Страшилка » Страшные рассказы » Дом Святой Ксении

 
 
 

Дом Святой Ксении

Автор: Дочь Вождя от 11-01-2019, 14:49

Всем, в том числе, и Каролине, поставили крестик на щеке.

Из этого ужасного места дети выезжали долго. Это было что-то среднее между детдомом и концлагерем: взрослых тут не было, только персонал, а детей мог взять каждый желающий богатый человек. Но перед приездом Святой Ксении все дети приводили себя в порядок. Несмотря даже на то, что Ксения брала только измученных детей, которым уже даже не хватало сил на обычную гигиену. Всем, кого забирала Ксения ставили крестик. Обычный маленький крестик, татуировка. Он говорил о том, что ребёнок принадлежит теперь только этой прекрасной женщине.

Это были настоящие кареты: с крышами и прекрасными украшениями. На них из дерева вырезали диковинных птиц, а внутри, на небольшой скамье сидела наблюдающая: это всегда были темноволосые девушки с чёрными глазами. Никто не знал, зачем Ксения набирает именно такие женщин, но были не против: смотрелось красиво, да и карету не спутаешь. Извозчик тоже был темноволосым, и среди всех этих людей единственной отличавшейся была Святая Ксения: светловолосая, в пышном белом платье и голубеньким платочком, завязанный на шее.

Сегодня она взяла десять детей: пять мальчиков и пять девочек. Из девочек Каролина знала только Агату и Лину: двух девочек, которых постоянно избивала недовольная воспитательница. Они выглядели как дикие звери, но при этом девочки тоже старались прихорашиваться: они усердно замазывали красками синяки, но не получилось: по всему телу теперь были то светлые, то тёмные пятна краски. Святой Ксенией они восхищались уже очень давно: с самого детства им говорили, что это красивейшая в мире женщина, так как просто ухоженных людей они никогда не видели, то беспрекословно верили и боготворили Ксению. Хотя действительно было за что.

Кареты приблизились к огромному особняку. На самой его крыше был крест, но не обычный, а крест семьи Ксении: словно знак умножения, скажем так. Он украшал абсолютно все вещи владелицы, даже браслеты и серьги. Детям помогли выбраться из карет, но повели в какой-то небольшой сарайчик: он был белый, рядом с ним стояли две женские статуи. О таких рассказывала когда-то их воспитательница: она путешествовала по свету, пока не клюнула на огромные деньги, обещанные новой работой. Всё около этого сарайчика выглядело роскошно и невероятно. Рядом был прудик с чистой водой, около которого на жердях восседали цветные птицы, поющие прекрасные песни. Золотые плиты лежали дорожкой во все здания. Параллельно дорожкам стояли лавочки: чистые и целые. В прошлом доме Каролины такого никогда не было: лавок там было мало, все сломались и скрипели, когда садишься. Также их всех покрывал приличный слой грязи. Ужасное зрелище. Но далее открывались сады с самыми сочными яблоками. Дети, воспитанные правилом «бери пока дают» не теряли времени и собирали их с земли. Девочки прятали их в грязные подолы, а мальчики расталкивали в карманы, которые уже отрывались от их грязных и рваных шортов.

Вот они и вошли. Здание изнутри выглядело больше, нежели снаружи. Оно делилось на две части: в первой части детей обследовали на различные болезни, а вторая — душ. Врачи здесь отличались от женщин в каретах: они были рыжие. Абсолютно все. Носы их украшали веснушки, а одеты они были в белоснежные халаты. Святая Ксения, видимо, не следовала за новыми воспитанниками, но зато дети увидели старых знакомых. Каролина здесь потерялась: грязные подобранцы смешались в толпе чистых детишек, в здании поднялся гул. Но вскоре, вышла какая-то женщина. Нет, это точно была не Ксения. Тёмненькая, в чёрном недлинном платье. Такие вообще редко видели. Обычно если платье — то до пола. Она громко кричала и била плетью тех, кто бегал. Мимо Каролины плеть прошла, но та прекрасно понимала, что женщина могла передумать. От каждого её взгляда дети вздрагивали и не дышали.

Вскоре забрали детей с видимыми заболеваниями, а других отвели по раздевалкам. Это было первым мигом, когда мальчиков и девочек разделили. Но так было намного уютнее, поэтому Каролина не жаловалась и была очень рада. Их рваную одежду забрали, дети ждали, пока их выведут в какую-нибудь ванную, но прямо здесь, в раздевалках, их облили тёплой водой и дали мыло. Из душа пошла регулируемая вода, многие из детей обожглись по своей глупости, ведь им никогда не давали регулировать воду: она всегда текла холодная в их прошлом доме. Ледяная вода служила отличным поводом простудиться, но даже больных детей заставляли трудиться. Вскоре, им принесли другую одежду: всем дали длинные пижамные штаны и тёплые кофты, а на них набросили капюшон. От одежды пахло цветами. Видимо, сушили где-то рядом, с клумбой. Мелочь, а приятно...

Каролину поселили в комнате 203. Там было ещё четыре девочки, но более взрослые. Одна из них читала книгу, пока другая убиралась.
— Грейс! Поднимайся и бери в руку метлу! — простонала уставшая девушка, которая оттирала с усилием мебель.
Грейс, погружённая в чтиво не сразу заметила пришедшую Каролину и обращающуюся к ней девицу.
— Почему? Сейчас очередь Роксаны...
— Очередь Роксаны была неделю назад, если ты забыла. А сейчас — берись за уборку! У нас тут гости, а живём как будто в свинарнике.
— Ах, гости! Обожаю гостей! — Грейс вскочила и приобняла пришедшую Каролину. — Как тебя зовут, солнце?
— Она, конечно, мелкая, как мышь, но это не повод тискать бедолажку. — Девушка с метлой поздоровалась с Каролиной и усадила на собственную кровать пришедшей.
— Я - Каролина, я из... — она ненадолго замолчала, — Из Лигнума, рокового «леса».

«Лигнумом» называли её старый дом. Это «лес», если переводить с латинского, поэтому иногда это название заменяло «роковой лес», а детей, заблудившихся в нём — «заблудившимися». Дом Анастасии был чем-то похожим, но детей там держали не в целях эксперимента: весь этот дом был огромным домом престарелых, где старикам детей давали как кукол для удовлетворений своих потребность, в качестве груш для битья, уборщиц или просто немых слушателей.

— Ах, бедняжка. Меня Святая Ксения нашла у моста: родителей у нас с сестрой не было, стало тяжко и я не могла этого терпеть. За секунду от рокового шага она остановила меня и посадила к детям из Лигнума и дома Анастасии. Знаешь, у нас в городе детей таких редко видят: они на закрытой территории, а когда я увидела тех замарашек, которые рыдали не понятно из-за чего, сердце сжималось, — поделилась воспоминаниями Грейс. — Кстати! Эта милая, но до икоты надоедливая девушка - моя сестра Руппрехта.

Руппрехта сделала поклон и продолжила протирать мебель дальше. Каролина, проявляя дружелюбие, взяла метлу и начала подметать. Грейс поблагодарила Каролину и пошла читать дальше. Пыли здесь оказалось и впрямь много: видимо, тот кто занимался её уборкой сильно отлынивал от работы, потому что постоянно вверх поднимались серые облачка, а Каролина громко чихала. Грейс же не обращала внимания: уткнувшись в книгу, ей стало наплевать.

— Эх Грейс! — тяжко вздохнула сестра. — Заставила убираться маленькую, непривыкшую девочку.
— Если тебе просто хочется, чтобы она тебе помогла, просто попроси, — негромко сказала Грейс, не отрываясь от книги.

Весь день Каролина привыкала к новой компании, прибиралась и просто наслаждалась жизнью. Но ужин был лучшим моментом — тогда давали вкуснейшее мясо и пюре, а рядом стоял какой-то салат. Перед сном давали булочки. На ужине Каролина впервые увидела третью обитательницу комнаты — Роксану. Она оказалась очень нервной.

Ложились спать все быстро, в особняке стояла давящая тишина. Обычно, в корпусах Лигнума никогда не было тихо: невоспитанные мальчишки прыгали по кроватям, играли в какие-то странные игры или просто орали непонятные слова из-за стремительно развивающийся шизофрении. Все в Лигнуме больные и Каролина это знала. И мальчишки, и девчонки. Все они страдали тем, что их никто никогда не любил, что им постоянно вкалывали что-то и наблюдали за их мучениями, они просто были подопытными крысами. Но всем было наплевать: воспитатели жили в отдельных корпусах, в которых всегда было тихо и не воняло дерьмом.

— Спокойной ночи, — прошептала Руппрехта, выключая светильник. Грейс всё также читала книгу, даже не глядя на засыпающих. — Грейс!
— А? — «проснулась» девушка и откинула книгу. — Надзирательница идёт?
Она мигом легла, спрятав книжонку у себя под одеялом.
— Кто такая «надзирательница»? — спросила Каролина. — И где четвёртая соседка по комнате?
— Надзирательница — женщина, которая не даёт никому громко разговаривать и беситься, — ответила Роксана. — А Люци скоро должна придти. На неё нельзя смотреть, она... жутко стеснительная, скажем так.
— Ладно... Тогда — спокойной ночи! — улыбнулась Каролина и накрылась одеялом с головой. Впервые в жизни было так тепло и уютно. Корпуса в основном были грязные и пустые, а здесь же — наоборот. В комнату внезапно постучали.
Все легли и закрыли глаза, боясь пошелохнуться.

— Я слышала голос.
Фигура вышла из-за двери и прошла в центр комнаты. Это была стройная, подтянутая женщина, с каким-то недобрым блеском в глазах. Она прошла мимо кровати.
— Помните, я вам рассказывала про Альберта? У нас же тут... новенькие? Не слышали? — задала вопрос Надзирательница.
— К-кто такой Альберт? — с дрожью в голосе спросила Каролина, смотря на затемнённое лицо женщины.

В комнате вновь воцарилось молчание. Руппрехта со злобой посмотрела на любопытную Каролину. Казалось, пропали вообще звуки. Весёлый хор кузнечиков, звуки проезжающих повозок, ночных птиц... Было слишком тихо и эта тишина сводила с ума.

— Альберт, моя дорогая, это мальчишка твоих лет, — начала Надзирательница. — Он был странным мальчиком: с белыми волосами и зелёными, даже изумрудными глазами. Он никогда не спал ночью. Просто смотрел в потолок, наблюдал за причудливыми тенями из окон. Вслушивался в звуки за стенками. Альберт не слушался Надзирательницу и...
— Довольно.
Роксана поднялась на ноги и посмотрела прямо в глаза Надзирательницы. Все остальные на неё смотрели с ужасом и печалью во взгляде, но Роксана держалась непоколебимо. Смотрела прямо в душу женщины.
— Вы думаете, нам нравится ваш рассказ?

Тут же Роксана получила плетью по лицу и свалилась на пол от удара. Звук шлепка оказался очень громким и разорвал тишину. Надзирательница пнула несколько раз Роксану и пошла к двери. Но остановилась и слегка повернула голову.

— А потом, Альберт умер. В одну из ночей. У него изо рта пошла пена, как в море, а глаза налились чёрным, стали стеклянными. Он упал с кровати и задёргался. А когда пришла Надзирательница он уже спал. Заснул.

Женщина вышла из комнаты, закрыв за собой дверь. Каролина тихо встала и направилась к Роксане. Но Роксана...

Изо рта Роксаны шла пена, как в море, а глаза налились чёрным и стали стеклянными. Каролина отшатнулась и прыгнула на кровать. Ужас сковал её сердце, но две остальные девочки сидели в тишине, не обращая внимания на лежащую Роксану.

— Нельзя слушать рассказ про Альберта. Надзирательница — ведьма и это только дураку не ясно. Ей уже пятьдесят с лишним, а она выглядит моложе тридцати, из-за неё дети падают и плюются пеной... Она ужасный человек. Люци скоро придёт, ты должна спать. А когда Надзирательница придёт второй раз — Роксана уже будет спать. И ты спи, — прошептала Грейс и отвернулась. Руппрехта даже заплакала.
— Это похоже на Лигнум... — совсем тихо прошептала Каролина и отвернулась к стенке.

Не поворачиваясь, она просто слушала звуки за дверью. Полное молчание. Ни единого звука. Роксана лежала на полу, а потом внезапно открыла очи. Краем глаза это заметила Руппрехта, которая негромко подозвала новенькую. Повернувшись, она увидела, как Роксана встаёт на шатающиеся ноги и встаёт. Из-под её ногтей сочится алая кровь, она капает на землю, а из глаз вылезают какие-то странные силуэты. Они поднимают глазное яблоко, как будто «открывают дверь», вылезает две тени и кладут глаза обратно. Тени воняли гнилью и морем: тёплым и солнечным. Они были без глаз — просто силуэты двух людей. Те странно дёргались, пытаясь танцевать, а потом устали и присели.

Тик-так.
Часы, купленные Руппрехтой почему-то стали работать. Они ещё никогда ни показывали правильного времени и не били в полночь. Внезапно зашелестела снятая мантия Грейс, а уличная одежда Роксаны зазвенела монетами. Всё вокруг приобрело звук. Но у Каролины ничего не было, поэтому всё было тихо. Но никто не пытался остановить громкие часы или хотя бы посмотреть, почему над землёй левитирует мантия. Тени танцевали свой бесовской танец, но всё успокоилось вмиг, когда снова постучали в дверь.

Стало вновь тихо. Надзирательница вошла в комнату и оглядела. Увидев две тени, она взяла их на руку и те растворились в ней. Тогда она уже сама взяла свои глазные яблоки и «впустила» теней в свой «дом». Поставив их на место, Надзирательница молча ушла. Все вокруг спали. Но тут же раскрылось окно, и в комнату влетела девушка. Видимо, та самая «стеснительная Люци».

— Она ушла, Каролина? - спросила с надеждой Люци.
— Да. Мне сказали на тебя не смотреть.
— Это Надзирательница им внушила. Но эта старуха уже ушла и сегодня ночью не вернётся. Пойдём в сад?
— Я боюсь Надзирательницу. Она - ведьма.
— Как хочешь... Одной неинтересно, а мальчики — такие же трусы как и ты. Ладно, сегодня я буду спать.
Люци сделала сонный вид и потянулась.
— В сад, говоришь?
— Я знала, что ты согласишься! — Люци радостно взяла приподнявшуюся на локтях Каролину за руку и вылетела в окно. Со второго этажа удар должен был быть болезненным, но они спустились по стене. Посмотрев в окно из коридора, та заметила, что Надзирательница обошла всех на втором этаже.

Ночной сад был прекрасен. На ветвях сидели совы, а их грубые голоса поглощала ночь. Шелестела трава, тихо шумела вода в пруду. В небе загорались белые звёздочки, смотрели на землю, будто миллионы маленьких глаз. Но как-то странно это было — словно паучиха, Люци взбиралась по стене на крышу. Её ногти превратились в настоящие когти — чёрные и острые цеплялись за кирпичи. Каролина держалась за ногу девушки, зажмурив глаза.

— Давай, взбирайся, толстячка! — весело пропищала Люци.
Каролина перевалилась через небольшую преграду на крыше и села на площадку.
— Как у тебя так получается? — спросила Каролина и удивлённо вытаращила глаза.
— Ну, понимаешь... Мы с тобой чем-то похожи. Я тоже была в Лигнуме и была целым «проектом». Проект «Люцифер». Мой врач поклонялся дьяволу и хотел себе маленького «дьяволёнка». Меня пичкали лекарствами и даже пришили крылья, но те давно разложились, как труп. В общем, думаю, ты слышала.
— Нет, но это невероятно!
— Спасибо. На самом деле — ужасно. С тех пор у меня выпали все волосы до единого! — девушка почему-то засмеялась и приподняла выданный ей парик. Он был золотистый, с толстыми косами, заплетённые в красные бантики.
Но тут же раздались шаги.
— Надзирательница? Или просто подметают крыши? — прошептала Каролина.
— Прячься! Я не знаю кто это, но ничего хорошего не будет, чувствую!

Тут же на крыше появилась фигура. Нет... Не Надзирательница. Это была высокая фигура с выгнутым позвоночником. Она выгнулась так, что могла коснуться всей ладонью земли. Оно подсвечивалось и шагало по крыше. Вскоре, за ним вышли и другие.

Фигуры проходили мимо убежища двух девочек — это была коробка из под булочек. Они там спрятались, подглядывая через щель. Внезапно коробку сдуло. Либо какая-то из тварей снесла её ногами. Люци заметили сразу, она закричала и бросилась бежать. Но её поймали. Твари схватили её за руки и за ноги и стали тянуть. Некоторые из тварей стали рвать незащищённый живот и высасывать кровь. Крики прокатились по всему саду. Мгновенно они порвали девушку. Из её живота вылезли внутренности, которые начали поедать эти твари. Девушка тряслась и ещё не умерла. Тогда одна из тварей наступила ей на голову и слетела вниз. Чёрная туша распласталась внизу, от неё пошли лужицы крови. Но девушку продолжали есть, съедая её кожу.

Вскоре, существа ушли. Самое высокое из них ушло в последнюю очередь, а на крик сбежались воспитатели и Надзирательница. В конце концов, они нашли Каролину и увидели труп Люци, но через час Каролина уже заснула из-за «заклинаний» Надзирательницы.

Проснулась она в холодном поту. Было непонятно — сон это или нет. Возможно, это правда, но за окном уже не лежало тело, а девочки даже не слышали криков. Роксана прекрасно выспалась и чувствовала себя так же хорошо. На завтраке им давали кашу с изюмом, которая очень понравилась. Её предупредили, что Надзирательница решила сменить причёску: она была светленькой и всегда ходила с распущенными короткими волосами. Та подмигнула Каролине, но её причёска...

Это был золотистый парик, явно отличающийся от цвета её волос с толстыми косами, заплетённые в красные бантики.

Категория: Страшные рассказы

Понравилось? Сделай перепост!
<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ: --
12 января 2019 02:12

ЖИЗА

Цитата
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 
Читабельность. Автор молодец
Читабельно. Автор молодец

<
  • Публикаций: 1
  • Комментариев: 80
  • ICQ: --
12 января 2019 04:53

Ангельская Пыль

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 1.01.2019
 
История хороша. Минусов нет, ошибок не увидела. 5.

<
  • Публикаций: 32
  • Комментариев: 153
  • ICQ: --
12 января 2019 15:56

Дочь Вождя

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 5.05.2018
 
Большое спасибо

<
  • Публикаций: 17
  • Комментариев: 1566
  • ICQ: 251087285
18 января 2019 19:34

Ацкий Ангил

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 28.04.2014
 
ничего не поняла. что за существа? их из детей фабриковали?? с надзирательницей тоже не могу въехать в чем фишка. может конечно стОит перечитать, но вдруг автор объяснит сам что там происходило? заранее спасибо


Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: