Амулет тайн

Автор: Alonso от 1-04-2022, 13:09

Она должна была всю жизнь стирать пыль с артефактов, но один из них изменил всё. Теперь она не студентка исторического факультета, а Верховная жрица в Древнем Египте. Но сможет ли почёт и богатство дать ей то, что она хочет больше всего — быть счастливой? Быть собой?

Серия 1

Кровь. Яркая, горячая, стекала по моим рукам. Подол жреческих одеяний окрасился в алый. Пальцы дрожали. Я не верила, что это происходит со мной. Я не верила, что это было реально.
— Фараон мёртв! — воскликнул Отта, зло кривя лицом. — Схватить убийцу!
С двух сторон меня подхватила стража и рывком подняла на ноги.
— Ай! — воскликнула я от резкой боли, ещё толком не осознавая, что я нахожусь в теле Мины.
Теперь фараон лежал у меня под ногами. Я глядела в стеклянные глаза и просто столбенела от ужаса.
"Минуту назад он был ещё жив! Не могу смотреть".
Я отвернулась и столкнулась взглядом с Нармером. Столько боли я ещё не видела.
— Как ты могла? — грустно добивал он.
— Это не я! Я хотела помочь! — мой взгляд метался, понимая, что ничего доказать не смогу.
— Уведите её. — зло прошипел Нармер, даже несмотря в мою сторону. — Отец...
Он упал перед телом на колени. Стража тащила меня прочь, и с каждым шагом я чувствовала, как рушится моя едва наладившаяся жизнь.
— Нет! — воскликнула я, невольно препираясь. — Нармер, поверь! Я бы ни за что! — ртом ловлю воздух, так и не успев закончить, и тут сверкнуло осознание: Я поняла, это сон. Просто кошмарный сон.
— Это реально. — подметил презренно Отта.

Глава 1. Сон фараона

"Раннее. Наши дни"

"Милая! Сладкая! Котик!" — телефон жужжит уже третий час, но выключить его я не могу. Сегодня должен поступить важный звонок. Пропустить его — как сжечь миллион собственными руками. Как всё не вовремя! Тони, забыв об уже отправленных SMS, писал снова и снова.
"Ты что обиделась? Обиделась, да? Зайчик, не молчи!"
Я не отвечу, не отвечу. Ни за что не отвечу. Меня бесили его сообщения. Меня бесил он сам. Я уходила в свои мысли понимая, что мне не о чем с ним разговаривать. Он фальшивый, как манекен. Он не тот, за кого себя выдаёт на самом деле. Подпирая голову руками, я раздумывала обо всём, даже не сразу заметив новое уведомление, пришедшее на мой телефон.
Неизвестный: "Знаешь, мы с Тони долго целовались под луной, а потом он отвёл меня в отель и..." В ответ я уже привычным движением заблокировала незнакомый номер. Я не схватила телефон и не начала писать Тони, я не уткнулась головой в руки, хоть и понимала, что вряд ли это остановит Ингу надолго. И откуда у неё столько номеров? Однако сообщения от Тони лились бесконечным потоком. Хотела было и его заблокировать, но каждый раз палец замирал над волшебной кнопкой. Я не могла её нажать. Было тихо, слышался шелест дождя, и лишь звон оповещений заставлял вздрагивать в темноте.
— Спокойно. — проговорила я, тихо выдохнув. — Рано или поздно им надоест.
Позади раздался шорох. Я хотела обернуться, но телефон в руках пиликнул.
"Ты же знаешь, я люблю только тебя. Давай в наш любимый ресторан сходим? Поговорим, решим всё, как взрослые люди. Буду через час".
Чёрт. Только этого не хватало.
"Я не хочу тебя..." — дописать я не успела. Телефон задрожал и высветил входящий вызов — сердце замерло. Руки действовали быстрее головы: я подняла трубку.
— Йельский исследовательский центр? — удивлённо вопросила я.
— А? Нет. Джес! — откликнулся с того конца знакомый голос.
— Профессор, вы?
— Джес, разберись с артефактами и подготовь мумию к экспозиции. Меня сегодня не будет.
— Опять? — устало и одновременно удивлённо выпалила я, потирая одной рукой высохшие глаза, которые стоило бы умыть. Нужно было сказать, что я сегодня занята, но из трубки уже доносились гудки. Я мысленно выругалась одним лишь словом "Чёрт!", понимая, что и сегодня торчать до полуночи. Из-за этого Тони и начал изменять. Тони... Он скоро придёт! Я не хочу его видеть. То, что я провожу с ним меньше времени, не повод для измены. Решено. Я выскажу ему всё, и это станет точкой в наших отношениях. И в этот раз мамины обмороки меня не переубедят.

Лампа на столе заморгала, послышался вой ветра. Дождь стал сильнее. На тусклом экране высвечивались цифры: 22:33. Уже поздно. Пора признать: они не позвонят. Йельский исследовательский центр организовывал экспедицию в Египет. Глупо было надеяться, что они возьмут и меня. Я посмотрела на стол. При мыслях о предстоящей работе внутри всё сжалось. Я хотела искать артефакты, а не отряхивать их от пыли. Моя жизнь — полный отстой. Но в ней есть хоть что-то, что я люблю. Я решила подойти к мумии. Поверить сложно, она жила более пяти тысяч лет назад! Тогда даже Египет делился на два царства. Судя по надписям из гробницы, это Верховная жрица Нехбет — хранительницы власти фараона. Я продолжала вглядываться в мумию, в это иссохшее тело, в её сложенные со смирением руки. Я смотрела и, казалось, видела её прежнее лицо. Я видела себя. Б-р-р. Поёжившись, меня передёрнуло. Резко зажмурившись, и открыв глаза, смахнула наваждение. И тут заметила ещё одну деталь — тёмное пятно на груди мумии.
— На ней был амулет. — полушёпотом произношу я, осматривая. — Где-то я его видела. Я подошла к столу. Последняя экспедиция была богатой на находки. Все эти артефакты нужно было подготовить для новой выставки в Египетском зале. Здесь были глиняные горшки, статуэтки кошек, браслеты. Но едва я заметила амулет, забыла обо всём остальном. — Вот он!
Аккуратно взяла его в руки.
"Я читала о нём в записях из экспедиции — настоящая жемчужина любой коллекции. И честь владеть им выпала нашему музею! Но почему амулет сняли?"
Я осмотрела стол в поисках подсказки и, как назло, профессор ничего не оставил. И всё же я решаюсь вернуть артефакт хозяйке. Только я хотела повесить амулет жрице на шею, как остановилась. Камень искрился на свету. Чем дольше я на него смотрела, тем меньше хотелось выпускать амулет из рук.
— Ничего же не случится, если я надену его? — слова сами вырываются из моих уст и, словно подбадривая, глаза грифа сверкнули. Застёжка легко открылась и так же легко защёлкнулась на шее. Холодный металл коснулся груди, по телу поползли мурашки. На секунду показалось: то, что я делаю — неправильно, но было поздно. Амулет сверкнул. Я тонула в красках, пока издалека не услышала голос.
— Мина! — позвал Нармер.
И хотя имя было не моё, захотелось откликнуться.
Голос повторил:
— Мина!
Пятна перед глазами медленно растворялись, и я увидела очертания лица.
— Мина, что с тобой? — обеспокоенно спросил мужчина, и по взгляду было заметно, что ему не всё равно.

"Древний Египет"

"Он так близко!" — проносится в моей голове. Я замерла, не отрывая от него свой взгляд. Его глаза. Он нежно коснулся моих волос и убрал прядку с лица.
— Всё хорошо? — заботливо спросил он, однако обеспокоенные нотки всё же читались в его голосе.
"Какой голос нежный. Хочу услышать ещё раз!"
Он одарил меня лёгкой, едва заметной улыбкой, но он молчал.
Тогда я ответила:
— Я в порядке.
Нармер протянул руку, помог встать и придержал, когда голова снова слегка закружилась.
"Выглядит прямо как фараон". — удивлённо подметила я. — Должно быть это сон, слишком похожий на реальность, и вести себя по-другому не хочется".
Я решила для начала спросить: "Где я?". Я осмотрелась, помотав головой из стороны в сторону. Впервые вижу это место! Но всё так знакомо.
— Как долго ты не покидала жреческую обитель, что теперь не узнаёшь дворец? — мягко поинтересовался голос позади меня.
Я решила спросить: "Что произошло?".
— Мы говорили, и вдруг ты встала оседать, а твой амулет светиться. У тебя было видение? — помимо интереса, в взгляде Нармера читалась и обеспокоенность.
— Видение? — удивлённо повторила я, из-за чего мои брови приподнялись. Я решила не отвечать, и закончить с вопросами, поблагодарив его за помощь.
— Мина, с тобой всё в порядке? — в этот раз я не смогла прочесть то, что выражал его взгляд.
— Я не...
Не успела договорить, как в коридоре послышался шум. Двери распахнулись, и поток людей хлынул в комнату. Вот зал был пуст, а вот забит. Секунду назад было тихо, а сейчас от шума болит голова. Кто-то толкнул меня, но тут же в испуге упал на колени.
— Простите, госпожа! — быстро протараторил слуга, явно испугавшись.
"Что происходит?"
Хотела спросить незнакомца, но он уже пропал. Вместо него на меня с усмешкой смотрел другой мужчина. Его взгляд выдавал заинтересованность и одновременную язвительность.
"Одет как жрец. Давно мне не снился Древний Египет".
— Наконец нашла своё место? Среди рабов и черни. — хмыкнул тот, изгибая бровь.
— Отта! Твоё поведение неприемлемо. — причитала ему некая красавица.
Жрец слегка склонил голову и примирительно ответил: — Прошу прощения, Ваша светлость. Я как раз собирался проводить Верховную жрицу на её место. — Отта снова усмехнулся и кивком показал следовать за ним. Думаю, мне нужно поблагодарить Шамиз. Я кивнула Шамиз.
— Пф! — но я всё-таки заметила, что она с трудом сдерживает улыбку, хоть и могла принять всё это, как должное. Шамиз отводит взгляд, чуть улыбаясь.
"Ну и ладно".
Я поспешила за Отта, чуть уйдя в свои мысли: "Он назвал меня Верховной жрицей. Это точно сон".
Мы пришли к трону и встали там. Вокруг стоят только жрецы. В этот же момент со всех сторон разнеслось: "Дорогу фараону!" — и люди упали на колени. Я поняла, что нужно повторить за людьми. Если это сон, нужно следовать его законам. Я тоже опустилась на колени. Через зал медленно шёл человек. Я не скрываясь смотрела на него и не верила своим глазам. Это же фараон! А за ним его свита! Всё именно так, как я представляла!
Фараон Ка смирил всех серьёзным взором. Он занял трон и ему на голову возложили корону.
— Слава Гору! Слава фараону Ка! — восклицали подданные.
Фараон знаком приказал утихнуть, и в зале воцарилась тишина.
— Встаньте, мой народ, и послушайте, что я скажу.
Люди медленно начали подниматься.
— Боги послали мне сон. Я видел змею. У неё было две головы. Правая голова укусила левую, и змея погибла от собственного яда. Я собрал вас здесь, лучшие трактователи снов, в надежде, что боги даруют вам мудрость открыть предзнаменование.
По залу пронёсся шёпот.
— Змея — символ Солнца. — негромко произнесли подданные. — Змея — символ земли. Нас ждёт засуха! Нас ждёт неурожай!
Но тут Отта вышел вперёд, учтиво проговорив:
— Мой фараон, разрешите мне озвучить волю богов. — на что в ответ фараон кивнул.
— Змея — это Египет. Наши нижние братья — правая голова — возгордятся и пойдут против нас. Это война разрушит наши Царства. Мы должны быть мудрее и разделить головы. Мы построим дамбу, будем управлять водами священного Нила, и тогда они побоятся пойти на нас войной.
"Верхний Египет, Нижний. Какое чудо — сон в тему выставки музея!" — тотчас пронеслось в моей голове. — Но если верить истории, то постройка дамбы, наоборот, приведёт к войне!" — ты глубоко уходишь в свои раздумья, твои глаза устремились в верхний уголок, а губы сложились в небольшую трубочку.
— Нет! — неожиданно восклицаешь ты. — Отта неправ!
Я поняла, что у меня есть возможность объяснить свой ответ.
— Первая голова — это Верхний Египет. Это мы нападём на Нижнее царство, но наш дерзкий поступок принесёт нам не смерть. Верхний Египет поглотит Нижний, и старый уклад умрёт. Тогда мы восстанем новой, единой землёй. Я заявляю, Египет будет великим царством, которое простоит ещё тысячи лет!
Фараон задумался, спросив: — Почему ты так уверена в своих словах?
— У меня было видение. — прямо отвечаешь ты.
— Это правда, отец. Я лично видел благословение Нехбет. — подтвердил Нармер.
— Мой фараон! Но это безумие! — напряжённо воскликнул Отта. — Ещё вчера жрица была в панике и кричала, что Египет в опасности! А сегодня она заявляет, что всё хорошо?
— Объяснись. — серьёзно прожигал тебя взглядом Фараон Ка.
— Будущее непостоянно, мой фараон. Пророков могут преследовать страшные картины, но стоит мудрому правителю сделать правильный выбор, как будущее налаживается.
Фараон улыбнулся и удовлетворённо кивнул.
— Я рад, что страшные картины покинули твой разум. — смягчился чуть он. — Благодарим за счастливую весть. Мы верим тебе, жрица. А теперь поговорим о важном. Гор соединит сердца моих детей всего через месяц. Всё ли готово для церемонии? Нармер?
— Да, отец.
— Шамиз?
— Да... отец. — как-то не по-доброму отвечает она, а в глазах читается едва заметная злость.
— Хорошо, тогда...
Тут в зал вбежал человек, на секунду остановился в дверях, а потом смело подошёл к фараону. Он поднялся на трон, наклонился и начал что-то шептать. Фараон слушал внимательно, чему-то кивал, а потом резко нахмурился. Слуга отскочил в сторону.
— Свободны. — хмуро подытожил он, на что люди не шелохнулись. — Пошли все вон!
Зал ожил. Людей из него смыло волной. Людской поток подхватил и понёс меня по коридорам. Когда же я остановилась, то непонимающе спросила саму себя "Где я и куда идти?". Недолго подумав, я пошла налево. Почему бы и нет? Поплутав в коридорах, я вышла из дворца к саду.

— Верховная жрица! — обратилась ко мне Шамиз. Какая же она красивая и эффектная. Шелковистые тёмные волосы, зелёные глаза, красивый большой бюст. — Я рада, что встретила вас. — как-то более дружелюбно произнесла она и её взгляд на минуту смягчился, она чуть улыбнулась мне и глазами. Я обернулась. Совсем рядом стояла Шамиз. Вокруг неё толпились слуги. Кто-то обмахивал пальмовыми листьями, кто-то придерживал напитки, некоторые просто вертелись в ожидании указаний.
"Она красива". — подмечаешь ты.
— Отец так неожиданно прогнал всех из зала. Пожалуй, я за ним повторю. — два лёгких хлопка, и слуги ушли.
— Мина! — снова раздалось из-за спины, я обернулась. — И ты тут, Шамиз... — прошипел он.
— Я тоже рада тебе, братец. — ехидно отвечает она. — Но ты сделал бы меня по-настоящему счастливой, если бы вернулся туда же, откуда пришёл.
— Я не к тебе. — грубо отвечает Нармер, смерив её злым взглядом.
— Я знаю, что ты хочешь поговорить со своей ненаглядной жрицей. Только в этот раз я была первой.
— Мина? — выжидающе смотрит на меня мужчина.
Я поняла, что хочу поговорить с ними двумя.
— Ха-ха-ха! — весело рассмеялась Шамиз, сложив руки на груди. — Видишь, братец, как между нами сложно выбирать? Но раз уж жрица не может отказать мне прямо, не буду давить. Приятной прогулки, голубки. На змей не наткнитесь. Их в этом году много развелось. — она резко меняется в лице и последнее её предложение звучит очень ехидно. Её усмешка мне очень не нравится. Шамиз ушла, покачивая бёдрами.
— К чему это было? — осторожно спрашиваю я. — Про змей.
— Не обращай внимания. Шамиз иногда сама как змея. — он кивнул в сторону сада, и мы медленно пошли по дорожке.
— И... ты на ней скоро женишься?
— Такова воля отца. — недовольно пробурчал он, и было заметно, как на его лице заиграли жилки. — Это единственный способ стать фараоном.
— Она твоя сестра.
— У нас один отец, но разные матери. Был бы я сыном царицы, трон стал моим без дополнительных церемоний. Свадьба — единственный способ стать фараоном и сохранить чистоту крови. Единственный способ... — грустным полушёпотом подметил он, и тут же скис, изменившись в лице.
— То есть всё ради денег?
— Денег? — непонимающе взглянул он на меня. — Всё ради власти и Египта. Шамиз разрушит его.
— Наверное ты прав.
Нармер улыбнулся и кивнул. Шамиз излишне импульсивная и недостаточно умна для правления, и Нармеру было приятно, что я была на его стороне.
— Шамиз с детства заботится лишь о себе. Ей нельзя доверять царство.
После недолгой паузы, ты всё же добавила: — Всё равно не понимаю, как можно жениться на том, кого не выносишь?
"Хотя была б я лучше, давно б рассталась с Тони".
Нармер грустно улыбнулся: — Ты проверяешь меня? Это жизнь фараона. Нам не дано выбирать.
Впереди показался пруд. Мы остановились.
— А если бы ты мог? — в моём голосе проявлялась надежда.
Нармер замер. Было тихо. Лишь птицы щебетали на ветках, а в кустах стрекотали цикады. Ветер нежно скользнул по моей щеке и взметнул волосы. Нармер молчал. Что-то было в моём вопросе. Что-то, что заставляло его сжимать губы и долго смотреть на воду. Смотреть куда угодно, но не на меня.
"Мне кажется, стоит чуть-чуть настоять, и я пойму, что его тревожит".
Я подошла ближе, мягко коснулась плеча, тихо повторила: — Если бы ты мог, кого бы ты выбрал?
Но тут пальцы соскользнули — Нармер отстранился.
— Зачем ты спрашиваешь? Ты ведь знаешь ответ.
"Знаю?".
Однако я решаю продолжить допрос.
— Я хочу услышать его ещё раз.
— Ты хочешь? — эхом повторил он, а потом развернулся. Его взгляд пылал. Нармер накрыл мои руки, прижал к груди и зашептал: — Да, я люблю тебя. Также сильно, как и в день, когда предложил сбежать. Но ты сказала, что призвана защищать царскую власть, а не разрушать. Ты назвала меня трусом, и с того самого дня я веду себя как трус. Я боюсь смотреть тебе в глаза, чтобы не увидеть в них презрения. Я боюсь заговорить, ведь с твоих губ может снова слететь это слово. Я почти смирился со своей судьбой, и вот ты хочешь ответа. Зачем, Мина, зачем?
Я тонула в его взгляде. Дышать было тяжело. Я и не хотела. Всего один маленький шаг, одно движение, и мои губы накрыли его. Казалось, в ожидании прошла целая вечность, и он впился в мои губы в ответ. В этот же миг всё изменилось. Из головы вылетели глупые вопросы, я забыла где нахожусь и когда. Мир растворился — остались лишь мы и оглушительный стрёкот цикад. Хотелось, чтобы поцелуй долгий, страстный и нежный, не заканчивался никогда, но мы отстранились.
— Мина... — мягко произнёс он.
Он отступил.
— Я фараон. У меня нет выбора. Это твои слова.
В траве что-то сверкнуло и лентой скользнуло к нам. Послышалось шипение.
"Змея!" — тут же воскликнуло в моей голове.
Я видела, как она собирается в кольца, как готовится напасть. Она целилась в Нармера. Надо оттолкнуть Нармера и ка можно скорее. Забыв обо всём, я оттолкнула его, но тут... Тело обожгло. Я закричала от боли. Амулет опять сверкнул, и я снова погрузилась в цветной водоворот.

От неожиданности я вскрикнула вновь.
— Джес, о боже, ты очнулась!
Перед глазами — испуганный Тони, вокруг — подсобка музея. Я сижу на полу, рука горит. Я мотаю головой, бегло озираясь по сторонам.
— Тони? Что? Где? — быстро начинаю вопрошать, ничего не понимая. Закончить я не смогла — схватилась за предплечье. Как же боли-ит! Опустила взгляд. На руке были две свежие ранки. Кожа вокруг краснела прямо на глазах. Яд уже бежал по венам.

Серия 2

Мир меняется и, если раньше магия была за гранью реальности, то сейчас Джес стала её свидетелем. Сможет ли она найти ответы там, где явь переплетается с фантазией? В лавке чудес.

Глава 2. Лавка чудес

Этим же вечером. Комната Джес.
"В моём мне меня укусила змея, а когда я очнулась — на руке была точно такая же рана. Врачи сказали, обратись я чуть позже, яд убил бы меня".
— Всё было реально. — озадаченно понимаешь ты, хмуря лицом.
— Джес, ты объяснишь, что произошло?
— Я была в Древнем Египте. — Боже, зачем я это ему рассказываю?
— Я бы тоже там побывал, приложи меня головой, как тебя. — с усмешкой отвечает Тони. — Но откуда змея в музее? — взволнованно спрашивает он. — Случайно завезли с экспонатами?
"Он не готов знать правду. Всё равно не поверит".
— Наве...
— Я говорил, что работа в этом склепе — зло. Надеюсь они уже расправились с этой анакондой. — с злым прищуром добавляет он, поджав губы.
— Это была не анаконда. — во, глупый.
— А кто? Питон? Какая разница — они все ядовитые.
Тони достал телефон, взглянул на время и поморщился.
— Врачи слишком долго возились. В ресторан уже не успеваем, но я знаю хороший клуб. Название тоже со змеями связано. Ягуар или... Точно! Игуана!
"Он издевается?!"
— Тони, какой клуб?! Я только вернулась из больницы? — зло вспыхиваю я.
— И что? Теперь, после каждого чиха дома сидеть? У тебя почти прошло всё.
И в правду, рука почти не болит. Я сняла повязку. На месте укуса остались лишь едва заметные точки. Не веря, провела пальцем по коже: А был ли укус вообще?
— Видишь? — вопрошает Тони. — Так что?
"До Египта, я была уверена, что хочу расстаться, но сейчас я убедилась, что разрыв необходим. Меня тошнит от него. Он фальшивый, пустой и абсолютно ограниченный.
— Тони, хватит! — выпалила я, перестав себя сдерживать. — Ты думаешь лишь о себе! Я не пойду с тобой в клуб! Я вообще никуда с тобой не пойду. Мы... Мы расстаёмся! — наконец я сказала это. Да я видеть его не могу, а переносить его присутствие рядом, просто пытка для меня.
Тони молча смотрел на меня, щурясь.
— Не хочешь в клуб — так бы и сказала. Зайду к тебе завтра. — он развернулся и пошёл к выходу. — Пока, зайчик.
— Ты вообще меня слышал?! — зло повторяю я, нахмурившись. Мои губы сложились в кривую линию.
Дверь за Тони захлопнулась, а я осталась стоять с разинутым ртом.
— Да как так?!
Этот сон приходит, когда плохо.

"Сон Джес"

Днём маленькая девочка катается на каруселях, ночью прячется в чулане и слушает ссору. В какой-то момент крики теряют всякий смысл и превращаются в бесконечное повторение фраз: "Не хочешь обо мне — подумай о нашей дочке!". И холодный ответ: "Всё было б в порядке, если б ты молчала".
Я распахнула глаза. Рядом трещал телефон. На экране светилось: "Профессор". Уже настало утро.
— Джес? Джес, где амулет? — быстро тараторил профессор. Иногда речь профессора трудно разобрать днём, а с утра, без чашки чая, она и вовсе превращалась в загадку. — Где амулет? Амулет, я спрашиваю! Джес!
Ещё пару секунд я сонно моргала и сидела, пялясь в стену, а потом медленно опустила голову. Амулет висел у меня на груди.
— П-профессор... — неуверенно промямлила я.
— Он нужен. Вечером, Джес. Мне он нужен! — тут звонок оборвался.
— Я его украла. Я украла амулет из музея! Как?! Я же помню, что снимала его!
В следующий момент я уже подскочила с кровати и бегала по комнате, вызывая такси. Нет смысла проверять расписание автобусов. Трубку подняли почти сразу. Я торопливо продиктовала адрес и уже через пятнадцать минут была в пути. Вскоре я была на месте.

"Подсобка музея"

Я пробежала мимо охраны и понеслась в подсобку. Лишь захлопнув за собой двери, смогла выдохнуть. Хоть бы охранник не заметил амулет! Видимо вчера я так перепугалась из-за этого укуса, что только подумала о том, чтобы его снять! Как глупо! Я огляделась. Профессора нигде нет. Наверное вышел. Тогда стоит вернуть амулет туда, где он был раньше. Так и быть, если спросят, признаюсь, что одолжила его. Я торопливо расстегнула цепочку и повесила амулет на место. Теперь порядок. Остаётся решить: уйти, пока профессор не вернулся. У меня было какое-то странное предчувствие, и мне очень не хотелось с ним видеться. Нельзя рассказывать о том, что произошло. Любой кто услышит, рассмеётся мне в лицо! У меня нет доказательств. Я тяжело вздохнула. Хотела уходить, но в последний раз взглянула на грифа. Амулета на месте не оказалось. Я в шоке разинула рот. Почему он снова на мне?! О нет... Я сдёрнула амулет с шеи, бросила его на стол, отбежал к двери. Раз, два... Амулет сверкнул и пропал. Что-то холодное коснулось груди. Чё-ёрт! Нужно успокоиться. Спокойно, только спокойно. Ну возвращается эта штука, подумаешь! Чего только не бывает на белом свете: северное сияние, электричество, магия. Тут снова позвонил профессор. Только не он! Переборов желание, я всё же не решалась сбросить, поэтому через силу приняла вызов.
— Джес! Нашла амулет?
— Да-а... — тихо мямлила я, сжимаясь от страха.
— Где он?! — яро воскликнул мужчина.
— На мне... — так же тихо отвечаю я, а внутри меня сжимается комок.
— Что? Черепки-костяшки. Хватит играться! Ты спрятала его? Спрячь, чтоб никто не видел! И снова вместо разъяснений — гудки.
— Спрятать? Да мне его сначала надо снять! Надо думать, и тут я решаюсь найти информацию об амулете в записях из экспедиции. Я подошла к столу и вскоре нашла то, что было нужно. Вот, список всех привезённых в музей артефактов, но среди них нет ни одного упоминания об амулете! Странно. Я точно помню, как читала о нём в этом отчёте, но будем искать дальше. Надо думать. Ты пытаешься вспомнить лекции из университета. В голове куча дат, имён, божеств. Про магические артефакты мы точно не учили. Хотя... Два имени мне всё-таки помогут. Фараон Ка и его сын Нармер. Я попала не просто в древний Египет, а Египет ещё до его объединения! Остаётся лишь полезть в интернет. Я села за ноут и открыла поисковик. Руки замерли над клавишами. Но что именно искать? Я задумалась, обводя подсобку взглядом. Логично было бы начать искать информацию про амулет. Спустя некоторое время, я невольно зачитываю в слух: "Амулет — проводник души, указующий путь по физическому и тонкому миру". Это что, эзотерика? Видимо настало моё время окунуться и в этот мир. Пролистав с десяток сайтов, решила всё-таки перейти на картинки, и тут...
— Да это же точная копия моего амулета! — удивлённо восклицаю я. — И... он продаётся? Я могу купить его, и заодно узнать об амулете больше. Ага, а потом подсунуть фальшивку доктору исторических наук, но это хоть какое-то решение. На звонок мне никто не ответил. Тогда придётся их навестить. Пока я смотрела по карте, где находится лавка, телефон снова зазвонил. Это был Тони. Я решила не принимать звонок. Расстались, так расстались. И мне плевать, если он думает по-другому.

До лавки я добралась на автобусе. Стоило открыть дверь, как раздался мелодичный звон, запахло лавандой. Осмотревшись по сторонам, внутри никого не было. Хм, наверно стоит рассмотреть полки. Статуэтки, декоративные тарелки и... магнитики? Я будто в сувенирной лавке и в этом месте я надеюсь найти помощь? На моём лице читалось явное разочарование. Было тихо и скучно. Опершись о стол, я тарабанила по нему ногтями. Наконец позади раздались шаги. Я обернулась.
— Вы рано. — ответил высокий светловолосый мужчина. Его волосы были средней длины и укладывались лёгкой волной.
— Рано? — удивлённо спрашиваю я. — Вы ещё закрыты? Простите, дверь была не заперта и я...
— Да ничего. Вам просто стоило... — парень не договорил. Его взгляд застыл на моей груди. — Ты шла так по всему городу? — что-то меняется в его тоне и я замечаю складки на его белой рубашке, что на нём симпатичные светло серые джинсы, однако первые две пуговицы на его белой рубашке были расстёгнуты.
Мне не понравился не его тон, не его вопрос, и я решаю его осадить.
— Если не нравится что-то в моей внешности, можете оставить комментарии при себе.
— Комментарии? — не догонял он, чуть расстроенно взглянув на меня. — О, Боже, тебя же все видели! — испуганно произнёс он. Его глаза стали чуть шире. Кажется, он был удивлён. — Снимай. — вдруг строго произносит он, смирив меня серьёзным взглядом.
— Что? — удивлённо бросаю я.
— Я говорю, немедленно снимай! — серьёзно требует он. Не просит, а именно требует. — Хотя нет, лучше я сам. — он убрал руку со своей шеи.
На секунду я оцепенела, а потом решила: драться. Я схватила с полки первую попавшуюся статуэтку и выставила её вперёд.
— Не подходите! — обороняясь, воскликнула я, и в моём голосе читалась храбрость и решимость в своём действии.
— Ты чего? — его глаза округлились, а рот слегка приоткрылся.
— Отстань от меня! — отмахиваясь, парировала я. — Я... Я позвоню в полицию!
— Не понимаю... — он грустно свёл брови, так же грустно поджимая губы. — Ты нацепила на себя такую древность и отказываешься снимать?
— Древность?! Да вся моя одежда...
— При чём здесь одежда? Амулет сними!
"А, так он про амулет говорил? Ох, как неловко".
Изо всех сил я запустила статуэткой в парня. Он увернулся. Послышался грохот. Так быстро, как могла, побежала к двери. Парень оказался быстрее. Оказавшись впереди, заслонил дверь, но самым худшим было то, что он смеялся! Точно это была игра.
— Прости-прости-прости! — с улыбкой на лице, весело повторял он. — Вышло маленькое недоразумение. Я тебя спутал! Мне правда жаль! — в его голосе и в его взгляде проявилось небольшое сочувствие, хотя внешне он походил не только на модель, но на типичного нарцисса. И хоть в глазах его, действительно, была вина, я разозлилась: — Я позвоню своему парню! — злобно выпалила я.
"Даже если он мой бывший".
Я не понимала, зачем это сказала, но мне хотелось себя, хоть как-то защитить. Я попыталась поднырнуть под руку, но не получилось.
— Нет! — печально воскликнул он.
Он сильнее опёрся на косяк и улыбнулся очаровательнейшей улыбкой. — Нет. Прости, не могу. — самодовольно ухмыляясь, добавил он, а в его глазах блеснули игривые искорки. — Не могу, чтобы такая кра... просто девушка ушла недовольной.
"Точно нарцисс самовлюблённый".
— Амулет точно твой? — уточнил он.
— Какая разница? — хмурясь, отвечаю я, решаясь распустить тёмные волосы и собрать их обратно в хвост. — Выпусти меня! — восклицаю зло я, всё больше вспыхивая. — Иначе я позвоню в полицию.
— Так он не твой! — с ухмылкой на лице, заявляет он, потирая шею, столь довольным видом. — Ты его украла!
"Обалдел?!"
— Что? Ничего я не... Это амулет... Мне его подарили! Бабушка, подарила. — быстро запинаясь, я всё же связываю несколько фраз в одну общую нить.
— Конечно, тебе просто взяли и подарили амулет, созданный три тысячи лет до нашей эры. — уголок его губ расползался в ехидную улыбку. — Видишь? Я знаю, что эта за штука и то, что сейчас она должна быть в музее. Полиция нам ни к чему. — спокойно добавил он, сдержанно смотря мне прямо в глаза. После небольшой паузы, он всё же добавляет: — Поговорим?
— Кто ты?
— Феликс. — с лёгкой улыбкой на лице, он чуть потирает свою шею рукой.
— Я не имя спрашиваю. — недовольно бурчу я.
— Как жаль! Ведь я хочу знать твоё. — парень, рядом с которым я кажусь такой маленькой и хрупкой, ведь он был не только выше меня, но ещё и отличного телосложения, поскольку явно следил за собой, пытался быть дружелюбным и хоть немного расположить меня к себе. — Нэнси? Люси? Хелен? — с улыбкой подкидывал он свои догадки.
"Ох, не нравится он мне. Хорош собой и сам прекрасно знает об этом, красивый, статный. Выпендрёжник, видно сразу".
— Джес. — чуть тише отвечаю я.
— Джессика? — уточняет он, поправив немного волосы.
— Джесмин. — отвечаю я, чуть отводя взгляд. Мы ведь совсем одни здесь.
— О, Джесмин, поистине подарок богов! — он одаривает меня широкой улыбкой. — Как же получилось, что ты пришла с таким очаровательным грифом на шее?
— Я искала ответы. — медленно поджала руку к груди. — Я увидела фото: амулет, похожий на мой, продаётся в вашем магазине. Это так?
— Так. — с улыбкой отвечает он.
— Я могу на него посмотреть? — спокойно спрашиваю я.
— Можешь. — он снова одаривает меня лёгкой улыбкой и на какое-то время замолкает. Повисает неловкая пауза.
— И? Почему ты стоишь? — Господи, да что с ним не так?
— Боюсь, что ты сбежишь.
— Правильно боишься. — зло отвечаю я, не отводя с него глаз. — Ну тогда... Я пойду за амулетом с тобой.
Нет смысла спрашивать, где его найти. Одну он меня всё равно не отпустит.
— Правильно. — он был явно доволен моим ответом. — Сама бы ты точно не разобралась.
"Бесишь!"
— Наш магазинчик не для покупателей. — хмуро сведя брови, добавил он. — Все, кто приходят сюда, знают, что хотят. А мы знаем, где это лежит.
"Какой наглый и самодовольный".
— Так ты считаешь, что я не смогла бы найти какой-то амулет в вашем хаосе?
— Скорее блуждала б, как в лабиринте. — легко улыбаясь, отвечает он.
— В этих трёх полках? — с усмешкой на устах, подмечаю я.
— Их четыре, но раз уж ты так хочешь, иди к четвёртому ряду, пройди два пролёта и на третьей полке сверху ты найдёшь амулет. Запомнила? Или повторить?
— У меня хорошая память.
Всего-то нужно подойти к четвёртому ряду, затем, пройти два пролёта и, наконец, заглянуть на полку третью сверху. Вот он!
— Ого! — голос прозвучал прямо из-за спины. Феликс стоял рядом.
— Боялся, что всё-таки потеряюсь? — недовольным тоном спрашиваю я.
— Пришёл отпраздновать победу. Интересная штучка? — он протянул мне маленький, совсем невесомый амулет. Взяв его в руки, почувствовала укол разочарования.
— Пластмасска. — грустно выдохнув, произношу я.
— А ты что думала? Будет полная репродукция с драгоценными камнями? На твоём амулете, между прочим, одного не хватает. По дороге посеяла?
— Так было. — быстро отвечаю я.
— Хорошая отмазка. — ухмыляясь, он рассматривает меня. — Напялить такую древность! Джес, ты дилетант. Давай я его всё-таки сниму.
— Не трогай! — резко отмахиваясь я, убирая его руки. — С чего вообще ты решил, что он древний? Может, тоже подделка. — мне нужно было его как-то отвлечь от моего амулета, но как?
— Твои слова — как кинжал в сердце! — наигранно закатил он глаза, как самый дешёвый актёр. — Чтобы я, взглянув на какую-нибудь вещь, не определил её точный возраст? Шутишь что ли? А вообще, будь это другой амулет, ты бы всё-таки вызвала полицию.
"А он неглупый".
— Об амулете знают только участники экспедиции и работники музея. Откуда о нём знаешь ты? — храбро спрашиваю я, чуть надвигаясь на него.
— Вычитал в книге. — уверенным тоном отвечает он. — Хочешь, покажу?
— Давай. — смягчилась я, проявляя небольшой интерес. Он ведёт себя смело и уверенно, но я до сих пор не уверена, что ему стоит верить.
— О, тебе понравится! — тут же оживился он, ослепительно улыбаясь.
Признаться, мне уже не нравилась его улыбка. Как у лисы и вскоре я поняла почему. Мы остановились у шкафа, что был раза в два выше нас. Феликс стоял прямо за моим плечом и показывал на самую высокую полку.
— Вон та, в красной обложке. — всё так же улыбаясь, указывал он рукой. — Достанешь?
— Я? Как? — удивляясь, спрашивала я. Я была небольшого роста, но тут улыбка Феликса стала ещё шире.
— Вот так.
Его руки оказались на моей талии. От неожиданности я положила свои поверх.
— Правильно. — с довольным видом проговорил он. — А теперь прыжок.
В следующий миг я сидела на его плече.
— Ну как? Теперь тебе роста хватает? — сейчас я замечаю, что уголок его рубашки не был заправлен. Это было так неожиданно и так здорово, что захотелось рассмеяться!
— Да! — с лёгкой улыбкой отвечаю я.
Книга легко далась в руки, и на секунду я замерла: переплетающиеся золотые узоры на красном бархате завораживали, а потом Феликс сказал приготовиться, и я оказалась у него на руках. Сердце затрепетало. Почему-то захотелось никогда больше не вставать на землю. Запах лаванды, к которому я уже привыкла, вспыхнул вновь. Мы смотрели друг на друга, расстояние незаметно сокращалось, и наши губы соприкоснулись. Аккуратно и легко, будто каждый из нас был не уверен в том, что происходит. И едва коснулись, тут же отдёрнулись. Невесомый, почти воздушный поцелуй, всё-таки был реальным. Щёки густо покраснели. Я посмотрела на Феликса и заметила, что он тоже смотрит на меня. Кружилась голова. Я винила лаванду, но дело вовсе было не в ней. Хотела отвернуться, но не смогла отвести взгляд. Что-то было в нём манящее и в то же время опасное. Я боялась этого, но всё же всем сердцем хотела узнать. Мне было интересно, что он скрывает? А потом Феликс аккуратно опустил меня на пол и забрал книгу. Он с лёгкостью нашёл нужную страницу, будто каждый день только и делал, что показывал её покупателям.
— Твой амулет? — указал пальцем он, взглянув на меня.
На развороте был изображён гриф, в точности как тот, что сейчас висел на моей шее. Рядом — строчка иероглифов и пояснения на английском. Я нагнулась, чтобы лучше разглядеть текст, но Феликс захлопнул книгу прямо перед носом.
— Эй! — недовольно хмыкнула я.
— Хочешь прочесть — покупай. У нас не библиотека. — развернувшись ко мне, с ехидной улыбочкой произнёс он.
"Мерзкий тип".
— Там всего пара страничек!
— Знаешь сколько клиентов мы бы потеряли, если б каждый мог прочесть интересующие его страницы? — его брови были опущены, образовывая хмурые дуги.
— Но мне правда нужно! И сейчас! — я смотрю на него, как кот из Шрека.
— Как говорит мой босс: никаких исключений! — но тот был непреклонен.
— Ты не!
— Никаких! — зло нахмурился он в ответ. — Даже самым симпатичным клиентам. — чуть мягче добавил он.
Я выдохнула.
— Сколько?
Он назвал сумму.
— У меня столько нет. — раздосадованно произношу я, опуская глаза.
— Значит, ты ещё вернёшься. — серьёзным тоном подмечает он, не переставая смотреть на меня. — А эта книга будет тебя ждать.
Почему-то казалось, что не только она. Я не стала уточнять, что у меня в принципе нет таки денег.
— Тогда я пойду. — поджав губы, с грустью в голосе, произнесла я.
— А ты больше не злишься? — весело поинтересовался он.
— Злюсь. — прямо отвечаю я, но без лишних на то эмоций.
— Ну вот. — Феликс разом погрустнел. — Как насчёт встречи? Так сказать, извинения за произошедшее. С меня ужин и развлекательная программа.
— Я это запомню. — уклончиво произношу я, стараясь не встречаться с ним глазами.
— Это значит да?
— Это значит, что с тебя ужин и развлекательная программа. — выдавливаю с себя шутливую улыбку.
— Что ж... — он не договорил. Точнее, я не дослушала. Не смогла. Снова вспышка перед глазами, и всё плывёт. Это случилось так же, как и в прошлый раз: мир медленно проступал сквозь яркие пятна, но на этот раз я очнулась сидящей на балконе тронного зала.
"Древний Египет и снова я в этом теле".
Здесь я была не одна. Нармер стоял лицом к саду и говорил: ...но всё-таки змея — не случайность. Он обернулся. Будущий объединитель Египта смотрел мне прямо в глаза. — Мина, тебя пытались убить.

3 Серия

В Древнем Египте у Мины есть всё, чего не хватает Джес: уважение, богатство, решительность, смелость и отношения. Только чем дольше Джес в чужом теле, тем больше она убеждается: у всего есть цена. По силам ли ей заплатить?

Глава 3. Другая я

Древний Египет. Дворцовая зала.
Нармер обернулся. Будущий объединитель Египта смотрел мне прямо в глаза.

— Мина, тебя пытались убить. — серьёзно произнёс он, не сводя с меня глаз.
"С каждым часом всё хуже. Мало того, что меня бесконтрольно мотает в прошлое и обратно, так ещё и..." — пронеслось в твоей голове.
— Убить? За что?!
— Ты сирота. Ты — Верховная жрица. Ты не молчишь. Поверь, Мина, есть за что.
"Удивительно. Он только что описал полную противоположность меня. Смелая, решительная, та, кто добилась всего сама. Хотела бы я по-настоящему быть Миной. Но... Раз я в этом теле то, что мешает мне ею стать? Почувствовать чужую силу и самой стать храбрее. Здесь у меня проблемы покрупнее, чем неснимающийся амулет. Наши тела связаны. Умрёт Мина — умру и я. И пока я здесь, нужно придумать, как этого избежать. А ещё лучше — попробовать именно здесь найти способ избавиться от амулета — тогда и связь пропадёт. Как бы это сказала Мина?"
— Я не боюсь их. Хотят от меня избавиться — пусть попробуют. Я буду храбрее. — дерзко отвечаю я, полная решимости.
— Мина, дело не только в твоих качествах. У тебя почти нет поддержки во дворце.
— Мне она не нужна. Я сама со всем справлюсь.
— Ты выбираешь сложный путь. — покачав головой, подвёл свой итог Нармер. — Но я всё равно хочу помочь тебе. Говорят, Шамиз управляет змеями. Будь с ней осторожней.
"Шамиз? Зачем ей это?" — ты мысленно удивляешься, пытаясь всё хорошенько обдумать.

Из коридора послышался топот, грохот распахиваемых дверей и недовольный голос Шамиз:
— Не то! — с каждым хлопком голос приближался. — Тоже не то!
Пока не зазвучал совсем близко. Двери в нашу комнату распахнулись. Шамиз, окружённая толпой слуг, застыла.
— Не... — вдруг остановилась она, задержав на нас свой взгляд. — А вот теперь то.
Развернувшись, она возвестила:
— Я решила: сегодня утренние процедуры проводим здесь! — и гордо прошествовала к нам.
— Во дворце есть и другие комнаты. — недовольным тоном заметил Нармер.
— Вот именно, братец, выбери любую. — с ехидной усмешкой парировала она. Правый уголок её губ хитренько приподнялся, а в глазах читалась искренняя надменность.
— Это тебе следует найти другое место. — продолжал он, смотря на неё недобрым взглядом. — Я не буду потакать капризам избалованной девчонки.
— Капризы у слуг, я раздаю приказы. — гордо заявила она.
— Это каприз. Мы были первыми. Прогонять нас будет некрасиво. — добавила и я свои пять копеек в эту словесную перепалку.
— Жрица? Ты мне перечишь? — злостно прошипела Шамиз, одаривая меня ненавистным взглядом. — Это твоя плата за спасение? — её голос поднимался с каждой фразой. Скоро у меня звенело в ушах. — Я дочь фараона. Единственная рождённая царицей Египта! Я хочу и останусь в этой комнате. Все остальные — прочь!
Слуги поспешили скрыться с глаз разгневанной царевны. Я переглянулась с Нармером и решила остаться. Нармер правильно понял мой кивок и, бросив хмурый взгляд на сестру, стремительно вышел из комнаты. Дверь хлопнула. Мы остались одни.
— Ну и чего ты добилась? Лишь отвернула всех от себя.
Шамиз перебила: — Он мне перечит! он меня отчитывает! Он ещё не фараон! А я! А я!.. — её глаза сузились и она резко замолкла, тут же поникнув.
— Так ты себя уважать не заставишь. Показываешь себя не с лучшей стороны и действительно, ведёшь себя как ребёнок.
— Я — царевна! — злостно бросила она, прожигая меня взглядом.
— А он будущий фараон и твой муж. Тебе следует быть аккуратнее в словах, если хочешь и после этого оставаться у власти.
— Я бы правила лучше!
— Конечно, если научишься терпению. Может порой и кажется, что нужно идти напролом, но иногда истинная сила — не вспылить в ответственный момент. Поверь, если не ответишь гневом на гнев, тебя будут уважать больше. Я надеюсь, ты вспомнишь это в следующий раз.
— Мне действительно стоило с тобой поговорить. Послушай, жрица... Мина, мне нужна твоя помощь. — тут же смягчилась она, став явно добрее по отношению ко мне.
Откуда-то донеслось: Где она?! Куда она опять пропала?!
— Тебя ищет жрец. — шёпотом произнесла Шамиз. — Будь это до нашего разговора, я бы потребовала, чтобы ты осталась, но сейчас... Просто пообещай, что мы продолжим этот разговор. — она по-доброму и столь мило улыбается мне, сверкнув глазами. После этой беседы, наши с ней отношения явно улучшились. И, хотя идти со жрецом не хотелось, я кивнула: Обещаю. Двери распахнулись.
— Мина! — прикрикнул Отта.
Заметив Шамиз, Отта тут же исправился.
— Верховная жрица, всё давно уже готово к ритуалу. Ждут лишь вас. — учтиво произнёс он, проявляя уважение.
— Иди. — спокойно проговорила Шамиз, смотря вам вслед.
Мы вышли из дворца и оказались в саду.

Шаги Отта были большими — я едва поспевала за ним. Мне нужно думать о том, кто пытался меня убить, искать способ избавиться от амулета. А меня сначала отвлекают разговором, а потом ведут исполнять какой-то ритуал. — ты мысленно с некой горечью всё прокручиваешь в своей голове. — Я — Верховная жрица! Почему не я сама решаю, чем и когда заниматься? И этот жрец... Никак не пойму — он груб, но в то же время предостерегает от ошибок. Нармер в меня... то есть в Мину, влюблён. А Отта? Что нас связывает?"
— Почему вы со мной носитесь? Это, конечно, приятно, но я сомневаюсь, что нянчиться со мной входит в ваши обязанности.
— В мои обязанности входит следить, чтобы в храме соблюдались все ритуалы. — не оборачиваясь, произносит он, чуть недовольным тоном. — Я считаю, что Египет не должен страдать из-за безответственности юнца и одного глупого решения власти. — подытожил он.
— Глупого? — удивившись, я останавливаюсь чуть за ним.
— Я говорил об этом жрецам, я говорил фараону и с каждым днём всё больше убеждаюсь в своей правоте. — наши глаза встретились. — назначить тебя... вас на этот пост было ошибкой. Твоя безответственность погубит нас. Ты погубишь нас. — зло добавил он.
— Я задержалась не по своей воле. — уверенным тоном вторю ему я.
Но Отта воспринял слова по-своему.
— А я и забыл, что все твои поступки — воля богов. — игриво потянул он, будто насмехаясь надо мной. — Что на этот раз будет доказательством? Причудливый порез? Сушёная жаба? Или ещё один дрессированный гриф?
— Следите за языком, жрец. Вы сомневаетесь в моей связи с богами? — недобро фыркнула на него я.
— Боги вам определённо благоволят, иначе бы вы здесь не стояли. Однако всему приходит конец. Я слышал, недавно ты стала жертвой змеиного яда? Не знак ли это, что богиня желает нового Верховного жреца? — ехидно усмехнулся он, приподнимая левую бровь, и уголок его губ расползался в ехидную усмешку.
— Я выжила и...
— Только благодаря царевне. Она спасла вас. — хмыкнул он, развернувшись.
— Я выжила — и это главное. Не желай богиня меня видеть — мне б никто не помог.
— Возможно, в следующий раз и не поможет. — как-то странно произносит он, снова смотря мне прямо в глаза. Какой же он жуткий.
Я не заметила, как мы вышли из сада, не запомнила дорогу к храму. В голове — буря.
"Что это было? Он мне угрожал?"
По телу пронёсся неприятный холодок. А что, если он и есть тот самый убийца? Внезапно раздавшийся голос Отта вывел из раздумий.
— Дорогу Верховной жрице! — восклицал он, мол, расступись, народ.
Я вздрогнула, а потом не смогла сдержать удивлённого вздоха. Мы были в храме.

— Настало время исполнить свои обязанности. — произнёс Отта, с кривой ухмылкой на устах.
Сотни глаз направлены в мою сторону. Люди разошлись, образовав живой коридор к алтарю. Я сглотнула. Не испортить жизнь Мине становится всё сложнее, но надо постараться. Двери с грохотом закрылись, храм погрузился в полутьму. Лишь подножье алтаря освещалось жёлтыми языками пламени. На негнущихся ногах я шла вперёд. По залу пробежал шёпот: Жрица сегодня слаба. Говорят, её укусила змея. Богиня больше не желает её видеть! — перешёптывались подданные. Чёрт! Надо собраться! Я выдохнула и расправила плечи. Нет никакой слабости. Статуи грифов, казалось, следили за каждым шагом. Я медленно поднялась по ступеням, обошла алтарь, стала лицом к людям и вдруг почувствовала себя такой мелкой по сравнению со всем храмом, что всё внутри сжалось. Руки трясутся, будто стою перед экзаменационной комиссией. Все замолкли. В зале повисла оглушительная тишина и среди этой тишины раздался твёрдый голос Отта:
— Боги вышли из первоокеана и создали для нас небо и землю. Они уничтожили всепоглощающую тьму и создали воздух, чтобы мы могли дышать. Они сияют в небе ради нас. Они создали растения, скот, птиц и рыб, дабы мы могли насытиться. Они подарили нам фараона. Мы всем обязаны богам, и они ждут нашей благодарности.
По краям алтаря стояли маленькие свечи, что будут гореть точно звёзды. Рядом — пучки пахучих трав. Возле меня три чаши: две с маслом и одна, между ними, с водой. В центре — нож и горящая лучина.
— Восславим же великую Нехбет, хранительницу наших земель! — возгласил Отта. — Восславим за наши земли, за то, что враги трепещут перед нами, за то, что Египет может процветать.
Отта говорил, а я смотрела на своё испуганное отражение в чаше и понимала: Маскараду пришёл конец.
— Восславим за фараона — да будет он жив, невредим, здрав — мудрость которого не знает границ!
Отта, а с ним и все в зале, выжидающе смотрели на меня. Мне нужно что-то сделать, но что? Снова оглядела алтарь, но взгляд опять замер на отражении. Что-то было неправильно.
"Оно улыбается!" — в ужасе замечаю я. Нехороший холодок пробегает по моему телу.

Отражение ожило. Та Мина, что была в воде, точно была сама по себе. Она сделала вид, будто зачерпнула воду, и выжидающе посмотрела на меня. Это подсказка! Я должна омыть руки в чаше. Я сделала это, и Отта тут же провозгласил:
— Омоем же руки в изначальном океане! Пусть наш алтарь станет изначальным холмом! И тут я поняла, что он воссоздаёт сотворение мира. За землёй следовало солнце и звёзды. Я взяла лучину и хотела зажечь свечи, как в уже успокоившейся воде снова появилось отражение и замотало головой. Она кивнула в сторону чаш с маслом, и я поняла, что ошиблась. От прикосновения лучины, масло в чашах вспыхнуло, и весь храм озарился светом. Причудливые тени заплясали по стенам. Жрица в отражении удовлетворённо кивнула.
— Пусть вспыхнет пламя, прогнав тьму! — провозгласил Отта.
Отлично. Осталось всего три незадействованных предмета. Отта говорил что-то про воздух. Я внимательно слушала его. Наверно, стоит поджечь травы. Я поднесла лучину к травам, и вскоре храм наполнился дурманящим ароматом.
— Пусть дымят травы, даруя воздух. — снова произнёс громко Отта.
Осталось зажечь свечи. Одновременно с тем, как я зажигаю свечи, Отта возвещает:
— Пусть сияют свечи, как сияет солнце и звёзды на небосклоне.
"Справилась!"
Только на лице отражения была вовсе не счастливая улыбка.
— Пусть прольётся кровь, чтобы насытилась Нехбет. — говорил Отта, а отражение медленно проводило ногтем по ладони.
Я перевела взгляд на свои руки и увидела то, чего не замечала раньше: тонкую сеть шрамов, что оплетала предплечье. Некоторые тонкие, едва заметные, другие — рубцы. Сердце застыло при мысли, что мне придётся создать новый.
— Введите жертву! — воодушевлённо провозгласил Отта.
Эхом разнеслось по храму. Тяжёлые двери приоткрылись, и в единственное пятно света втолкнули пленника. Мелкий, совсем тощий мальчик с тихим вскриком упал на колени, но едва подошёл страж — встал. Он пытался выпрямиться, идти с поднятой головой, смотреть прямо, но его плечи мелко тряслись, а ноги подкашивались. Слуги убрали с алтаря всё, что было для ритуала. Он сам лёг на голый камень и позволил себя связать. И только губы шевелились в беззвучной мольбе. До тебя едва доносился неразборчивый шёпот. Я выдохнула: Ему двенадцать, не больше. Жрецы что-то подкинули в чаши, и пламя окрасилось алым.

Отта шепнул:
— Твой выход, жрица. — и вложил в руку нож.
Я с мольбой взглянула в чашу, но отражение кивнуло. Мальчик трясся, как осиновый лист на ветру. Тело не слушалось. Всё казалось нереальным, особенно отражение в больших тёмных глазах мальчика. Моё отражение в кровавом пламени. Губы мальчишки шевелились всё быстрее, ему трудно было сдерживать голос, и я разобрала слова. Он шептал: Я умру, но с честью. Умру, но с честью. Умру... По щеке скатилась слеза и, стыдясь этого, он отвернулся. Он не хотел, чтобы я видела его слабости, но дело в том, что я сама была слаба. Ещё слабее, чем он. Если я нарушу их правила — сама окажусь на алтаре. Дрожащая рука замерла над сердцем мальчика. Его испуганные глаза следили за каждым моим движением.
— О, Нехбет, прими кровь этого человека и пошли нам благословение!
Я хотела его спасти. В голове пронеслось тысяча мыслей, и я поняла: Я ничего не могу сделать. Ни отменить этот кошмар, ни закончить. Остаётся лишь слушать, как стучит кровь, видеть, как темнеет в глазах и чувствовать, как подкашиваются ноги. Рука дрожит сильнее, и всё слабее становятся пальцы, но тут кто-то сжимает мою ладонь и опускает её. Клинок вонзается в плоть, что-то горячее течёт по коже. Я шепчу: Нет-нет-нет... и сползаю на колени. Но тело пронзает разряд, а в голове громыхает шёпот: "Найди меня!". Амулет сверкает.

Серия 4

На амулет идёт охота: Джес узнала это, очнувшись в лавке чудес. Как хорошо, что есть Феликс! Или... он с ними заодно? Пока не можешь отличить друзей от врагов: беги, Джес, беги!

Глава 4. Бежать

— Нет, нет... Нет! — прокричала Джес. — Это неправда! Это не может быть правдой! Я не...
— Джесмин! — встревоженно спохватился Феликс. Его глаза стали шире, он был напуган. — Что случилось?
— Там был ритуал! А Отта! — очень быстро проговаривала я, чуть ли не задыхаясь. Я была в полном шоке, ведь мне пришлось принести ребёнка в жертву, ради какого-то дурацкого ритуала. По телу проходил электрический разряд. — Я не хотела! — в ужасе восклицала я. — Я ничего не могла и... — я ловила ртом воздух, глубоко вдыхая вновь. — Я была такой слабой.
— Джес... — мягко произнёс парень.
Феликс не сказал ничего, лишь присел и обнял. Вскоре дрожь прошла, дыхание выровнялось, я смогла трезво мыслить... и ужаснулась.
"Я перенеслась в Египет на глазах у Феликса! Он видел, как амулет светился, а потом..."
Я резко отстранилась.
— Это был сон. — быстро выпалила я. — Всё, что я рассказала — лишь сон.
— Ты была в отключке тридцать девять и... Ну, почти сорок минут. — он мгновенно стал серьёзным и строго взглянул на меня.
— Такое случается. Это моя болезнь!
"Ну и зачем я это ляпнула?" — укоризненно подумала я. — Ну не говорить же, что это моя особенность".
— Джес, ты была в отключке тридцать девять минут и двадцать три секунды. Думаешь, я поверю, что это просто болезнь?
— В правду ты тоже не поверишь.
— По четвергам я верю в НЛО, в призраков по понедельникам. Что мешает сегодня поверить в то, что ты была в Древнем Египте?
"Господи, в кого он такой умный и смышлёный?"
— Я ни слова не говорила о Древнем Египте. — сощурив глаза, мой тон стал на пол-октавы ниже. Я с недоверием взглянула на него.
— Проговорился. — быстро оправдался он. — Ну и ладно! Отрицать всё равно нет смысла. Джес, магия существует!
— То, что ты видел — простой обморок. Не больше. — уверенным тоном отрицала я. Не нравился он мне.
— Да брось, мы оба знаем, что это не так. — его лицо озарила широкая улыбка. Привычным движением руки он потирал неспешно шею, будто думая о чём-то своём. — Это реальная, работающая магия! — он взъерошил волосы. — Я знал! Я всегда знал! — тут же оживился парень, весело восклицая. — Если есть один артефакт, то могут быть и другие. Представь, если мы найдём их! — мечтательно произнёс парень, хитро взглянув на меня. Он чуть закатил глаза, но я его воодушевление никак не разделяла. Я смотрела на него столь серьёзно, не веря своим ушам. Что он несёт?
— Или даже свитки, в которых описано создание таких штук? — парень по-лисьи улыбался мне, но это было хитрющая улыбка. Какие-то нездоровые чёртики запрыгали в его глазах. — Хотя они вряд ли сохранились. — призадумался он, и его глаза метнулись в верхний уголок. — А ты не хочешь запомнить?
Мне не нравилась его улыбка и его восторженный тон, будто он собирался искать клад и тотчас разбогатеть.
— Что? — удивилась я.
— Ну, ты ж там бываешь. Увидишь пару заклинаний, выучишь их, а мы здесь опробуем. А ты на их языке читать умеешь? — заинтересованно спросил он. — А писать? Ты их там вообще понимаешь?
— Ты безумен! — ярко выпалила я, поражаясь его экстремизму. — У тебя ещё нет доказательств, а ты уже мечтаешь о... левитации? Чтении мыслей?
— Для начала разобраться с перемещением во времени и... Эй! Не ты ли боялась, что я не поверю? — хитро улыбался он, игриво стреляя глазами.
"С этим парнем что-то не так. Он себе на уме".
— Ты слишком легко всё принимаешь. — недовольным тоном подмечаю я, смирив его хмурым взглядом.
— Легко? — с интересом уточняет он. — Да у меня было сорок минут, чтобы пройти все семь стадий! Могу и тебе помочь. Итак, отрицание!
— Не хочу заниматься ерундой. — быстро отнекиваюсь я. — Я знаю, что это было реально, потому...
"Нет, о том, что амулет на моих глазах перемещается в пространстве, знать ему не стоит". — тут же проносится в моей голове здравая мысль.
— Потому что моей фантазии на такое не хватило б.
— Так ты веришь! — засиял он, блеснув глазами. В его голосе было столько задора и страсти. — Отлично! Хочу знать больше! То есть ты, наверно, хочешь. Давай я поставлю чай, и мы всё обсудим? — мирно и очень дружелюбно произносит он, смотря на меня глазами, полные живой энергии.
— Чай будет кстати. — соглашаюсь я, внутренне успокаиваясь.
— Чёрный? Зелёный? — с лёгкой улыбкой спрашивает он.
— Чёрный.
— Как знал, что сегодня понадобится. Чарли только виски и пил.
— Чарли тоже здесь работает? — на что Феликс замялся.
— Уже нет. — тут же изменившись в лице, ответил он. — Ему... пришлось уйти. Но не будем о грустном. Чай. Я быстро. — напоследок он одаривает меня приятной улыбкой.
Я осталась ждать и окончательно приходить в себя. Феликс так много знает об амулете. Это пугает. Я бы хотела, чтобы кто-то помог мне во всём разобраться, но могу ли я ему доверять? Тут я заметила, что на столе осталась лежать открытая книга. Это же та самая, где написано про амулет! Сомнений быть не могло — на страницах красовался "мой" гриф. Феликс занят. Я могу сфотографировать нужные страницы. Я достала телефон, выключила на нём звук, открыла камеру и тихонько подошла к столу. Два быстрых щелчка. Хм, на других страницах, наверно, тоже что-то есть. Успею ли я? Феликс гремел чашками. Я была полна решимости, что аж в ушах пульсировало. "Успею" — твёрдо заявила про себя. Торопливо перевернула страницу, сфоткала и её, а за ней ещё несколько. Быстро перелистнула обратно и хотела вернуться на место, но заметила листочек: "Амулет. 18:00". И номер, который показался знакомым. Я напряглась, изучая его взглядом. Я вбила его в телефон и...
"Это же номер профессора!" — тут же осенило меня. — Откуда он у него?
Я нахмурилась, но решила узнать об этом чуть позже. Сейчас же вернулась в кресло. И всё-таки, почему он так долго? Скривив губой, я ушла в свои раздумья. Из подсобки слышался голос.
"Он разговаривает по телефону? О чём?"
Удивительно, но стоило захотеть, как голос Феликса стал ясно различим.
— Здесь. Настоящий. Не пробовал. Видел переход. Чуть меньше сорока минут... — через небольшие паузы отвечал кому-то он, серьёзным голосом.
По спине поползли мурашки.
"Он же не обо мне?" — трусливо задалась вопросом я.
С улицы раздался шум. Подъехало сразу несколько машин и все они остановились у лавки. Я выглянула в окно. Хлопнув дверьми, из машин вышли несколько человек. У одного я заметила пистолет.
"Что-то мне не нравится, как выглядит эта компания. Это же не ловушка?" — обеспокоенно металась взглядом, спрашивая саму себя.
И тут я вспомнила о листке и номере профессора. Неужели они заодно? Был всего один способ проверить, всё ли в порядке. Я тихо подошла к входной двери и дёрнула ручку.
"Заперто".
Сердце остановилось. Им действительно нужен амулет, но что случится, когда они решат его снять и не смогут? Меня могут убить.
"Бежать!" — это слово стучало в голове. Только как? Меня обуздал ледяной ужас, потому что я металась в своих мыслях, пытаясь хоть что-то придумать.
— Я вернулся! Тебе чай с сахаром? — бодро спросил он, поглядывая на меня.
Я вздрогнула, медленно обернулась.
— Ничего себе ты бледная. — искренне удивился он.
— Я в порядке. — быстро произнесла я, перестав метаться взглядом.
— Точно? — прищурившись, уточнил он, будто не веря. — Голова не кружится? Не тошнит? — обеспокоенно выяснял Феликс. — Может переходы так влияют?
— Нет. Всё в порядке. — как можно спокойнее отвечаю я, не подавая вида. — Здесь есть где умыться?
— По коридору налево. — бегло бросает он.

Дверь, о которой говорил Феликс, я нашла сразу, но дальше была ещё одна. Запасной выход? Я решила не спешить и спокойно прошла в ванную. Холодая вода помогла прийти в себя. В этот момент у Феликса снова зазвонил телефон, он поднял трубку.
"Сейчас". — твёрдо решила я.
Я тихонько подошла к двери, что вела в лавку, и осторожно закрыла её, а потом заметила замок. Пара дополнительных минут у меня будет. Щёлчок.
— Джес?
Послышались шаги. Как заворожённая, смотрела на дёргающуюся ручку, дрожащую, но не поддающуюся дверь. Я выдохнула.
— Джес, что происходит? — обеспокоенно вопрошал Феликс.
"Нельзя терять время!"
Я побежала к выходу, дёрнула дверь и чуть не взвыла. Кто бы сомневался! Феликс стучал в дверь. У него зазвонил телефон, но он сбросил звонок.
— Джес, слышишь? Открой! — чуть повышая голос, требовал он. — Что на тебя нашло? — непонимающе удивлялся он.
"Ох, чёрт! Я сама загнала себя в ловушку! Мне ничего не остаётся, как поискать ключ".
Но вокруг было пусто. Наверняка все ключи у Феликса. Всё без толку! — с досадой осознавала я, грустно сжав глаза.
В отчаянии я закричала: — Просто дай мне уйти!
— Да что случилось? — тон его напрягся и это было заметно.
— Я всё знаю!
— Что ты знаешь? — хмуро допытывал меня он.
— Вам нужен амулет! А професор с вами заодно!
Феликс выругался и сбросил ещё один звонок.
— Да, чёрт возьми, да! — яростно вспыхнул он, как дьявол. — Нам нужен амулет. Но никто, клянусь, никто тебя не тронет. — продолжал утверждать он.
— Этот амулет принадлежит музею.
— Он с самого начала был наш — его просто доставили с другими экспонатами, чтобы не привлекать внимания. А сегодня... Послушай, я не хочу кричать. Давай ты откроешь дверь, и мы нормально поговорим? — чуть мягче произнёс он, будто уговаривая. С другой стороны раздался оглушительный стук.
— Слышь, щенок, обнаглел ваще! — завопил грубый мужской голос, по кличке "Доберман". — Кто разрешил тебе сбрасывать звонки? — зло спрашивал неизвестный. От этого баса внутри всё сжалось. Феликс в ответ что-то крикнул, но я не разобрала. Сосредоточиться было трудно.
— Н-но всё-таки, что будет, если вы не сможете его получить? — испуганно спрашиваю, теребя амулет в рука.
Послышался усталый вздох.
— Джес. Это очень, очень опасный вопрос. — чуть тише говорил он. — На твоём месте я бы вообще не думал о такой возможности.
Снова грохот.
— Щенок, открывай! — заорал, что есть мочи, Доберман. — Что в этой конуре происходит?
Казалось вот-вот, и входная дверь рухнет.
"А потом они придут за мной". — грустно подметила я.
— Слышишь? — вновь спрашивает Феликс по ту сторону двери. — Их послали на случай, если что-то не так. И, боюсь, они перестают верить, что всё в порядке.
Я снова огляделась, но уже понимала, что всё кончено и спокойный, но немного грустный голос Феликса это подтверждал.
— Джес, бежать некуда. — сказал — как отрезал. — Тебе нужно сдаться.
"Да пошёл ты!" — зло пронеслось в моей голове. И под оглушающий грохот дрожащей рукой я открыла дверь. Мне ещё никогда в жизни не было так страшно.
— Феликс... Этот амулет... — запинаясь, пыталась объяснить я, то опуская, то поднимая взгляд на него. — Он не снимается. — мой голос предательски задрожал.
— Мы разберёмся с цепочкой. — спокойно отвечал он.
— Дело не в ней. Это... — я запнулась, понимая, как это звучит. — ...магия.
Феликс побледнел.
— Открывай сейчас же! — заорал снова Доберман.
— Насколько это плохо? — испуганно спросила я, невольно касаясь руки Феликса. Он был высоким, поэтому до плеча я физически бы не дотянулась.
— Приказ чёткий — забрать амулет любым способом. — без лишних эмоций и с серыми глазами ответил он, смотря на меня.
— Но... Я готова его отдать! Просто надо понять как.
— Ты думаешь эти будут разбираться?! — тут же вспыхнул парень, слегка дёрнувшись. И быстрее чем успела сообразить, он втолкнул меня в ванную и захлопнул дверь. Я осталась в кромешной тьме.
— Ни звука. — строго потребовал он.
Загремели ключи и в этот же миг раздался выстрел. Бах! Топот, грохот, крики — я забыла как дышать. Просто замерла, молясь, чтобы они не зашли сюда.
— Эй! Сюда! Девчонка сбежала. Всего на секунду отвлёкся, она стащила ключи...
— Ты её упустил?! — ошарашенно воскликнул басистый мужчина.
— Поправка. Вы её упустили. — Феликс был серьёзен, как никогда, однако в этот момент он всё же съязвил.
Бум! — со стены посыпалась штукатурка.
— У тебя была одна задача... — наезжая, проговаривал каждое слово Доберман.
— Следить за ней до вашего прихода. — быстро закончил за него высокий блондин. — Вы были здесь.
— Думаешь тебе и в этот раз всё сойдёт с рук? — зло бросил тот. — Огребать все вместе будем. — ставил перед явным фактом он.
— Лучше б следил за своими псами. — фыркнул недовольно Феликс, хмурив брови. — Или ты и в этот раз сможешь их отмазать?
— Вижу её! — хором воскликнули псы.
— Так чего стоишь?! — оцепенел Доберман.
Снова грохот. Казалось, сотня ног пронеслась мимо через чёрный выход, но вот всё затихло.
"Можно выходить?" — подумала я, боясь шелохнуться.
Послышался шорох. Ручка медленно опустилась.
— Нет-нет, не стоит. Там прорвало трубу. Не хотелось бы плавать в... хм... фекалиях. — быстро солгал Феликс, спасая положение. И снова тишина. Не зна

Категория: Страшные рассказы

 
<
  • Публикаций: 41
  • Комментариев: 1507
  • ICQ: --
8 апреля 2022 15:11

EdWeber

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 5.01.2015
 
Прекрасный рассказ! Очень тонко передано переключение между нашими днями и миром Древнего Египта. Есть некоторые технические недостатки, ну, например "осмотревшись по сторонам, там никого не было", лучше так "Я осмотрелась, здесь никого не было". Я не критикую, ни в коем случае, но хочу, чтобы ваши тексты были ещё круче))) тыкс, ставлю 5+++ и иду читать вторую часть

<
  • Публикаций: 209
  • Комментариев: 854
  • ICQ: --
8 апреля 2022 17:42

Alonso

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 22.12.2014
 
EdWeber, "Есть некоторые технические недостатки, ну, например "осмотревшись по сторонам, там никого не было", лучше так "Я осмотрелась, здесь никого не было"." — и вправду звучит лучше. Приму к сведению.


Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: