Max Payne 2: Sprut

Автор: Alonso от 14-08-2022, 00:59

«Интерпол»

Поговорив с охранником, он идёт на второй этаж направо. Пошарившись по кабинетам, пришёл в нужный. После недолгого приветствия, там болтолог даёт ему задание.
— Приветствую вас, мистер Пэйн, рады, что вы согласились с нами работать. Поверьте, мы не зря вас беспокоим. Сегодня утром убит связной нашего тайного подразделения, который принимал участие в деле о международных медицинских махинациях. Кажется, он натолкнулся на что-то значительное, но не успел передать всю информацию. Единственное, что мы успели понять, он вышел на русский след, и это Макс, кто-то из ваших старых знакомых. Вот зачем вы нам здесь нужны. Вы отправляетесь в Женеву, в частный отель, в котором проходила последняя встреча нашего связного. Сейчас он выкуплен одним из русских миллионеров. Постарайтесь разведать, что к чему. Вам будут предоставлены все необходимые полномочия. — Спустя паузу мужчина в деловом костюме добавляет. — Да, ваш рейс, через полтора часа. Советую поспешить. Всю документацию изучите в полёте.
Макс стал выше прыгать - перепрыгнув через перила на втором этаже и приземлился на первый, без вреда для здоровья. Вот уж бес в него вселился на старости лет! Самое смешное, что в Макс Пэйне 3 наш герой опять станет жгучим брюнетом, пока не обреет себя налысо.

«Отель»

— Сэр, на этой неделе мы закрыты для посетителей. Прошу покинуть помещение.
Повернув голову, справа от него гардероб, и полноватый мужчина явно не рад его присутствию. Эхом доносится музыка. Впереди виднеется фонтан, журчание воды чётко доносились до его ушей. Макс прекрасно понимал, что с этим местом что-то не так, да и сам гардеробщик выглядел подозрительно. Слева его приветствовала светодиодная вывеска «Crocodile», ярко переливающаяся с красно-жёлтого на зелёный. На самой вывеске был изображён, как ни странно, крокодил, попивающий коктейль с трубочкой «Зонтик». Всё так заманчиво мигало и переливалось тройным цветом. Сама вывеска была анимированной, поэтому хвост крокодила периодически поднимаясь-опускался, а пасть, радостно открываясь, снова в вытянутой форме попивала напиток. Одни и те же повторяющиеся движения - как и жизнь Пэйна. Вот откуда доносилась музыка. Приближаясь, она становилась в разы громче. Он решил сразу зайти в бар, в котором не было двери. Дверной проём напоминающий арку без стоек. Зайдя внутрь, слева - зеркала во весь рост, разделённые на большие квадраты, а рядом стоят две девушки, на вид, древнейшей профессии. Но они были неразговорчивы, откровенно игнорируя вошедшего. Из ретро-проигрывателя Jukebox звучал хит Александра Розенбаума «Я — Сэмен, в законе вор». Символично, товарищи. И оттуда в бильярдную, он прошёл без каких-либо происшествий, поскольку бармен с скучающим видом натирал стаканы, тупо глазея в маленький настенный телевизор. Макс замер у музыкального автомата справа, прямо возле дверей, тем самым невольно подслушав разговор двух незнакомцев.
— Я не понимаю. — Тянул последнее слово худой парень, как самый настоящий гопник, с соответствующей им интонацией. — Чё ты вообще впишешься за этого фраера? — Водил руками по воздуху русый на вид паренёк.
— Слушай. — Отозвался полноватый мужчина, стоящий напротив. Он быстро посмотрел по сторонам, слева-направо, нет ли никого, после чего обратил свой взор на русого. — Он отдаст на днях. Ну, чё ты в самом деле, как нелюдь? — Почёсывая правую бровь, пухлый опустил взгляд, тоном выпрашивая отсрочку.
— Да зачем тебе нужен этот кусок говна? — Взмахнув рукой, протягивал каждое слово парень, в чёрной кожаной куртке. Его тон был недовольным, мол, что за ерунда? Тебе делать нечего? Он хмыкнул, чуть сведя брови. — Короче, если завтра до двенадцати я ничего не получу, будешь ты отвечать. — Его интонация резко сменяется, походя на открытый наезд.
— Договори-и-и-лись. — Протянул тот, едва заметно кивнув.
— А, да, кстати, до завтра процент накапает. — Активно жестикулируя, он закивал, как утверждая. — Ты уж не обессудь. — Он делает сильный акцент на последнем слове, вытягивая нотки именно в нём. Этот парень мастерски владел голосом и умело менял интонацию, прямо как профессиональный актёр дубляжа.
— Ладно, не переживай, всё будет в ажуре. — Однако только глухой мог не заметить, как полноватый мужчина поник.

Там направо в дверь и по коридору в комнату охраны. Там Макс достанет пистолет. Чего он туда попёрся? Пэйн прикинул: Можно вбежать и прыгнуть на первого врага - он упадёт, и пока будет вставать, он может всадить пули во врагов. Сразу выяснилась вторая серьёзная недоработка его плана - во время стрельбы невозможно сбросить его умение замедлять время, а враги при этом двигаются, и в тебя стреляют. Это бесит мгновенно и сразу. У врагов появляется оружие, когда они активируются, услыхав выстрелы.
— Кто стрелял?! На позиции! — Даст команду один из бильярдной.
А до этого они косят под добропорядочных, поэтому, как только у него появится в руке пистолет - бежать обратно в бильярдную и пристрелить двоих разговаривающих там ублюдков. Заодно и бармена можно прикончить (из него выпадет пистолет). Макс просчитывал каждый свой шаг, словно видел наперёд. Главное - не создавать шум, иначе они сразу отреагируют на выстрелы. Да даже охранника в будке справа от входа рукояткой забить. Но если тех двоих в бильярдной он победит, где гарантии, что у них не автомат, который он снимет с трупа? Так что нужно решать - здоровье или оружие. Врагов будет предостаточно. А вот с аптечками просто беда - их нет. Макс понял, что лучше действовать по стелсу. Он вернулся обратно. Два выстрела, громкие охи. Бармен облокотившись о барную стойку, лениво подпёр щёку ладонью.
— Джузеппе, я не могу быть с тобой! — Очередной вшивый сериал, да и сам телевизор показывал плохо, с рябью и иногда мигая.
Громкий звук оглушил на время, у бармена подогнулась рука. Макс выстрелил в телевизор, но тот мгновенно погас. Мужчина средних лет лежал на полу, обняв руками голову, и ждал, что будет дальше. А дальше – были крики, после чего раздался звук перезарядки. Глаза широко раскрылись, и мигом отскочив, агент вжался в стену. Выстрел! Бармен вынырнул из-под барной стойки с дробовиком в руках. Вот прошла секунда, экран погас, а заряд потерян, как в темноте. Бармен разошёлся не на шутку. Поднялся сноп огня и дыма. Барышни завизжали, убегая в россыпную. На месте телевизора осталась чёрная дыра, сквозь которую проглядывали красные змейки и язычки синего огня. Выхода не было, бармен поджидал, когда тот выйдет из укрытия. Замедленный прыжок в левую сторону, тот самый в слоу-мо, как бывает в крутых голливудских фильмах. Пули вонзались не только в плотную тушу, но и в стены, отскакивая, впиваясь в бутылки слева на полках, словно проделывая в каждой неровные чёрные дыры. Громко завопив, бармен был как решето. Из его рук вылетает дробовик, а сам он дёргаясь, бьётся как в конвульсиях, пока в его тело всаживается ещё одна порция свинца. Пули вонзались в его тело с такой силой, что вызывали мощную вибрацию в стенах. Вонзались, как в бетон, долетая до него с амплитудой одного удара в секунду. Вонзались в его плоть. Он падал и смертная мука была невыносимой. Предсмертный рёв и всё было закончено. Только чудом им удалось не задеть музыкальный автомат. Чьи-то быстрые шаги. Один норовил найти угол поудобнее. Их было несколько и они были вооружены. Одна из пуль попала в него, отбрасывая в сторону, и в какой-то момент Пэйну подумалось, что рано терять сознание. Пролетая со свистом, свинец попадал в коричневую бархатную обивку диванов, место, которое пустовало; пули с противным звоном отскакивали от зеркал в пол под ногами. Один из подбегающих был в балаклаве, другой щуплый и рыжий сущёнок. Несколько выстрелов в его бронежилет, не причинив вреда. Они были даже мягкие, как в булке. Парню в чёрной балаклаве хоть бы что. Он резвый и не стоит на месте.

«В комнате охраны»

Двое были здесь. По видеодвойке шёл старый фильм с неимоверной долей пафоса, что было присуще 80-90-м годам.
— Этот мир совсем прогнил. — Патетично произносил главный герой дешёвой киноленты. — Я должен был остановить Говарда и отомстить ему за смерть своего брата.
Крупный план, подсъём.
— Мой брат! Н-е-е-е-е-т! Он убил его!
Ещё один крупный план, ещё один подсъём.
— В городе Хэйндвулл шёл дождь. Но в этот день было ещё страшнее, потому что ко мне в голову лезли мысли о наболевшем. Накрапывает. Этот дождь. Тихий и тёплый. Дождевая капля скатилась мне на лицо. Пора было выходить. Моим страданиям не было конца, потому что дождь шёл всегда, хотя в атмосфере царил такой штиль, что возникало ощущение замедленной съёмки. Пока я ехал к главе мафии, облака заволокли небо. Специально в центре города стояла сверкающая иллюминация, от которой расходились мириады разноцветных лучей, казавшиеся пушистыми и мягкими, как сахарная вата.
Санчес включил кофеварку, две маленьких чашки с кофе выставил на поднос.
— Три часа ночи. Стёкла троллейбуса давно стали как тонированными, и ничего не было видно за окнами, кроме темноты и дождя. Тучи затянули небо и стало сумрачно. Сколько времени далось на размышления – я не мог определить. Передо мной была стена из мутных чёрно-серых стёкол, сквозь которые ничего нельзя было разглядеть. Капли не светились, как в воде, а казались телами сотен насекомых. Когда он кончится, появятся разводы чёрной грязи на асфальте - как в моей душе.
Театральная пауза.
— Глава мафии Сантьяго знал, что никогда больше не увидит луну. Он даже никогда не думал о том, что когда- нибудь попадёт на небеса. В прошлом исчез вместе с его кораблем. Из тайного общества уцелел один Джон Аарон. Я сумел выйти на его след. Только этот след никто не ищет. Когда-то его искал мой брат, а после него – я. В течение ближайших суток, максимум трёх, мы с тобой встретимся, Сантьяго. Расскажешь всё. Пока же не возражай, а лучше отвечай честно. Тебе же от этого будет лучше.
Долгая пауза.
— Он сбросил моего брата с небоскрёба. Забыв обо всём на свете, меня прошибло мыслями о цене жизни, потом о смысле жизни. Я понял, что мной движет месть. Он убил моего брата. Он крутил мной, как хотел, но я всё равно выбрал судьбу сам.
Теперь нужно забить двоих в комнате охраны и нажать кнопку на столе с четырьмя мониторами. Телевизор, мониторы, проигрывающий шансон аппарат - всё расстреливается. В этот момент к нему прибегут двое из коридора, потом двое будут за углом, и в бильярдной один гад жмётся к углу. Враги стали хитрее, чаще кувыркаются и жмутся в угол. Перезарядка, звук рикошета пули. Кнопка сменила цвет с красного на зелёный, как неожиданно, один из мониторов погас. Дёрнув переключатель вниз - автоматические раздвижные двери будут активированы.
Звук выстрела пули в воздух, аж щёлкает.
— Выходи, сучий потрох! — Язвил один из бандитов.
Возле уха, пролетающая пуля со свистом, и Макс невольно пригнулся, пытаясь отстреливаться из укрытия.
Дальше надо забить двоих у кафе, они по разные стороны от входа, что пытались заныкаться по углам, тем самым поджидая. Гардеробщик бежит к столу, не отрывая глаз, однако получает пулю в лоб, с криком падая на спину. Те двое ждут, чтобы внезапно напасть исподтишка, поэтому агент Пэйн не спешит. Нужно всё тщательно продумать. Куртизанок тоже можно пристрелить, но Макс из порядочных и честолюбивых. Насчёт барышень, то на блондинке был розовый топик, короткая юбка, чулки и сапоги. Вторая: завсегдатая бара Марти, в коротком чёрном платье и на поддельных лабутенах. Девушки выбежав из бара, вжимаются в дверь у гардеробной, трясясь от страха. Их трогать Макс не станет.
Со стороны входа на второй этаж побегут двое. Всё понятно - пытаются окружить.
«Я — Сэмен, в законе вор,
Сам себе я прокурор».
Звуки пролетающей пули "со свистом". Дамы визжат от ужаса.
«Беня Крик мне друг, сестра — Нехама».
Перекат.
«Мне братишкою — прибой,
(Патрон вставили в магазин)
Молдаванка — дом родной,
(Чей-то вопль)
И судьба моя — Одесса-мама
(Последний крик)
Где я только ни бывал,
Что я только ни видал,
Но всегда к лиману возвращался».
(Звук падения гильз от патрона на пол)
Я — Сэмен, в законе вор,
Быст...».
Громкий удар и последующий треск. Был сильный гул, затем почувствовался едкий запах гари. Одна из колонок дымилась ещё минут 5-10 минут. Повалил очень вонючий дым, что аромат был слышен в фойе. Трёхъярусный фонтан из мраморного оникса. Журчание воды и больше никаких песен Розенбаума. Музыкальный автомат накрылся медным тазом. Патроны рассыпались уже в последний раз. Из ружья делается выстрел и после откидки с него валит дым. Это масло под давлением воздуха в канале ствола воспламеняется - адиабатический процесс. Это нормально, через некоторое время пройдёт. Обычное масло вот и всё. Патронов для дробовика катастрофически мало, но есть новый лут. Так называемый "дизель" - процесс сгорания смазки под действием давления. Это явление происходит ввиду того, что кто-то либо не расконсервировал новую винтовку перед началом использования, либо плохо смазал. Ничего хорошего в этом нет - портится пружина и манжета. Лёгкий дизель, конечно, возможен и при достаточно грамотной смазке, но держится он несколько выстрелов всего, и, как правило, сопровождается запахом, дым редко. Стоило бы разобрать, отчистить, вымыть ацетоном, слегка смазать сбоку манжету, ведущие пояски поршня, и пружину синтетикой автомобильной или ШРУСом, но у него не было на это времени. Девушки испуганно смотрели на него, у одной задрожал подбородок. Та, что в короткой юбке, побежала со скоростью света в сторону бара, а другая боязливо отступала, идя спиной вперёд, не сводя с Макса глаз, после чего скрылась за дверным проёмом. Теперь можно подниматься наверх, двери открыты. Там враги в фойе. Со стороны коридоров тоже прибегут, как тётка в халате, так и мужики с пистолетами. Забив их, он замечает наконец тюбик-аптечку на бежевом диване, прекрасно понимая, что это приманка. Когда он подойдёт, они обступят его с обоих сторон. Одним прыжком, он оказывается за диваном, прижимаясь к подлокотнику, под свист пролетающих пуль. Некая женщина с адскими криками выбегает не пойми откуда и бежит в противоположную сторону. Звук падения гильзы от пистолета (использованный патрон). Направляющие привода медленно ползут вниз, преодолевая сопротивление воздушных масс, и вот стрелок повис как над чёрным колодцем, на дне которого чернел проём. Если пуля проходит навылет, то это уже не пуля. Это — дух. Громкий крик, ещё вопли, и всё наконец, стихло. Идя направо в конец коридора - в дверь направо. Там куча ботов ждёт его. Они как клоны, уже были наготове. Так он их и именовал. Все боты стреляют без предупреждения и довольно крепкие - держат два выстрела из помповухи в упор. Возможно, кто-то перестарался с их модификацией, или кто-то злоупотребляет допингом. Прислонившись к стене, Макс встал в боевую стойку, прекрасно понимая, что винтовка может его подвести.

Спускаясь вниз, слышны странные реплики. Дешёвые, убогие и тупые, как... Ох, кто-то смотрит фильм для взрослых. В бессмысленно больших коридорах только одна дверь открывается, так что заблудиться невозможно. Незаметно, словно на крыльях ночи, он убивает двух ботов со спины в лифтовой и включает лифты. По противоположной стороне бежит к лифтам. В левом лифте будет парочка: один разодетый как омоновец, второй в униформе цвета хаки. Хлопнув их - как букашек, едет в лифте с ненарушаемой тишиной. Кстати, у входа в отель появились два бандитика. И в дальнейшем ему придётся иметь дело с волшебным образом появляющимися ботами в месте, где только что никого не было и неоткуда появиться. Мистика, да и только. В лифте стоят две мещанские кадки - какой идиот это придумал? Они мешают обзору при обороне в лифте. Как специально и назло. Зачистив коридоры, Макс пригнулся, медленно ступая. Сразу у выхода из лифта справа - выскакивает бандюган как Кощей Бессмертный, получив по тыкве, и слева в коридоре ещё один. Макс остался в проёме, используя замедление пули. Выстрел. Белая стена пошла складками, и на Виктора уставился глаз, напоминающий зрачок. Пэйн слышал их разговор по рации. За окном месяц убегает по небу. Время летит быстро. Управляя пулей в замедленном времени, а именно самой траекторией движения, та достигает своей цели. Человек в чёрной балаклаве тихо ойкнул, вытянул вперёд руки и повалился на спину. Потом будут толпы врагов, но агент уже был готов к ним. Прищур. Прицеливание. Ещё один выстрел. Резкая тишина, после истошного вопля. Из дула идёт сизый дым. Он нажимает на спусковой крючок. Злобный импульс толкает отдачу от плеча к кисти. Огонь, ещё огонь. Один за другим пали, как велосипедисты на соревнованиях. Потом будут ещё толпы врагов, взрыв, и дверь в комнату с проломом в стене. Зачем владельцам отеля взрывать свою же стену в своём же номере своего отеля? Ответ можно найти только в кусках плавающего в черепах этих недальновидных существ, заменяющего им мозги. Если этот ответ вообще есть. Правила прохождения просты - стрелять пока не упадут. В упор бить из помповухи. Боты меткие, из-за угла высовываются только для выстрела в него. Он знает, что всё крутится вокруг него. Его сила, его безопасность. Старшина-компьютерщик просматривает результат работы, изредка обращаясь к сослуживцам. Два часа проходит в занятиях, три — в спокойствии и одиночестве. Светильник сиял в просторном помещении, хотя вокруг по-прежнему было темно. Они стреляли из автомата, нажимающая на спусковой крючок с определённой целью, падая градом, издавая протяжный вой. За окном, на одном из этажей, торчит из бурьяна кудрявый куст с тощей серебряной кистью листьев. Может ему казалось неправильно, словно костяная рука. Его действия были монотонными. Дойдя до большого зала с рядами растений. Ему не показалось. Издалека виднелись именно растения. Боты везде, и как только войдёшь в дверь рядом со столиком, на котором стоят два тюбика - сзади тебя материализуется бот. Также они бегают по балкону вверху и стоят в тупиковом коридоре. Как только пройдёшь по балкону и откроешь дверь на лестницу, внизу которой два врага - слева внизу опять появятся боты. Это бесит. Если бы он хотел «DOOM» в режиме «Nightmare» или «Devastation» - он бы играл в них. Атмосферность была специфичной. В одной из подсобок полупустые стеллажи и раскрытые коробки. Семнадцать ноль-ноль-три. Чётные. Со склада, стало быть. Макс кое-что для себя понял. Как он увидит в углу коридора четыре тюбика - направо два бота. Они как бы кривляются перед глазами, просвечиваются и исчезают, скрываясь за углом. Нажимают на спуск. Они как жвалы разрывают ночного гостя на части, но Пэйн выходя из укрытия, действует с умом. Перекувыркнувшись к противоположной стене, он прижимается, стараясь быть незаметным для них. Пытаются сломить жертву огнём и пулями, а затем смыкают ряды и начинают кромсать её зубами и когтями, но Макс держится до последнего, пока его глаза не округляются. Кто-то кинул гранату, и в это время раздался взрыв, погас свет. В кромешной темноте зазвучали стоны и крики раненых. Граната подкатилась именно к агенту. Всё заволокло дымом. Одного из бандитов разорвало на части. Что-то попало в стену над головой Макса, и он увидел, как из разорванной каменной кладки вылетают куски штукатурки. Кто-то отскочил, покосившись, замер на месте. Взрыв взметнул фонтан пыли и дыма, и ноги агента коснулись земли. В дальнем углом один из уродов в маске завыл как собака. В общем, весьма действенная обстановка. Сотрудник специального отдела видел, как один сгорбившись, чуть ли не по-вросшему в пол, никак не мог сдвинуться с места. Тёмная фигура сдёрнула чеку и прыгнула назад. Кто это был? Мелькнула, тут же испарившись. Он не разглядел. Туман за окном рассеивался. Сначала он поднимался над аллеей, потом белым туманным маревом стали заполняться деревья. Дверь разорвало, грохнула штукатурка, потом ещё раз. Но она разорвалась слишком далеко, потому агент не пострадал. Орали и убегали другие, хоть и вели себя подобно вахмистр. Тогда Макс Пэйн понял, что в этой локации было закончено. Остальные сбежали, попросту струсив.

«Задний двор»

Идиотизм продолжается. На кухне боты возникают даже не телепортацией, а неведомой силе материализуются в месте, где их просто быть не может. Это подошло бы монстр-паку TаcticalOps, но вот дело в том, что идеи TаcticalOps намного опередили бред репачокнутых идиотов. Дальше - больше. Когда Макс замочил спецназовца в туалете (в сортире нашёл, на толчке и замочил), то потом откроется дверь на металлическую лестницу, ведущую в большой сад. Там - двадцать четыре бота, возникающих из ниоткуда. Разбросанные по низу блоки взрывателей были вывинчены так плотно, что во все стороны брызнули осколки. Бой, взрыв, лязг стали и боль, раздирающая его грудь. А потом он провалился в царство снов, где пребывал совсем недолго. Теперь же враги были разодеты в униформу и камуфляж спецназа. Хм, как интересно. Уход, прыжок — и — за борт. Видны ранения, перед глазами дым – и опять внутри воспоминания о прошлом. И всё как бы становится чище, хотелось верить. Обрыв провода... Неслись события один за другим. Взрыв, раздавшийся за ним, оказался самой большой неожиданностью. Настолько громкий, что всё затмила пелена. Пауза. И больше ничего не было. Макса как оглушило. Звук контузии, когда рядом произошёл взрыв, длился всего пятнадцать секунд, но он был настолько неприятным и мерзким, что казалось, что он длится вечность.

После сада - пара комнат с ботами, и ступеньки ведущие на склад. На складе около четырнадцати ботов, бочки взрываются, канистры тоже, а под авто - пара тюбиков и припасов. Звук свиста в ушах, когда рядом взорвалась флешка (ослепляющая граната), такой долгий и продолжительный. Казалось, что уши заложило, но этот звук продолжался. Выстрел, огонь, пламя, снова взрывы. Агент уклонялся, и пригнувшись, решил пока засесть в укрытии. Бах! Бочка справа рванула. Главное - не попасться под огонь. Чуть подползая, он ушёл влево, и только хотел вынырнуть из укрытия, как пуля пролетела совсем рядом, чуть не задев кончик носа. Парень отпрянул, резко отклонившись назад и упав, вжал ладони в землю. Бах! Бочка рядом рванула. Главное - не попасться под обстрел. Сколько же их тут? Краем глаза он заметил что-то белое и блестящее, поэтому быстро прикрыл голову руками, отвернувшись. Невольно, сложился калачиком на земле, поджав ноги. Тряхнуло. Сильно. Звонкий звук в ушах, когда был громкий взрыв и ты оглушился, становился более нарастающим. И как тут не лишиться барабанных перепонок? Если он умрёт, то не сможет начать с начала миссии, и не с последнего сохранения. Это не игра. Взрыв! Звук оглушения гранатой в целых семь секунд. Полнейшая дезориентация человека в пространстве, но сдаваться было нельзя. Этот звук, звук дезориентации человека в пространстве тянулся одну минуту и двадцать три секунды. Уши закладывает, он уже приглушённо слышит. Чёрт возьми, какой же неприятный и ужасный этот ультразвук! Звук потери слуха после контузии. Да, это он. И ещё - в открываемых шкафах невозможно подобрать аптечки или боеприпасы. Их там нет.

«Склад»

Тут будет куча спецназовцев, которые швыряются гранатами. Надо запрыгнуть на ящики, на второй ярус, в дальнем помещении. Потом играть в чёртового принца Персии (что Макс ненавидел), прыгая по ящикам и бегая по доскам, пока не откроешь дверь в другое помещении. Некоторые из врагов будут стоять к нему спиной. Кидая гранаты и стреляя в бочки, он сам был, как герой голливудских блокбастеров. Около каждого Камаза - команда с автоматами. Некоторых можно снести, стреляя под днище грузовика или по ногам врагов. По складу придётся сделать круг, прийти опять в то же место. Пришлось покататься на подъёмниках, открыть дверь в другой склад и бегом добираться до двери. Сильно обращает внимание на себя отсутствие человеческих реакций - если изначально враги опознавали того, кто открыл дверь, то сейчас в разы "поумнев" палят без разбора. Звук контузии после взрыва дался легче. От взрывов и гранат звук сотрясения в голове (шум в ушах). Такой долгий, но самое больное и неприятное — это всё же ультразвук. Бр-р. Бандюганов столько, что иногда мозг тормозит. Нужно добраться и начать рулить Страйкером, так же в помощь автомат Калашникова. От взрыва гранат просто глохнешь. Напряжение, когда человек был оглушён и вокруг него происходит ужасное. Перекатами, он доходит от одного ящика к другому. Перед глазами проплывают мушки. Вспышки и зигзагообразное мерцание перед глазами наблюдаются продолжительное время. Свечение метнулось вниз, словно сияющий меч. Какими бы притягательными ни казались новые правила, старые уже совершенно не действовали. Впереди кто-то свистнул, давая знак. В небе зелёная вспышка - как взлетевшая ракета. Пульсирующий звук в голове далеко не из приятных. Казалось, земля трясётся, понимая, что от них должен был остаться лишь хлористый осадок.

«Трущобы Питера»

Поджигая бочки, он спешно продвигался к двери. Там очень трущобистое всё, он внимательно переступал, держа расстояние, не проваливаясь в проломы. Широко расставив ноги, он делал один шаг за другим, соблюдая осторожность. Как дойдёт до комнаты, где после взрыва бочки в комнату телепортируются пять уродов — это переход на следующий уровень. За каждым углом кучкуются бандиты. Это невыносимо. Долгое время его не покидал звон в ушах, после чего, спустя время, Макс слышит только своё сердцебиение. "Напрягучий" звук. Снова. Это начинало уже раздражать, потому что Макса одолевала ноющая пульсация.

«Здания под снос»

Тут надо сделать круг, взрывая бочки, потом на винтовую лестницу и потом найти комнату, где можно прыгнуть на ступеньки в воздухе. Он словно бежал марафон. Адреналин подскочил настолько, что он не чувствовал усталости и не слышал тяжёлого дыхания. Потом по доске забраться на балки и ходить по ним, а по тебе будут палить бешеные боты. Чуть качнувшись в сторону, он непроизвольно замахал руками, стараясь держать равновесие. Нельзя было упасть. Шажок. Честно по-любому тут не пройдешь, даже если закидать всех гранатами - всё равно материализуются новые бандюги. Они лезли со всех щелей. Ещё один шажок. Свист над ухом. Ещё один маленький. Пролетающая пуля. Ещё шажок. Дыры в стенах. Выдох и робкий шаг вперёд. Хоть бы не свалиться. Снова эти оглушающие звуки в голове. Макс быстро заморгал, чуть покачнувшись на месте. Кажется, ему уже нехорошо. Звук оглушения то увеличивается, то уменьшается. Голову кружит, перед глазами всё плывёт. Что с ним такое? Звук, где в одном ухе "стреляет". Он не слышит выкриков в свой адрес, кои полны ехидства и язвительности. Может у него шок после громкого взрыва? Что-то с силой хлопнуло, похоже на удар по звучанию. Макс от неожиданности вздрогнул, чуть не соскользнув. Звон в ушах, когда услышал что-то громкое. Скоро он вообще перестанет что-либо слышать. Глубоко задышав, он сделал ещё один шаг вперёд. Он был под обстрелом, но должен был пройти дальше. Тот, кто за этим стоит, лишил его всего. Он лишил его семьи: жены и ребёнка, которому от силы было три месяца. Он лишил его самого дорогого и должен был поплатиться за это, чего бы ему этого не стоило. Макс обещал себе, что не отступит, никогда и ни перед чем.

«Гаражи»

Машины взрываются, если всадить в них приличное количество пуль. Он входит в дверь КПП и выносит всех там с зашкаливающей яростью. Открыв шлагбаум кнопкой, потом надо повоевать, пока боты не откроют жестяную дверь. Сделав оборот, расстреливает машины, осознав, что в грузовик "ХЛЕБ" и в чёрные фургоны стрелять не надо - они не взрываются. Можно это сделать через стекло КПП. Сейчас он ходит с АК или М4. На выстрелы и взрывы, само собой прибежит спецназ. Замочив их, выпрыгивая из укрытия в слоу-мо, он форшмачит их, всаживая огромную кучу пуль. Каждый из них как сито. В замедленном времени, он пролетает в воздухе вправо, даря им свинец. Их косит и они извиваются, как будто их бьёт током. Замочив приличное количество, он идёт дальше, но пара ботов появится и будет стрелять сзади, как закон подлости. Развернувшись в пол-оборота, он отпрыгнет в сторону, всё так же замедлив время. Пули летят в замедленной съёмке, не успев пройти навылет. Отпрыгивая, он расстреливает их в воздухе, пока те мучаются под гнётом. При выстреле выделяется обильное количество белого дыма. Несгоревший порох в стволе заканчивает гореть после того, как пуля вышла из дула.

Он идёт к двери. Дёрнув за ручку, та не поддалась. Дверь не открывается - нужно сходить в КПП и понажимав там на всё подряд, он долго ломает голову, проводя тщательный осмотр. Ничего. Макс озадачен. Психанув - расстрелял компьютер. Какой-то гул, словно бег, что доносится откуда-то издалека. Снизу прибегают боты с надписью "Милиция" на спине. Ворвавшись, они озаряются по сторонам, в спешном темпе, не понимая, что только что сейчас произошло. Громкие выстрелы оглушают их, когда Макс оказывается позади них, расстреляв со спины. Не было сомнений, что кто-то следил за ними с того момента, как они вышли с прошлого здания. Макс чувствовал чьё-то присутствие, но не мог этого объяснить. Он чувствовал на себе чей-то пристальный взгляд. Этот кто-то был не рядом, но словно наблюдал за каждым его шагом. Это как движущаяся картина под определённым углом. Неизвестный поворачивает голову в ту сторону, в которую ты направляешься, будто следует за тобой взглядом. Ты чувствуешь, как он сверлит тебе в спину. Как он дышит тебе в спину, но поделать ничего не можешь. Отстрелив их, бегло спускается на нижний уровень. Пригнувшись, сразу подмечает там дальнего врага. Тот проходит влево, ни о чём даже не подозревая. Свист.
— А?
Глупец в лыжной маске развернулся лицом, за что получил промеж глаз, отлетев на пару метров назад.
Заметив ещё кое-что, он расстрелял тачки. Потом из-за угла продолжал расстреливать угнанные автомобили и врагов. В их распоряжении были ППС-84; Искандер; Mercedes 190; Москвич 412 и 2141. Зачем надо поджигать машины? Потому что Макс обманным путём сумел завести их в ловушку, тем самым неандертальцы к ним подбегают, загораются и умирают. Не все, но приличное количество. Зачистив всё, после сымпровизированного им фаер-шоу, понажимав на кнопку открытия ворот в конце гаража, ворота не откроются, зато откроется дверь на другой стене. Прошарив, что, зачем, сразу кидает гранату и стреляет чётко в цель, тем самым поджигая бочки, и кинув гранату в яму справа - он будто рентгеновским зрением предвидел, что там враг притаился. Цепким взглядом провёл осмотр территории. Гранаты можно не экономить - они тут есть. Враги носятся, загораясь как чучела, срывая голосовые связки, носясь по кругу, как курицы без головы. Идя в дверь, сходу кидает гранаты, приметив в углу, выезжающий Страйкер. Осознав, он метается взглядом, но проскочив, метнулся обратно, увидев длинный коридор и переключившись на бег, берёт автомат. Притаившись за стеной, он не высовывается, кидая гранату, на что ему метнут бутылку с зажигательной смесью в ответ с криком "А ну-ка, выкуси!". Знатно так обалдев, пол загорается, чуть не превратив агента в чучело. Вскочив, как угорелый, он отпрыгивает в сторону. Раздаётся хлопок. Воздух наполняется едким дымом. Вот чёрт, куртка горит от пояса до середины спины. Быстро скидывает, пока в ушах звенит. Резко бросив на пол, топчет ногой. Да чтоб тебя! Слишком зол, дабы мыслить рационально. Он оборачивается и видит выбегающего из дальней двери человека в чёрном пальто. Тот сиганул вниз в по лестнице. Душой Макс рвался за ним, но перед ним вспыхнуло яркое пламя, не давая сделать и шагу. Языки пламени надвигались, теперь уже его загоняя в угол. Секунду-две слышен только глухой треск да гулкое эхо. Бандиты замирают, отрываясь от одной точки к другой. Слишком тихо и это как-то подозрительно. Резкий удар заставляет их прийти в себя. Непонятный предмет отлетает от окна, и им становится видно, как что-то разбивается, вырывая из темноты какие-то обломки. Набрав воздуха в грудь, бросает банку, выхватывая из-за пазухи обрез. В квадратный вырез кабины и с глухим стуком ударяется об пол. Газ попадает в роговицу и те заверещав, падают на колени, закрыв глаза руками. Орут, как резанные. Глаза режет, плоть разлагается. Кожа спадает, как куски нарезанной колбасы. Корчится черноусый мужчина, за ним на полу видна масляная лужа. Ну всё, теперь лишаться они глазных яблок. Это бело-серая плёнка с каким-то тёмным пятном, вроде зародышевой грыжи. Им не понять, их пробирает агония. Система защиты снабжена специальным механизмом, который уменьшает объём попадания. Но время действует на некоторые клетки, оно нарушает их функции. Всё очень просто, как стул. Теперь – второй ход. Забираем куртку. За считанные миллисекунды у тех сбрасывается кожа, а потом застывает и образует корочку. Такая корочка называется гнойным бельмом. На самом деле газ их ослепляет. Зачистив коридор и в дверь налево. Там много врагов на лестнице, однако неподалёку имеется обширное помещение, поэтому вовремя надавав тумаков одним стрелкам, он может забить их Страйкером. Огонь, камни, кости, ветер и плоть. Отвалившаяся рама. Копоть на стенах, в определённых уголках. Недруги застонали. В сердце есть жар души, а она уже не твоя. От этого места остаётся лишь пепел. Когда всё затихло, слышно лишь похрустывание в ушах. И снова Макса Пэйна накрывало. Поднимаясь наверх - толкнулся в дверь, но не вошёл, замерев на месте. Он выжидал момента, уже заранее всё спланировав. Он слышал, как они медленно подходят, прекрасно понимая, что боты взорвутся на своей гранате. Вот и выкуси теперь. Вот и всё. Он понятия не имел, что предстоит ему сделать или кого встретить в дальнейшем, но он точно помнил, что уже бывал в одной из этих комнат. Точно, в этой, в которой до него уже была установлена кем-то ловушка, в которую они и попали. А может и им. Но как? Память отказывалась помаленьку возвращаться. Он пытался вспомнить фрагменты из прошлого, но безуспешно. Макс чуть сощурил глаза, опустив взгляд. Сглотнув ком в горле, он приложился лбом к двери. Это место кажется таким знакомым, но он не мог вспомнить его. Он уже здесь был. Такое ощущение, что он проходил уже через один из этих кругов Ада, но не помнил точно, или же, не мог вспомнить. Долгие годы его тяготит жить в неведении. Его тяготят воспоминания из прошлого. Казалось бы, что ничто не сможет заглушить его боль и эти душевные дыры. Уровень честно пройден на сложности "мёртвый по прибытии". Ещё ни в одной из локаций не приходилось гасить столько ментов. Да, вы не ослышались, мёртвый по прибытии, потому что Макс был мёртв внутри.

«Лаборатория»

Мужчина сидел за столом, подперев кулаком щёку, читая некий документ в одной из папок. Глаза неспешно проносились по печатному тексту. Он приподнимает голову, слыша чьи-то приближающиеся шаги. Дверь распахнулась и к нему быстрой походкой направлялся неизвестный, уже не в почти в сгоревшей куртке, а в чёрном плаще, найденном в одном из кабинетов. Шатен быстро подскочил с кресла от неожиданности. Мужчина в чёрном плаще остановился напротив стола, имея дистанцию, и наставив дуло, сурово спросил, как устраивая допрос:
— Ты кто?
— А ты кто? — Не дрогнув ни разу, спрашивал стоящий напротив него мужчина. — Кто тебе дал право вламываться в мой кабинет, наставлять на меня пушку и говорить со мной таким тоном? — сардонически заявлял пока ещё неизвестный ему человек.
— Это право дала мне смерть моего ребёнка, ублюдок. — Холодно ответил ему Макс, держа на мушке. — Если ты сейчас не начнёшь говорить, я всажу пулю прямо в твою испуганную морду!
— Э-эй, спокойно! — Не успел Пэйн закончить, как неизвестный ему мужчина сразу начал свою шарманку. — Моя фамилия — Эльфингольд. Я деловой партнёр Лема, ведь тебя именно он интересует? — Спокойным тоном спрашивал он.
Стоило заметить, что кабинет был большим и просторным. Большие панорамные окна занавешенные элегантным комплектом комбинированных штор в двух цветах — шоколад-золотистый. Это были шторы Флоранс Дуэт. За спиной Макса, поодаль, книжный шкаф, а справа от него стеллаж для книг. Полки слева так же были забиты разноцветными переплётами. Это место чем-то походило не только на кабинет, но и на библиотеку.
— Что за чушь ты несёшь? — Грубым тоном бросил агент Пэйн. — Я лично похоронил Влада, год назад. То, что от него осталось, легко бы уместилось в коробку из-под обуви.
— Ты убил его старшего брата Владимира. — Позади, так называемого партнёра, был виден пейзаж: горы и океан. В картине больше преобладали тёмные и мрачные тона. Над всем этим очарованием сгустились тучи, словно моросит, и ничего не видно. Как-то бесцветно и непогодливо. Небо потемнело. Вот сейчас начнётся мелкий холодный дождь. Несколько дней прошли как в тумане. Лепнина в скандинавском интерьере, белые стены и стеновая панель тёмно-коричневого цвета, с выделенными квадратами в багетных позолоченных рамках. — Младшего же зовут Владислав. — Продолжал стоящий напротив мужчина. — Они оба, чёртовы, Влады. Видно их родители были крепко двинутые на голову.
— Ну, дальше? — Информация про имена мало интересовала Макса.
— Он держит крупнейшую в России наркосеть. У него множество лабораторий, точек сбыта, курьеров и огромный наркотрафик в Европу. Основное место прибывания Лема: Россия, Санкт-Петербург. Правда, я знаю всего лишь два места, где он обитает, но тебе больше и не потребуется. — Выдержав небольшую паузу. — Я вообще сомневаюсь, что ты доберёшься хотя бы до одного.
Мужчина замолкает, молча покачиваясь на месте. Можно было и пропустить этот дебилизм, пришёл стрелять - стреляй, нечего болтать чушь и выходить под обстрел, но для Пэйна были важны детали. Кидая гранату направо и убегая вниз по лестнице к месту своего появления, он закидывает гранаты к беседке. Спецназ держат два разрыва гранаты. Проходя бесконечно длинные и однотипные коридоры, справа от выставочной стойки для шести мониторов и напротив системы управления, стоял один из шестёрок.
— Слышишь, есть кто? Алло?! Есть кто? — Доносилось им в рацию. Он повернулся вправо, повторяя одни и те же фразы. — Твою мать! — Забеспокоившись, смотрит назад.
— Да, я слушаю, что орёшь? — Ответил из системной секции коренастый мужик в утеплённом пуховом жилете, в чисто синем камуфляже по расцветке, в паре с тёплой шапкой-бини с отворотом.
— Слушай, у нас тут псих какой-то был, куча народа переложил. — Тараторил парень в тёмно-синим свитере. — Походу, к вам направляется. — Держа рацию на уровне груди, обеспокоенно произносил он.
— Вашу мать, что вы, бли... — В ближайших метрах от коренастого стоит второй, в сером пуховике. В правой руке он сжимает пистолет. Кресло оливкового цвета развёрнуто к столу, позади второго, вверху на стене висит огнетушитель, а сзади - портативный блок ярко-синего цвета, состоящий из двух красных кнопок: верхней и нижней. Головорез отвечающий по рации, поправил шапку, на руках виднелись защитные перчатки, с открытыми пальцами. Позади него в ряд идущие шкафчики. Слева от шкафчиков металлический стеллаж, на второй полке которой были таблетки в оранжевой баночке, стоявшие друг за дружкой, параллельно друг другу. На верхней полке лежал автомат. У этого крепыша так же виднелась прорастающая щетина на лице. — Будем готовы. Отбой.
Кратковременный звук писка рации (перед выключением). Тут же развернувшись лицом к второму, он прямо заявляет:
— Поднимайте ребят. — С боевым настроем отдаёт команду. — К нам кто-то ломится. Да, и рабочих пусть выведут, они нам ещё понадобятся. Тут походу серьёзно. — Вытягивая нотки в последнем слове, взмахнул рукой он.
Вооружённый сообщник с широкой костью и в сером пуховике, повернулся, и вышел через дверь. На небольшую системную секцию послышался звук дёрганья дверной ручки. По старому красному Шилялис Ц-410 показывался рекламный блок, беспонтовые музыкальные клипы и прочая звенящая пошлость. В том самом баре, над полками, с вдребезги разбитыми бутылками, всё та же анимированная вывеска с крокодилом, попивающим коктейль. Она была как внутри бара, так и перед входом, над дверным проёмом в виде арки без стоек. Так же над самим крокодилом виднелись размашистые буквы, которые складывались в одно слово «BAR» периодически мигая перед словом «Crocodile». В некоторых подсобных помещениях, возле шкафчиков, пластом лежали некоторые из заключённых, в оранжевых робах. Та самая, тюремная. От спины, по стене вверх, нижней дорожкой шли кровавые следы, тянущиеся одной линией.

Он проделал долгий путь, и вот, очередные шаги к финальной главе. На этом моменте всё должно завершиться. Перед ним дверь. Шпон из американского ореха, престижный и статусный внешний вид, повышенные показатели прочности, с тематической отделкой. Дверь была красивой на вид. Открыв её, он увидел перед собой лестницу белого цвета, ведущая куда-то вверх. Вдали виднелась беседка с голубым козырьком. Позади колонны, обвитые в самом вверху и по бокам, обыкновенным плющом. Стены увитые им, так же выделялись внешне. Внутри беседки длинный стол овальной формы. В самом центре сидел пожилой мужчина в белоснежном костюме. Справа и слева от него вооружённая охрана, в костюмах чёрного цвета, с зализанными причёсками, словно они перебрали с лосьоном. На мраморном столе, напротив пожилого мужчины раскрытый ноутбук, два графина с чистой водой, возле ноута какой-то журнал, и перед самим мужчиной лежала закрытая чёрная папка. Сзади него нарисовался охранник в тёмных очках и в сером костюме с галстуком.
— Что ж, заходи, раз пришёл. — Начал Влад, приложив к ногам автомат Калашникова. Он не сильно сжимал его руками, спокойно заводя диалог. — Я ждал тебя.
— Сейчас ты умрёшь. — С эпичной интонацией произнёс Макс Пэйн, смотря ему прямо в глаза.
— Пострелять мы всегда успеем. — Чуть хрипловато отозвался босс, сидящий напротив, как на неком троне. — Садись. — Приказал он.
— Спасибо, я постою. — Нарочито протянул Макс.
— Хах. — Кривовато ухмыльнулся он, немного качнув головой. — Почему ты хочешь меня убить? Ведь я лично тебе не сделал ничего плохого.
— Ты торгуешь сотнями тысяч человеческих жизней, чем объяснять всё, как просто опасными наркотиками, мне проще тебя убить. — С давлением он проговаривает последние слова, делая на них сильнейший акцент.
Влад рассмеялся.
— Ты думаешь, с моей смертью наркотики исчезнут? — Чуть ухмыльнулся он, обнажая ряд белоснежных зубов, под стать своему костюму. — Ты что, не знаешь, что все мы только пешки? А те, кто двигает нами, сидят в ваших американских офисах. — Будто кривляясь голосом, вёл свою игру он.
— Значит, на одну пешку в этой игре с человеческими жизнями станет меньше. — Спокойным тоном, но не менее харизматично, отозвался на его реплику Пэйн.
Недолгая пауза и главарь тут же меняется в лице.
— Убить его! — Восклицает босс наркомафии, после чего пригнувшись, делает кувырок в левую сторону, стараясь кувыркнуться куда подальше. Началась пальба. Громом падали гильзы, разлетаясь в стороны, и всё вокруг заволокло дымом. Со свистом понеслись над столом снаряды. Только хрипы и стоны раненых доносились со всех сторон. Дробью влетали огненные шары. Один из них попал в труп одного из охранников, и он вспыхнул, как бензиновая горелка, поскольку в этот раз Макс использовал зажигательные патроны. Всё заливистей становилось вокруг. Пэйн буквально физически ощущал то напряжение, что висело в воздухе, и почему-то представлял, как вспыхивает целый лес автомобильных покрышек. Справа – грязно-чёрный лес, по которому тёк ручей. Ручей из багровой крови. Стоя внизу, Макс на скорости загасил желающих с ним побеседовать, потом снизу кинул гранаты и всё что есть, пока не убавит активность его охраны. Перекувыркнувшись, кусты изгороди простреливаются, поэтому отстрелив охранников Лема и прострелив все кусты справа, он быстро перезарядился, уходя от ответного огня.

Справа в ближнем углу - ещё один подступающий. Слева в дальнем - тоже. Макс выжил под палящим огнём, скатившись вниз. Но ситуация осложняется четырьмя болванами на втором ярусе, которые бегают по балкону. Макс отпрыгнув, ушёл в сторону, прячась за ступеньками в самом низу. Он понимал, что когда загасит всех, Лем сдохнет от автоматной очереди, а до тех пор - он бессмертный. Вокруг беседки садово-парковые светильники чёрного цвета, ромбовидной формы. На мраморные дорожки спадает голубоватое свечение. Три согбенные фигуры падают на камни. Их кровь быстро густеет, превращаясь в полупрозрачный клубок. Охрана пытается обойти, но на каждом шаге агент исчезает. Искажённая тень мужской фигуры становится ещё бледнее — дальше некуда. Слышны голоса, отдалённые взрывы. Охранники опускают очередные реплики в его адрес. Свечение становится ярче, а потом начинает постепенно гаснуть. На месте стены возникает окно. За ним — тёмно-синее море, несколько островков и странно мерцающая звезда. Макс верил, что вершит правосудие и убив Влада, его душа наконец-то обретёт вечный покой. Они, словно роняя пригоршню праха, бьются до последнего. Его пульс несколько сбавляется. Смотрит, как капли пота на лице растекаются по краям и испаряются. Сердцебиение усиливается, вскоре в стене остается только та её часть, которая мешает окну закрыться. Часть воспоминаний будет стёрта навсегда и он это знал. Позади на стене появляются тысячи бликов, словно влетает пучок бело-голубоватого дыма, гаснет и растекается по полу полупрозрачным облаком. За семью. Выстрел за выстрелом. За ребёнка. Ярость ослепила его разум. Пэйн больше не мог себя контролировать. Жажда мести была сильнее. Жажда мести для того, чтобы добавить блеска в его жизнь. Она всё сильнее овладевала овдовевшим мужчиной. Всё терзает и терзает... О, эти суровые и смутные времена! Но разве кому-то было до этого дела? Думаешь, его волнует твоя потеря? Жажда мести и стерегущие врата Ада. Максимальный прыжок за грань. Это как палящий жар в самый разгар лета — настолько он невыносим, что вызывает оцепенение, но ты не в силах его больше сдерживать в себе. Жажда мести — одна из лучших страстей, что существуют в жизни человека. Луна на небе - как чёрно-белый диск, который невозможно было не заметить. Падение, крик боли и новая секунда. Холодное чернеющее небо над головой. Это почти потолок. Это смерть. Он слышал, как орёт падший. Владик Лем выдержал пятнадцать выстрелов снайперки, и тут Макс задумался. Тот не даёт в себя попасть, прячась за спинами своей преданной и верной охраны, как истинный трус. Он видел растерянность в его глазах. Крик перерастает в вой. Последний выстрел, отправляя его во тьму веков. Удар справа в челюсть, сбоку в нос. Последний выстрел был на триста процентов верным, поскольку сорвался с одного из осей краха. Последний выстрел стал точкой в его жизни. Враги возгорались, забавно отлетая в замедленном режиме. В пол-оборота снизу, пуля пролетает мимо, в сантиметре от носа, одного из прихвостней. Подлетая, с размаха бьёт в грудь – на нём самом как панцирь из свинца, который он не чувствует. Мы считаем, что если пролетает пуля, то мы уже умерли, но на самом деле этого нет. Но этот чёртов наркобарон был её достоин. Макс начинает вращаться, но всё-таки одна из зажигательных пуль пролетает возле босса — изнутри сплющив его в мягкий комок. От такого удара по своей репутации он вполне мог потерять сознание. Он почти попадает, но жизнь, сама по себе штука несправедливая. Он словно строчил из пулемёта и пули вонзались в тушу в белоснежном костюме. Когда охраны больше не наблюдалось поблизости, поскольку большинство были уложены Пэйном, а другие полусогнувшись, пробегали позади, подобно тени, он понимал, что теперь они с Владом один на один. Предсмертный крик и тот отлетев, нелепо кувыркнулся, распластавшись на холодном мраморном участке. Левое колено согнуто, правая рука вытянута, тот лежал неподвижно. Пиджак порван в лоскуты, на нём виднелись узкие длинные полосы, идущие сверху вниз, а под его телом образовывалась приличного размера лужа, с каждым разом, всё больше увеличиваясь. Она растекалась под ним, на пиджаке так же были кровяные отметины. Его Калашников отлетел на несколько метров. Макс подошёл ближе, молча взглянув на труп. Теперь Влад Лем был точно мёртв, как и его тупоголовый братец. Он не почувствовал ничего. Совершенно ничего, просто смирив того холодным взглядом. Макс Пэйн посмотрел перед собой, заметив, как всё тотчас затихло. Кругом ни души. Он сделал то, что должен был. Такова была расплата за жизни бесценных для него людей. Жизнь его супруги и ребёнка стоила любых баснословных денег, ведь они были для него всем. Его мир был разрушен, однако на душе не стало легче или теплее. Кровь за кровь. Это стоило всего. Это стоило того, чтобы даже умереть. Однако он ещё не подозревал о том, что это был не конец.

Категория: Страшные рассказы

 

Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: