Комментариев: 127
  • ICQ: 666
13 сентября 2017 06:42

TheRed

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 9.08.2017
 
После долгого отсутвия на данном сайте я вернулся, и прочитал все главы "Ядерного дня". Автор, за каждую часть 5, всё интересно и захватывающе. Отдельное спасибо за то что каждая глава выходит достаточно длинной.

<
  • Публикаций: 10
  • Комментариев: 292
  • ICQ: --
15 сентября 2017 22:34

INFERNUM

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 6.08.2017
 
TheRed, спасибо. Скоро, наверное, будет 4 глава. Всё никак не хватает времени написать.


Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: