Страшилка » Страшные рассказы » Одержимый. Сюрприз

 
 
 

Одержимый. Сюрприз

Автор: Snow King Elso от 9-11-2018, 18:06

Светлана Романова на первом же уроке доказала, что она училась на «отлично». Когда Любовь Ивановна начала объяснять тему «Арифметический корень натуральной степени», показывая способы решения подобных примеров, а потом спросила у класса, кто хочет попробовать, кроме Светы и Пинки никто не поднял руку. Даже Дима слабо понял тему.
— Выходите, девочки, — сказала женщина.
Обе встали и подошли к ней с учебниками.
— Света, реши вот эти два примера, — Любовь Ивановна указала на них, а затем повернулась к Вике. — А ты попробуй решить вот эту пару.
Девочки одновременно подошли к доске. Пинки взяла длинный кусок мела и начала переписывать пример, но вот только она взяла единственный мел, который был в классе. Заметив это, а также растерянное лицо своей новой подруги, она разломала мел надвое и с дружеской улыбкой протянула один кусок Свете. Она взяла его, прошептав: «Спасибо».
Через три минуты обе закончили.
— Ну-ка, — Любовь Ивановна повернулась. — Хм... Молодец, Вика. — Затем она посмотрела на примеры Светы. — Так. Хорошо... Правильно. Все правильно. Молодцы, девочки. Давайте дневники, обеим пятерки.
Пинки с радостным лицом подошла к своему месту и взяла дневник. Света сделала то же самое.
— Как всегда, отличные результаты, — с улыбкой сказала женщина, ставя «5» в дневник с обложкой из розовой кожи. — Света, давай свой.
Девушка без слов подошла и положила ей на стол дневник с изображением орхидей.
— Продолжай в том же духе, — сказала учительница, — у тебя отличные таланты к математике.
— Спасибо, — скромно сказала Света.
Забрав дневник, она увидела красную надпись: «Молодец!». Это смутило ее сильнее.
«Тупая выскочка! — в мыслях выругалась Маша. — Приперлась, забрала мое место, а теперь еще и выпендривается, шалава».
Прозвенел звонок. Все активно начали собираться.
— Дома закончить эти два номера! — перекрикнула Любовь Ивановна шум.
Следующим уроком был ОБЖ, а дальше — общество. Свете приходилось каждый раз рассказывать о себе другим учителям. Все они были приятно удивлены ее одаренностью ко всем предметам. Особенно удивлена и восхищена была учительница истории, когда она узнала, что ее тетя была свидетелем зверств гитлеровцев. Из-за этого урок прошел очень необычно. Скорее Света была учителем, рассказывающим историю СССР в периоды второй Мировой.
— У меня тоже родственники в Чечне, — сказал один парень Свете. Со дня ее приезда прошло три дня. — Только они живут в Гудермесе.
— Давно? — спросила она.
— Девять лет. Редко приезжают. Моя сестра с третьего класса учится в одной третьей школе Гудермесского района. Этой зимой где-то в конце города построили новую школу, где теперь она учится с другой сменой.
— Я знаю об этой школе. Я даже была там.
— Да? И как она выглядит?
— Если посмотреть с высоты, то школа будет напоминать заглавную букву «А». Впереди есть огромный двор, а сама школа у подножия горы.
— Она говорила мне об этом. Жутко устает, пока домой идет. Километров 4-5. Чаще всего возвращается пешком.
— Вот ты где! — послышался звонкий голос Пинки. — У нас сейчас астрономия. Пошли скорее, это так интересно! Андрей, это и тебя касается!
— Ну ладно, иду, — хмуро сказал он.
В кабинете не было учителя. До конца перемены оставались считанные минуты. Андрей и другие спустились в столовую, так что в кабинете были только Света и Пинки.
— У меня кое-что есть для тебя, — сказала Пинки, доставая свой огромный пенал.
— Вик... Пинки, это не обязательно, — скромно возразила Света.
— Нет, надо. — Упрямо сказала она. — Кстати, ты мне напоминаешь Флаттершай. Такая же скромная. Любишь животных?
— Очень! — с чувством ответила Света.
— Ууу, какое удачное совпадение! — Пинки достала из пенала огромную горсточку конфет. — Держи.
— Спасибо.
В руках Светы были самые разные конфеты: ириски, леденцы, кислинки, мармеладки с сахаром и прочее.
— Откуда у тебя столько конфет? — спросила она с изумлением.
— Мой дядя имеет свой собственный магазин сладостей, — ответила Пинки. — Он часто приходит в гости, а поскольку я люблю сладкое, он приносит целые пакеты. — Пауза. — Больше всего конфет в доме ем я.
— А это не вредно?
— Да нет. Мне ничего не будет.
Вошла учительница.
— Здравствуйте, Вера Николаевна! — поздоровалась Пинки.
— Ой, Вика! — вздрогнула она. — Напугала. Здравствуй.
— А вы будете спрашивать у нас домашнее задание? — спросила Света.
— О, — Вера Николаевна приняла такое лицо, словно она узнала все секреты мироздания. — Спасибо что напомнила, дорогая. — Пауза, затем виноватый смешок. — Только, что я вам задавала? Совсем из головы вылетело.
— Основные законы Кеплера и конспект по ним, — сказала Пинки.
— Точно! — все то же выражение лица. — И тебе спасибо.
— Пожалуйста.
Через несколько минут вошел весь класс. Если бы они были там изначально, то просто возненавидели бы этих двоих.
Конец пятого урока. Осталось два. Теперь уже семеро друзей направлялись на третий этаж, где должен был пройти урок литературы (любимый урок Семена). Так получилось, что Дима отстал от них, потому что у него развязался шнурок и он остановился, чтобы завязать его.
Поднявшись на третий этаж, он сразу из-за спешки натолкнулся на одиннадцатиклассика. Подняв глаза выше, он увидел его — своего врага.
— Смотри куда прешь! — крикнул парень.
— Я смотрю куда иду, — злобно рявкнул Дима. — Лучше очки надень, слепая курица.
Он заметил, что за спиной Егора появились его дружки: Антон и Артем. С ними он тоже не ладил, ибо они нахватались заразы от своего «главаря» (так всегда говорила Таня).
— Что, снова сопляки? — спросил Артем, а затем захохотал, обнажая тонкие и кривые зубы.
— Не вмешивайся, соплеглот! — сказал ему Дима, разозлив его.
— О, да он напрашивается! — с каким-то чувством сказал Антон. — Кому-то очень не поздоровится.
— Мамке твоей не поздоровилось, что не абортировала тебя, — Дима не унимался, подбирая самые острые, на его взгляд, фразы. Антон тоже начал запыхать.
— Только болтать горазд? — спросил у него Егор. — Ты ведь знаешь, что тебе кабзда?
— Это кому еще тут кабзда, а, мусор? — в голосе Димы слышались пресильное презрение и ненависть. — Ты, как видно, только кулаками махать горазд? Ничего больше не умеешь, неудачник?
Егор запыхтел. Если Дима и был физически слабее (однако в редких драках он очень хорошо проявлял себя), то на язык он был точеный.
— Дима! — послышался голос Олега.
Выйдя из коридора и увидев эту картину, он понял, что тут только что чуть не произошла потасовка.
— Проблемы? — Олег посмотрел на них, отчего Артем и Антон смолкли. Но Егор твердо смотрел на него, хоть и немного боялся.
— Ладно, пошли, — хмуро сказал он. — На физру опаздывать не хочу. — Перед уходом он презрительно посмотрел на Диму.
— Что-то случилось? — спросил Олег, когда они отошли.
— Натолкнулся, вот и наехал, — ответил Дима. — Ненавижу эту псину.
— Я тоже. Просто бесячая тварь.
— Ага.

Егор Фильченков был одним из самых популярных и одновременно презираемых учеников в школе. Его считали главарем плохишей и хулиганов, ибо за любые мелочи он мог неплохо искалечить любого ученика (но к девушкам он проявлял почти бесконечное терпение).
Когда ему было два года, умерла его мама. Пьяный водитель сбил ее на такой высокой скорости, что ее конечности и брызги крови летели во все стороны. Мужчину посадили на двадцать лет.
Убитый горем отец решил самостоятельно взяться за воспитание сына. Родственников и друзей, которые могли бы помочь ему, попросту не было, поэтому ему приходилось таскать сына с собой в офис, где, конечно, ему требовалось внимание, и вдовец никак не мог сосредоточиться на работе. Чтобы решить проблему, он начал оставлять своего сына у соседки — доброй женщины среднего возраста, которая за небольшую плату согласилась нянчиться с Егором. Сама она тоже была вдовой, но повторно выходить замуж она никак не хотела, потому что ее муж был из разряда «козлов»: пил, мало работал, приходил домой поздно. Во время одной очередной гулянки его зарезали и расчленили гопники. Она работала репетитором по русскому языку, но это никак не мешало ей присматривать за ребенком.
Егор сначала рос нормальным. Восемь лет он почти жил у соседки, но потом, когда отец задал ему вопрос о том, кем он хочет стать, он ответил: «Боксером!». Как ни странно, мужчине это понравилось, так что он немедленно записал своего сына в самый лучший кружок, где Егор ходил много лет. Туда его отводила та самая соседка, пока он не стал самостоятельным для этого.
Но случилось то, чего не мог предвидеть абсолютно никто: Егору все это начало нравиться. Ему нравилось не то, что он научился основам бокса, а то, что он мог причинить кому-то боль. Это послужило тем, что в школе он начал специально провоцировать драки и конфликты. Ему надоело бить обычную грушу и драться понарошку, ему хотелось настоящей битвы. Много раз он разбивал носы детям, реже — выбивал зубы. Много раз его отец приезжал в школу и беседовал с родителями пострадавшего, но абсолютно всегда он говорил одно и то же: «Мой ребенок никогда не бьет просто так. Вы получше своего малолетнего ублюдка воспитайте, чтоб не лез к нему». Бывало, что драки могли развязаться между ним и отцами побитых детей. Поскольку он дрался хуже сына, чаще влетало ему. Однако он не думал менять свою позицию. Даже тогда, когда он узнал, что Егор специально провоцировал детей. Ему за годы стало попросту наплевать, так что в школах он больше не появлялся, чем и подкрепил самоуверенность и гордыню сына.
Что касается Артема и Антона, то с ними была довольно интересная история: когда пятиклассник Егор возвращался из очередной тренировки по боксу (на тот момент он уже начал ходить и уходить самостоятельно), где-то недалеко его поджидали эти двое. Их мотивы не были известны никому, но, скорее всего, они просто хотели «поугорать» над ним. Но «угорать» стал Егор, дав Артему в челюсть и выбив зуб. Антон собирался на него напрыгнуть, но Егор ловко уклонился и прижал его ногой к земле, после чего начал щедро одаривать его лицо многочисленными ударами.
Спустя какое-то время, в класс Егора пришли новенькие. Кто именно, догадаться не трудно. Эти двое сначала никак не решались подойти и банально поздороваться. Лишь через пару месяцев они начали «подлизываться», и, как видно, это у них удалось с блеском.

До звонка оставалось довольно много времени — семь минут. Дети шумели, играя друг с другом, учителя шли к другим классам, чтобы провести очередной урок и наорать на хулиганов.
Катя, Пинки, Света, Таня и Семен зашли в кабинет, где, как обычно, было пусто.
— Снова одни, — сказала Таня.
— И что в этом плохого? — спросила Вика. — Мы же можем повеселиться.
— Свет, можно посмотреть на твою книгу? — спросил Семен.
— Конечно, — она достала гримуар и протянула ему.
— Спасибо.
Семен начал листать книгу.
— Только осторожно! — настороженно сказала Света. — Листы старые, могут легко порваться и выпасть.
— Okay, — с английским акцентом ответил он.
— Вик, — Света обратилась к ней, — слушай, а Олег — твой брат?
— Нет, — с неким удивлением ответила она. — А с чего ты взяла?
— С фамилий.
— А, это. Просто совпадение. — Она придвинулась к ней поближе. — А знаешь почему?
— Почему?
Пинки придвинулась к ней еще ближе и прошептала на ухо:
— Потому, что автор такими нас создал.
— Что?! — удивилась Света.
— Ничего, — засмеялась Пинки. — Забудь.
«Она меня пугает, — пролетела в голове Светы тревожная мысль».
Открылись двери; зашли Дима и Олег.
— С возвращением, — сказала Катя. — Где были?
— Решали мужицкие проблемы, — ответил Олег.
Все засмеялись.
— Эй, Свет, — обратился к ней Семен. — А ты сама все это читала?
— Читала, — ответила она, — а что?
— Да так, ерунда какая-то. Без обид только.
— Да ничего. Твоя правда.
Семен подошел к Олегу и Диме.
— Прикиньте, чуваки! — сказал он. — В это...
— Какой ты старомодный, — оборвала его Пинки. — Сейчас говорят «чувачелло», а не «чувак».
— Да ладно тебе, — отмахнулся он, затем снова повернулся к ним. — Там такая ерунда, чуть не заржал.
— Где? — спросил Дима.
— Да в этой книге, — он указал на одну из страниц и зачитал вслух: «Демон Ариатм — один из главных созданий Преисподней. В его владениях входят дридцать два легиона Ада...».
— Это не ерунда! — с обидой и гневом оборвала его Света. — Все это реально!
— Извини меня, конечно, — извинился Семен, — но откуда ты знаешь, что это реально?
— А откуда ты знаешь, что это нереально? — задала встречный вопрос она.
— Да кто в это поверит? Мне кажется, что название книги можно перевести как «Мрачные сказки».
— Tales truci, — с невозмутимостью сказала Света.
Все, включая Пинки, открыли рты.
— Ты знаешь латынь?! — спросила Таня.
— Тетя научила, — ответила та.
— Это ничего не доказывает, — сказала Катя. — Извини, конечно, но существование этих созданий, да и всего «духовного», крайне маловероятно.
— Атеистка? — спросила Света, на что Катя просто кивнула.

Биография Катерины Журавлевой отличается большой насыщенностью. Хоть она и была русской, родилась в Лондоне. Ее родители были очень состоятельными людьми, что позволяло им часто путешествовать по всему свету. Побывали они в очень многих странах: Норвегии, Франции, Грузии, Италии, Германии, Финляндии, Китае, Японии и так далее. В периоды летних каникул они всей семьей отправлялись в Таиланд на пару недель, однако Катя последние два года не хотела покидать город из-за друзей.
Откуда взялись эти деньги? Даже она не знала. Отец говорил, что несколько поколений подряд копились эти деньги в банке, мама же утверждала, что ее родители были хорошими врачами. Катя не могла поверить ни одной версии, так что она мучилась с вопросом очень долго.
То, что она полжизни была в других странах, помогло ей в плане языков. В школе она выбрала английский, поскольку он был для нее роднее и ближе, хоть она и знала немецкий, французский и еще некоторые языки. Английский она знала даже лучше некоторых учителей, что не мешало ей вести уроки в начальных классах.
За знание нескольких языков ее друзья любя называли ее ходячим гугл переводчиком, что ее слегка задевало, однако она сдерживала свои чувства, лишь иногда показывая свое недовольство.

— Well, — сказал Семен. — Давай проверим их существование?
— И как же? — спросила Света.
— В книге написана подробная инструкция по вызову каждого духа.
— Ты предлагаешь вызвать монстра чисто для проверки?! — ужаснулась она. — Ты вообще понимаешь что говоришь?
— Понимаю, поэтому я предлагаю вызвать одного из них.
Света опустила голову.
— Ничего ты о них не знаешь, — прошептала она, но Семен ее услышал. — Демоны бесплотны. Даже если они будут прямо перед тобой, то ты их ни за что не увидишь.
— Перестань оправдываться, — присоединилась Катя. — Не случится ничего.
Света резко подняла на них глаза.
— Ну ладно, — сказала она. — Сегодня вечером пойдем на какую-нибудь заброшку и попробуем вызвать одного из них. Только знайте, что я вас предупреждала.
— Незачем предупреждать, — усмехнулся Семен.
— Ты лучше выбери демона, которого мы будем вызывать.
— Давай этого... Секунду, — он посмотрел в гримуар, — Мутасомнера.
Света вновь ужаснулась, и все это заметили.
— Ладно, — сказала она. — Вызовем мы его.
— Покажи, — Катя подошла к Семену. — Так... «Нужно начертить защитный круг, сжечь иссохшие листья, пепел перемешать с крупной солью и насыпать все это вокруг круга. Это удерживает любого демона». Нифига, тут и защитные ритуалы.
— А ты как думала? — спросила Света. — Без круга он будет на свободе, и тогда все пропало.
— Ого, а тут еще кое-что защитное: биоматериал. «Если бросить ноготь, волосок или еще что-нибудь в круге, то демон не сможет вам навредить».
Света теперь только вздыхала от раздражения. Они читали это на скорый глаз.
— Решили уже? — спросила она.
— Да, — ответил Семен, и как раз в этот момент прозвенел звонок. — Мутасомнер. Его призвать довольно легко.
— И что там? Я не припомню.
— С помощью мела начертить круг метр на метр. В центре нарисовать шестиконечную звезду, но чтоб они не касались края круга. Их нужно соединить линиями. Между каждыми лучами нужно нарисовать какие-то хрени.
— Про круг я знаю, — сказала Света. — Я спрашиваю о вещах для призыва.
— Ща-а-ас, — Семен начал листать книгу. — «Для призыва нужно строго шесть человек. Начертите на земле круг три на три метра. Внутри круга нарисуйте шестиконечную звезду, чтоб она не касалась краев круга. Соедините концы звезды с кругом линиями. Каждый из вас должен капнуть на луч звезды капельку своей крови строго из левой руки. После этого каждый должен капнуть на свою каплю крови каплю обычного воска. В звезду положите любое насекомое, осыпьте его пеплом сухих дубовых листьев. Встаньте так, чтоб лучи указывали на каждого из вас. Все вы должны произнести заклинание по очереди против часовой стрелки, начиная с востока. Не забудьте перемешать пепел дубовых листьев и крупную соль, а затем насыпать его вокруг символа».
Он читал эти строчки со скептическим выражением лица. Все, кроме Светы, смотрели на него так же.
— И какое же там заклинание? — спросила Пинки.
— Тут не написано, — Семен начал глазами искать на странице что-нибудь на латыни. — И тут такая тавтология, что читать противно.
— Заклинания написаны на последней странице. — Хмуро сказала Света, но про тавтологию — ни слова. — Там обозначен и круг, и имя демона, которого можно вызвать этим ритуалом. — Пауза. — Слушайте, может откажемся, пока еще есть время?
— Струсила? — спросил Олег.
— Нифигашеньки, — ответила она, отчего Пинки начала хихикать. — Но нас семеро. Кто-то должен отказаться от участия.
Все начали переглядываться между собой. Света смотрела на Олега, тот — на Таню, она — на Пинки, та — на Диму. Последний на Семена, а он — на Катю.
— Я выбиваю, — сказал Семен.
— Ну уж нет! — сказала Света. — Сам предложил, вот и соглашайся.
— Да ладно вам, — вмешался Дима. — Я не буду участвовать, но буду снимать все на камеру.
— Это еще зачем? — спросила Света.
— Просто. Я не хочу, чтоб вы веселились без меня, вот и найду себе занятие.
— Эй, — возмутилась Пинки. — Веселье — моя фишка.
— Вот и веселись, а я буду снимать вас.
Уже который раз открылись двери. Уже в который раз вошла учительница.
— Здравствуйте, Дарья Дмитриевна! — как всегда, Вика поздоровалась первая.
— Здравствуй, Вика. Здравствуйте, ребята, — в отличии от предыдущих учителей, она не испугалась. — А где весь ваш класс? Опять пируют?
— Видимо, — ответила Таня.
— Ну, ничего. Начнем урок без них, а когда они поднимутся, я им устрою.
— Сурово, — сказал Семен.
— По-мужицки, — добавил Олег, рассмешила всех.
— Если б я была мужиком, я бы тут не работала, — сказала Дарья Дмитриевна. — Так, кто будет рассказывать суть «Войны и мира»?
— Я, — поднял руку Семен, даже не успев сесть за парту.
— Другого я и не ожидала, — сказала женщина. — Давай, Семен.
Он вышел к доске. В который раз уже все рассказывает, а такое чувство, что выходит на сцену. Глупое волнение, зачем оно только существует? Просто проклятье.
— Порви их всех! — внезапно крикнула Пинки, рассмешив и разогрев обстановку.

Конец последнего урока. С этим моментом не сравнится никакой другой, и все ученики всех школ это прекрасно знали. Ощущение, как будто выпустили после долгого срока.
Все семеро вместе вышли из школы. Они договорились, что перед уходом домой они немного погуляют по парку.
— Дим, — сказала Вика, — тебе попросили кое-что передать.
Она достала из кармана своей лиловой куртки очень мятую бумажку.
— Что там? — спросил он.
— Я не смотрела. Его передал мне Антон.
Тут же Дмитрий почувствовал неладное. Что же там может быть? Уж точно что-то такое, что не обрадует никого.
Взяв бумажку, он развернул его. Кривым почерком было написано: «Сигодня вечером забиваю тибе стрелку возле зоброшки у гаражей. Уж на этот рас я поправлю тебе нос (к слову, у Димы был ярко-выраженный горб на носу, который достался ему от прадеда-грузина). Твой кароль Егор».
От последнего Диму пробил истерический смех. Остальные смотрели на него косо.
— Че там? — спросил Олег.
Дима, еле начав успокаиваться, показал ему бумагу. Прочитав его, Олег тоже рассмеялся.
— Поделитесь предметом смеха? — спросила Пинки.
Олег зачитал вслух письмо, выражая интонацией грамматические ошибки. Девочки уже не смогли сдержать смех после слов: «Твой кароль Олег».
— Во придурок, — сказала Таня. — Я бы его в первый класс посадила.
— Да моя сестра и то грамотнее напишет, — сказал Дима.
— Но стрелка есть стрелка. Ты пойдешь туда?
— Конечно. Я не боюсь его, да и прибить его охота давно.
— Мы с Семеном пойдем с тобой, — сказал Олег. — Чтоб он тебя не прибил.
— Я и сам справлюсь. Не маленький.
— С ним — справишься, — сказала Катя, — но ты же знаешь, какая он крыса? Обязательно где-нибудь спрячутся эти двое, чтоб сзади напасть.
Дима замолчал. Действительно, Егору не будут чужды грязные «крысиные» приемы.
— Ладно, — сказал он. — Только если будет он один, то вы не вмешивайтесь.
— Ладно, — ответил Олег.
— Okay, — Семен.
— Ребят, — вмешалась Света. — Вы же не забыли о нашем деле?
— Не забыли, — ответила ей Таня.
— У всех листки с заклинанием? Вам нужно выучить это наизусть.
— Да.
— С заброшкой определились?
— На заброшку, где стрелу забили, — ответил Дима. — Так нам троим далеко ходить не придется.
— Хорошо.
Они продолжили прогулку, периодически шутя про «кароля». Дима был твердо уверен, что сможет одолеть Егора, если тот будет один. Если же последнему будут помогать его лакеи, то с ними быстро разберутся его друзья. Немного волнительный момент. В последний раз он дрался года два назад, но не забыл основные правила.
«Бей по самому слабому месту» — так говорил ему отец. Но он не имел в виду виски или промежности. Он мог иметь в виду все что угодно, но точно не эти места, хоть они и могли причинить адскую боль. Скорее всего, он имел в виду бить морально. Намекать на умственную отсталость противника и сбивать его с ритма — это, по всей видимости, истинное значение этой фразы, но в этом нельзя было быть полностью уверенным.
Возможно, он бы справился со всеми троими в одиночку, если бы тоже записался в секцию по боксу, но каждый день его родители пропадали на работе, и ему приходилось забирать сестру, делать домашку, убирать по дому, мыть посуду, выгуливать Дарка (черного лабрадора). Свободного времени было столько, сколько бывает пространство между атомами, то есть он был занят каждый день, и, если честно, он мечтал, чтоб родителей понизили на работе. Желание чреватое, но времени у него стало бы гораздо больше.

16:53. Поскольку была поздняя осень, было достаточно темно. Достаточно темно для того, чтобы осуществить задуманное.
Вика и Олег пришли в тот же парк, где они гуляли после школы. Все семеро договорились встретиться там, чтобы потом не бегать туда-сюда и не искать остальных.
— Видела кого-нибудь еще? — спросил Олег.
— Неа, — ее звонкий голос разносился по парку довольно жутким и резким эхом. — Но я разговаривала с Димой по телефону. Он сказал, что задержится.
— Что стряслось?
— Не знаю.
Следующие три минуты они стояли и молча ждали других.
— Всем здарова, — послышался знакомый голос.
Обернувшись, они увидели Свету.
— Еще не поздно передумать, — сказала она.
— Баек не боимся, — сказал Олег.
— Ну, как знаешь.
— Эй, народ!
Все обернулись. Это были Катя, Таня и Семен.
— Хоть все вместе пришли, — сказал Олег.
— А где Дима? — спросила Таня.
— Возится с чем-то, — ответила Пинки.
— И по закону подлости он опоздает на стопицот лет, — недовольно буркнул Семен. — Слушайте, он все равно не будет участвовать в ритуале. Может, ну его, а?
— Нарушать обещание — не мой стиль, — сказал Олег.
— Мы ему не обещали, что начнем без него.
— Не обязательно говорить «обещаю».
— Пофилософствуй тут, — сказала Катя.
Олег ничего не ответил, хотя он был раздражен.
Через пятнадцать минут уже начались недовольства.
— Да где же он?! — спрашивала Таня. — На звонки не отвечает, в ВК его тоже нет...
— Подождем, — терпеливо сказал Олег. — Если не сегодня, то завтрашний день тоже будет. Не конец света.
— Может, он испугался стрелки? — спросила Катя.
— Не мели чепухи. Этого гаденыша Егора даже муха не испугается. Единственное, что он вызывает, так это отвращение.
Теперь уже ему никто не ответил, но раздраженным не был никто.
Еще через пару минут начался «мини-бунт», но как раз в этот момент появился Дима.
— Ну наконец-то! — сказал Семен. — Куда пропадал? Забыл как ходить?
— Соседку пришлось ждать, — невозмутимо ответил он.
— Нахрена?
— Мама уехала в командировку на пару недель, а Олесю не с кем было оставить. Завтра бабушка заберет ее к себе в соседний район.
— Ну, ладно, оправдан.
— Пойдемте уже, — с нетерпением сказал Таня. — Я задолбалась тут торчать.
Они все вместе пошли к тому самому месту, где должна была быть стрелка, но прежде чем устроить «потасовку» (а там еще никого не было), они поднялись на один из этажей разрушенного многоэтажного здания. Обычно, там были только бродячие коты. Даже бездомным не хотелось оставаться там, все настолько было разрушено и сыро, что, казалось, тут само олицетворение грусти долго не задержится. Идеальное место, чтобы призывать потусторонних тварей. Этим семерым показалось так же. Никто не будет им мешать, и никому они не будут мешать. Настоящая идиллия.
Для того, чтобы приготовить все необходимое, Катя притащила железную миску. У Маруси был новый для воды, поэтому она взяла старый. Олег принес зажигалку, Пинки — дубовые листья, перекись водорода, ватные диски и иглу, а от Кати, кроме миски, они получили крупную соль. Достать сухие литься было трудной задачей: Вике пришлось ждать, пока порывы ветра не сорвут с деревьев нужное количество, а затем высушить их дома на отопление. Те, что валялись на земле, были уже неподходящими, потому что они были настолько пропитаны влагой, что после сушки они крошились. Другие листья смыло потоком воды.
Что насчет мела, так они выпросили кусочек у учителя математики.
— Круг должен быть как можно более симметричным, — сказала Света, когда Олег начал чертить на пыльном бетоне символ.
— Я не художник, чтоб так ровно чертить, — сказал он терпеливым голосом.
— Давай тогда я, — сказала Пинки. Она любила рисовать.
Олег встал с колен, повернулся к ней и молча протянул мел. Вика взяла его и принялась доканчивать рисунок.
— Давайте уже готовить защитную пыль, — сказала Катя, положив на пол миску.
Пинки молча достала из кармана куртки листья, которые аккуратно были сложены в стопку и завернуты в полиэтиленовый пакет, и протянула Кате. Последняя без слов взяла пакет, достала листья и бросила в миску.
— Ничем облить не надо? — спросила Катя. — Чтоб лучше горели.
— Ни в коем случае, — ответила Света. — Никаких посторонних вещей.
— Ладно, — после этих слов Олег поджег один листок и бросил в миску к остальным.
К их удаче, все вспыхнуло быстро.
— Они должны догореть сами, — сказала Света, смотря на огонь. — Если некоторые останутся, подожги их. Абсолютно все должно превратиться в пепел.
Повторный поджог потребовался один раз. Маленький листок догорел только на половину. Олег достал его и снова пустил в ход зажигалку. Только теперь Катя вспомнила Огонька. Причем тут он — непонятно, наверное, просто ассоциация. Тем не менее, теперь в миске был абсолютный пепел.
— Теперь насыпь туда соли, — сказала Света Кате.
Она достала маленький пакетик, наполненный крупной солью, и высыпала туда все.
— Закончила, — сказала Вика.
Обернувшись, все увидели более-менее подходящий рисунок круга. Пинки так же не забыла о символах между звездой: кружок, заключенный в более большой перечеркнутый круг (у Димы, который стоял в стороне и наблюдал за всем, это вызвало напоминание о символе Слендермена), спираль, вертикально разделенный ромб, искривленная буква «S», скобочки, сложенные таким образом, что напоминали огонек и странный узор, похожий на цветок с тремя лепестками.
— Отлично, — с тенью страха в голосе сказала Света. Она сильно боялась последствий.
Тем временем Катя хорошо перемешала соль и пепел. Оставалось только насыпать его вокруг круга.
— Этого вам хватит? — спросил Дима.
— Должно хватить, — ответила ему Света. — Теперь нам нужны иголка и свеча.
— Я все принесла, — сказала Вика, достав все вещи из кармана. — Только где нам взять насекомых?
— Да где-то здесь найдутся паучки, — сказал Олег и начал искать их.
— Пауки?! — взвизгнула Таня. — Может не надо? Ненавижу их. Давай лучше муравья или еще что-нибудь?
— Пауков боишься, а демонов нет? — недовольно посмотрела на нее Света.
— Таракашки сойдут? — спросил Семен. — Тут пара одна пробежала.
— Сойдут. Лови их чем-ни... — Света не успела договорить. Семен уже голыми руками держал одного из них.
— Фу! — фыркнула Катя. — Это мерзко!
— А мне пофиг, — ответил он. — Давайте вызывайте уже этого черта.
— Я тут, видимо, лишний, — сказал Дима.
— Не лишний нихрена. Давай снимай весь этот бред на камеру.
— Нахрена?
— Как нахрена?! Ты ж сам сказал, что будешь снимать.
— Блин, точно, — он достал телефон.
— Прямо щас не снимай. Когда начнем, тогда записывай.
Дима только кивнул.
— Давайте уже приступим, — сказала Катя.
Первой была Пинки. Она продезинфицировала иголку с помощью перекиси водорода и продырявила себе левый безымянный палец. На первый луч упала одна капля крови.
— Запомните где ваша капля, — сказала Света. — Иначе ничего не выйдет.
Катя была второй. Она с опаской взяла иголку, которую Пинки успела продезинфицировать. Зажав нижнюю губу зубами, она проткнула себе палец, еле сдержав визг. Упала вторая капля на второй луч.
Таня тоже не особо жаловала уколы и анализы, но все равно проткнула палец и капнула кровь на третий луч.
Олег все сделал быстро и невозмутимо, как и Света.
— Жука не подержите? — спросил Семен.
Олег взял полиэтиленовый пакет и протянул ему. Через секунду жук барахтался в там.
— Не боишься уколов? — с ухмылкой спросила Света.
— Очень, — и с этими словами он почти вогнал иглу себе в палец. Шестой луч был помечен.
— Не сдохни, — сказал ему Олег.
— Не волнуйся, тебя переживу.
Все семеро засмеялись.
— Теперь воск, — сказал Света и взяла у Пинки свечу. — Все запомнили, где их капля.
— Да, — в один голос ответили все.
— Пинки, ты первая.
Вика взяла свечу и зажигалку.
— Нужно капать в той же последовательности, что и кровь? — спросила она у Светы, на что та молча кивнула.
Это заняло секунд тридцать-сорок. Почти все было готово.
— Биоматериалы, — Света вырвала у себя волосок и положила его на свой луч. — Они не должны прикасаться.
Все начали вырывать у себя волосы. Парням не пришлось париться, что они соединятся, но вот у девушек возникла проблема. Им пришлось немного «сложить» свои волоски.
— Почти готово, — теперь в голосе Светы, что странно, звучала радость. — Осталось только насыпать вокруг защитную пыль.
— Без проблем, — сказала Катя, взяв миску с содержимым.
— Аккуратно сыпь, а то не хватит.
— Ладно.
— Даже самой тонкой линии будет достаточно. Не обязательно, чтоб кусочки соли были соединены.
— Я поняла.
Через пару минут все было готово. Катя немного нервничала, что всего этого не хватит, но ее волнения были напрасны, ибо пепел остался в миске (соль закончилась, но никто этого не заметил).
— Теперь положите таракана в центре звезды, — сказала Света. — Только для начала убедитесь, что он жив.
Олег взял пакет. Таракан шевелил лапами, что говорило о том, что он еще не откинул копыта.
— Мерзость, — сказала Катя, когда Олег взял насекомое голыми руками и положил в центре.
— Переверни его, — сказал Дима, которому явно надоела эта ересь. — Тогда он не свалит.
Олег послушался и перевернул таракана на спину. Последний теперь лежал на спине и шевелил своими лапками. Он напоминал миниатюрную черепашку, которая нечаянно перевернулась и теперь не могла встать. От вида шевелящихся лапок у Тани побежал холодок по спине.
— Осыпь его пеплом, — сказала Света Кате. — Скорее.
Она взяла горсточку пепла и посыпала им насекомое.
— А этого хватит? — спросила она у Светы.
— Вполне, — ответила та. — Теперь стойте к своим лучам. — Она повернулась к Диме. — Посмотри по компасу, на чьей стороне восток.
Он быстро открыл на телефоне компас.
— На твоей, — сказал он через три секунды.
— Во автор дает, — хихикнула Пинки, но на нее не обратили внимание.
Света начала читать заклинание:
— Incipiens a plaga orientali usque ad eos, propter quod obsecro vos Mutasomner. Hoc veni in mundum, et ædificem festum infernum a daemonibus. Pogrom locus enim satanas.
— Ita, veniet potestas tenebris, — сказала Пинки.
— Ita, veniet potestas tenebris, — повторила Катя.
— Ita, veniet potestas tenebris, — Таня.
— Ita, veniet potestas tenebris, — Олег.
— Ita, veniet potestas tenebris, — Света.
— Ita, veniet potestas tenebris, — Семен.
Дима начал снимать в тот же момент, когда Света начала произносить заклинание. В помещении становилось холодно, а на улице — ветрено. Таракан в круге перестал барахтаться, а свет, который излучали уличные фонари и отлично все освещали в помещении, начал становиться блеклым.
Никто не решался сказать что-нибудь, но всем так и хотелось сказать Света: «Ха! Твой ритуал — говно! Все, что ты делала — говно! Нифига это не работает, так что не мели больше такой ерунды!».
Вдруг все заметили, что таракан, который, как им казалось, умер, начал снова шевелить лапами, а через секунды он начал надуваться и вздуваться, вздуваться и надуваться. Это, как могло показаться некоторым, могло продолжаться вечно, пока таракан не лопнул с довольно громким для такого мелкого размера хлопком. Все пришли в ужас.
— Неужели... — пронеслась в голове Кати мысль. — Неужели получилось?!
Случилось то, чего не предвидел никто: через разбитые окна, которые нечем было заслонить, ворвался ветер. На улице резко поднялся чуть ли не настоящий ураган. Сквозняк сдул почти весь круг соли и пепла. Света от ужаса побледнела моментально.
— Бегите! — во всю глотку крикнула она.
Остальные, не сообразив что происходит, инстинктивно кинулись за ней. Все, кроме Димы. И это они заметили, когда начали спускаться вниз.
— Дима! — крикнула Катя. — Он отстал от нас!
— Нужно спасать его, — сказал Олег. — Вы идите, а я вытащу его!
— Нет! Стой! — остановила его Света. — Это очень опасно. Мы пойдем с тобой.
— Я не могу рисковать вашими жизнями. Быстро уходите!
— Я одна знаю, как можно прогнать демона. Я не могу допустить, чтоб он остался в нашем мире!
Не дождавшись ответа, она побежала наверх, прижимая к себе гримуар. Олег не стал останавливать ее, но побежал вслед за ней. То же самое сделали все остальные.
— Дима! — с криком вбежала Света. — Дима, ты как?
Он держался за живот и одной рукой опирался о стену.
— По...мо... — он не успел договорить.
Его глаза начали закатываться. Казалось, что теперь он видеть свой мозг. Тело начало биться в судорогах, словно его непрерывно били током. Он начал издавать нечеловеческие звуки, и это до безумия напугало Свету. Она обеими ладонями закрыла рот, чтоб не закричать, а из глаз ручьями шли слезы.
— Света! — с криками ворвался Олег. — Боже, что это?!
Тем временем Дима начал совершать резкие движения во все стороны. Складывалось впечатление, что внутри него сидит нечто, пытающееся вырваться. Изо рта пошла струйка крови.
Прибежали остальные четверо. Они были потрясены не меньше, чем Света и Олег.
— Что с ним?! — кричала Катя. — Что с ним, Света?!
Дима упал без чувств. Сначала все боялись к нему подойти, но Олег решился сделать это первым.
— Дима? — он начал трясти его с некой опаской. — Ты слышишь меня?
Он взял руку, чтобы проверить пульс. Он был, к счастью.
— Он живой, — сказал Олег.
— Света, что за хрень только что была?! — не унималась Катя.
— Я... я не знаю...
— Ребята, — Олег приблизился к ним на шаг. — Нам нужно убираться отсюда. Мы с Семеном доставим Диму в ближайшую больницу. Никому о случившемся мы не расска... Почему вы на меня так смотрите?
Они смотрели не на него. Они смотрели на то, что было сзади него.
— Вызывали меня? — послышался Димин голос.
Обернувшись от испуга, Олег увидел Диму, который злобно ухмылялся, смотря на него рубиново-красными глазами.

Категория: Страшные рассказы

<
  • Публикаций: 14
  • Комментариев: 122
  • ICQ: --
9 ноября 2018 21:38

Зайчег

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 7.11.2015
 
Хорошо.
Но слишком затянуто.
Устал лапой страницу листать.

<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ: --
14 ноября 2018 19:32

Olga

Цитата
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 
Очень хорошо , но не страшно


Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: