Страшилка » Страшные рассказы » Последняя осень. Эпизод 4

 
 
 

Последняя осень. Эпизод 4

Автор: Demon4ik от 23-04-2022, 14:22

— Весь день ждал тебя, чёрт меня дери. — зло предъявлял отец, сложив руки на груди.
Маша не была удивлена поведением отца. С самого прихода домой она была уверена, что ничего серьёзного не случилось. Его взволнованность практически всегда была ничем не обоснована. Вообще он часто волновался по пустякам. Для него было нормой игнорировать любые успехи своей дочери и при этом переживать за результаты его любимой хоккейной команды. Несмотря на всё это, отношения с отцом у Маши были налажены намного лучше, чем с матерью. Они были совершенно разные, редко между собой общались, но солидарно не видели в этом никакой необходимости. Пока девушка складывала верхнюю одежду в шкаф, отец стоял над душой, ожидая, что ему вскоре уделят время.
— Что случилось? — обеспокоенно спрашивала девушка.
— Завтра Рождество Пресвятой Богородицы.
— И что?
— Скачай мне несколько гифок с этим праздником на телефон. Только красивых.
— Папа, я же тебя учила уже сотню раз тому, как нужно скачивать картинки из интернета! — с недовольством отвечала девушка.
— Ты сейчас хватаешься тем, что в отличие от меня умеешь пользоваться технологиями? — острил он. — Тебя мой возраст не смущает?
— Ты просто ленишься.
— Ленюсь? — удивился он. — Я по крайней мере уже умел в твоём возрасте снимать счётчики. Я не виноват в том, что современное образование ничему не учит, кроме как тыкать на клавиши. Меня вот в школе стучать по клавиатуре не учили!
— Ладно, ты прав. — сдалась девушка.
— Так бы сразу. — чуть успокоился он, и его тон снова стал серым и обыденным, как и всегда.
Для него это было срочным делом и Маша пообещала, что завтра всё сделает. Отец сразу стал спокоен, заранее посчитав, что случившуюся проблему за него обязательно решат. Не снимая джинсы, студентка легла на диван, сладко потянувшись.
"День вышел неожиданно неплохим. Даже на допросе практически не опозорилась. Надеюсь".
После такого переизбытка эмоций даже не хотелось спать. Адреналин от посещения следственного комитета смешался с каплей вкусного коктейля и словесной перепалки в баре, образуя бессонный бум. Первым делом девушка позвонила в бар, чтобы уточнить, не находили ли сотрудники забытую сумку. К сожалению или к счастью, на диванчике никто никаких сумок не оставлял.
"Надо написать Кириллу насчёт сумки. Может, он случайно забрал её. Из важных вещей там были только ключи. Не хотелось бы их потерять".
Девушка открыла свой мессенджер, но поняла, что понятия не имеет, какая у Кирилла фамилия.
"М-да уж, нормально я так познакомилась, что даже не знаю, как его найти. Я могла бы, конечно, поискать у наших общих друзей, но сейчас стало модным закрывать свои страницы. Проще увидеться в универе, наверное".
Вечер пятницы намекал на то, что следующие пары в университете будут только в понедельник, поэтому с сумкой придётся попрощаться в лучшем случае до начала следующей недели, а в худшем — навсегда, если её забрал кто-то другой.
— Уф.
Прошедший день так вымотал девушку, что ей было лень даже переодеться в домашнюю одежду. Лежать было скучно, а дел никаких не было. Немного подумав, Маша повернулась набок и прокричала в сторону закрытой двери.
— Пап!
— Что?
— Ты не звонил маме? Вы мириться планируете вообще?
Отец не отвечал где-то минуту, после чего из соседней комнаты послышался скрип кровати. В комнату он вошёл с таким выражением лица, что было непонятно: огорчён он или слишком спокоен.
— Всё так же хочет развода. Почти всегда сбрасывает трубку, когда я звоню. — он тяжело вздохнул, скрестив руки на груди. — А когда не сбрасывает, то грубо посылает. А тебе отвечает?
— На сообщения — нет. Звонить я даже не пыталась.
— М-да уж. — вздохнул полноватый мужчина. — Можешь готовиться к тому, что жить нам с тобой придётся вдвоём.
— Понимаю. — с грустью в голосе ответила девушка, так же грустно сведя брови и чуть поджав губы.
Последний год родители часто ругались. Отец постоянно находился на работе, практически не бывая дома. Денег это приносило немного, но найти в его возрасте и с его образованием другую работу с такой зарплатой было, наверное, невозможно. Мать его работу искренне ненавидела и постоянно срывалась на почве того, что ночью она практически всегда засыпала одна, не дождавшись мужа. Сам он тяжело переносил стресс, выпивал, а в свободное время развлекался с друзьями вроде дяди Вити. Так чаша терпения матери переполнилась, а в один из дней хранительница домашнего очага собрала чемодан и ушла, никому ничего не сказав. Муж пытался уговорить её вернуться домой, обещал бросить пить, но никаких плодов это не принесло. Сама Маша за 20 лет тоже не смогла выстроить хоть какие-то отношения с матерью, поэтому причин оставаться в этой квартире у женщины не было совсем.
— Ты бы спать ложилась, что ли, поздно уже. — сухо добавил он.
— Да, наверное. — устало потянула девушка.
— Ага. — он сказал это так, что было непонятно: согласие это или просто тяжёлый вздох.
Дверь в комнату закрылась, оставив вместо отца лишь сплошную неопределённость в будущем. Смысл тосковать по тому, кому на тебя глубоко плевать? Единственного, чего Мария лишилась, так это вкусных завтраков и еженедельной уборки. Время на самом деле было позднее. Можно было ложиться спать. Всё-таки раздевшись, Маша аккуратно постелила кровать, а затем уснула сладким сном.

Наступило утро субботы. Разбудили Машу звуки стройки за окном, длившейся весь последний месяц.
"Бр-р, опять..."
Лежать дальше не хотелось вовсе, поэтому девушка, убедившись, что отца нет дома, пробралась на кухню. На столе лежала написанная корявым почерком записка: "Меня вызвали на работу, вернусь вечером". Ну, что ж, всё как обычно. В силу отсутствия в доме еды пришлось заварить себе чай, чтобы хоть чем-то наполнить желудок. Неожиданно для Маши зазвонил телефон. Её это сразу удивило, ведь обычно ей никто никогда не звонил. Номер был неизвестный.
— Да? — приняла вызов девушка.
— Мария? — голос с того конца показался довольно знакомым.
— Да.
— Это Максим Викторович из следственного отдела беспокоит.
Ложка с сахаром упала на пол, не удержавшись в дрожащих руках Маши.
— Что-то случилось? — заволновалась она.
— Немного. Мы с вами говорили вчера, но ваши ответы немного не совпали с изученными нами данными.
"Всё-таки я что-то сделала не так".
И тут спустя некоторое мгновение до девушки дошло: она написала тогда утром старосте, с просьбой отметить её на первой паре, на которую она тогда не явилась, но он этого всё равно не сделал. Чёрт.
— Не хотелось бы вызывать вас на допрос ради одного-двух вопросов, поэтому не будете против обсудить это по телефону?
— Да, давайте. — охотно согласилась девушка, но голос предательски выдавал волнение.
— Чем вы занимались вчера около девяти утра?
— Я... Проснулась только... И сидела дома.
— И всё? — поинтересовался следователь.
— И всё.
— Хм. Ладно. А второй вопрос, как бы вам правильнее его задать...
"Ох, не нравится мне его тон".
— Вам вчера случаем не дарили букет тюльпанов?
— Чего? Какой букет?
— Цветов. Обычных.
— Впервые слышу. — и это было правдой.
— Хм, ладно, больше вопросов не имею. — учтиво заканчивал он.
— До свидания.
— И вам всего хорошего, Мария.
Пить чай после такого разговора резко расхотелось. Появилось только желание уметь перемещаться во времени, чтобы вычеркнуть последнюю неделю из жизни.
"Почему он спросил про цветы? О каких цветах вообще шла речь?".
Ответа никто дать не мог. Настроение было паршивым. То ли утро изначально не задалось, то ли чай на вкус был убогий, то ли страх оказаться в списке подозреваемых сильно возрастал. С другой стороны, настроение в связи с недавними событиями нормальным быть и не могло. Раскрываемость преступлений в России — около 90%. Это официальные данные. Нужно здраво оценивать свои шансы попасть в оставшиеся десять процентов. В голове пока не было чёткого плана действий на случай, если ситуация выйдет из-под контроля.
"Что делать, если меня начнут искать? Прятаться до конца жизни в лесу? Пытаться сбежать на Украину? Не вариант".
Стройка за окном всё ещё сильно шумела. Недалеко от дома Маши возводили новый жилой комплекс из многоэтажек. Облицовка одного из строящихся домов напоминала туалетную плитку. Жёлто-зелёные квадратики чередовались между собой, образуя не только торжество безвкусицы, но и настоящий ад эпилептика.
"Квартиры там стоить будут по пять-семь миллионов. Как это вообще работает?".
Философские мысли прервало пришедшее от Динары сообщение: "Ты занята сегодня? Не хочешь ко мне в больницу съездить? Тут очень скучно. :("
"Чёрт! Я же обещала Динаре, что обязательно её навещу, но совсем забыла! Я обязана съездить к подруге. Всё равно других дел у меня пока нет".
Пообщавшись немного с подругой, стало понятно, что в больнице ей одиноко, поэтому ни секунды не думая, девушка пошла одеваться.

— Опять ты за своё! — вздохнула Мария. — Йогурты? Серьёзно?
— Иногда ты меня поражаешь. — чуть удивившись, добавила Динара. На ней была мягкая серая футболка, а на правой груди красовался принт в красно-розовую клетку, при чём светло-розовый оттенок преобладал больше, и по нему тоненькими полосами шли не ярко красные линии. Так же на ней были лёгкие светло-розовые штанишки в красные полосы, которые по горизонтали образовывали клетку. У Динары были прямые длинные волосы, чёрного цвета, не слишком тёмные брови, пару веснушек на правой щеке, большие чёрные глаза, как два колодца, и густые чёрные ресницы. На губах блестел матовый цвет. Сама по себе Динара была высокой и худой. Поставив на тумбочку йогурт, Динара села в позу лотоса. Внутри больница выглядела очень даже современно, что лично для Маши было удивительно. Последняя больница, где ей приходилось лежать, выглядела как деревянный барак, переживший апокалипсис. Брат Динары встретил девушку у входа, чтобы та не заблудилась в большом количестве коридоров. Палата выглядела достаточно уютной: в глаза сразу бросалось наличие нескольких розеток, что уже воспринималось для девушки как ноу-хау.
— Привёл я твою подругу, встречай. — произнёс коренастый парень в тёмно-серой толстовке. Короткие каштановые волосы, лёгкая щетина на лице и прорывающиеся мелкие волосики на шее. В отличие от сестры, у него были тёмно-карие глаза, а не чёрные. Однако цвет кожи был более смуглый, чем у сестры. У Динары был светлый цвет кожи и внешне они не были особо похожи с братом. Динара лежала на кровати в домашней одежде. Её грустное лицо сменилось улыбкой, как только она увидела Машу.
— Приве-ет! — радовалась темноволосая девушка.
— Привет! — ответила подруга в блейзере, а в руках она держала пакет с продуктами.
Динара выглядела уставшей, но визит подруги явно придал ей сил, поэтому она тут же кинулась её обнимать.
— Я так рада тебе, а то я тут уже со скуки помираю! — улыбалась Дина.
— Эй! — кажется Дамиру, старшему брату Динары, это не понравилось. Скрестив руки на груди, он с прищуром взглянул на сестру, а губы сложились в кривую линию.
— Я представляла твою палату намного хуже, а ты тут ещё и одна лежишь. — улыбалась Маша, глядя на неё.
— А кто, думаешь, устроил ей такое, а? Самый лучший брат в мире! — с улыбкой отозвался он и явно от скромности не умрёт.
— Да-да. — фыркнула недовольно Динара.
— Хин мине ахирят менян касан...
Дамир что-то бегло произносил на другом языке.
— Ха, ышанма, бер касан да. — отвечала ему Динара.
Это длилось ещё некоторое время, при чём произносилось всё это ими так быстро.
— Кхм. — недовольно взглянула на них Маша. — Это эльфийский?
На что Динара в ответ хихикнула.
— Да Дамир про маму спрашивает, стесняется, видимо. — с ехидной улыбкой подметила Динара.
Они с братом говорили на башкирском языке. Её брат легонько улыбнулся, промолчав.
— Да хватит о Дамире. Рассказывай, как чувствуешь себя?
— Ох. — та в ответ метнула уголками глаз в сторону, расстроившись. Она опустила взгляд в пол, а её лицо покрылось тенью печали. — Врачи сказали, что у меня опухоль мозга.
— ?! — Мария была в шоке от услышанного. — Стоп, это строчки из песни Бахти.
— Ха-ха, шучу я! Всё нормально, кормят только невкусно, а свою еду принести сюда пока не разрешают.
— Вот. — Маша чуть приподняла пакет с едой, с коробкой чая и с соком. Там ещё были другие вкусности, в виде сладостей, которые так любила Ди.
— Ура! — та от радости вскинула руки вверх. — Наконец-то я поем!
— Зато разрешили принести телевизор. — встрял в разговор Дамир. Он бросил взгляд на небольшой старенький телевизор, стоящий напротив кровати.
— Ох, я уже третий день подряд смотрю российские сериалы. — призналась Динара.
— Серьёзно? Зачем? — не понимала Маша.
Но когда та предложила посмотреть эту дичь вместе, Машка сразу начала отнекиваться, заявив, что не хочет деградировать.
— Ну ты и зануда. — театрально обиделась подруга.
В больнице было весьма жарко, поэтому пальто пришлось снять, и положить на свободный стул. Маше захотелось резко перевести тему, лишь бы не обсуждать все эти дурацкие передачи.
— Слушай, а когда тебя выписывать вообще будут? — поинтересовалась Мария.
— К сожалению, не знаю. Надеюсь, что скоро, но пока не дают никаких прогнозов. — спокойно отозвалась подруга.
— Надеюсь, что всё будет хорошо.
— Ага, слушай, а расскажи подробнее про Артёма? Что случилось? Как допрос прошёл? А то я всё пропускаю! — было видно, как Динару распирало от любопытства.
— А тебя не приглашали на допрос? Не звонили?
Динара ответила отрицательно, мол, там и без её бесполезных показаний справятся. И вправду, все студенты отвечали одинаково и однотипно, никто с Артёмом не дружил, он был для многих "клоуном", над ним смеялись и подтрунивали, поэтому этот допрос мог быть и бесполезен, но говорить о допросе или о Артёме не хотелось вовсе.
— Выздоравливай. Здоровье — это очень важно. — мягко произнесла Маша.
— Угу. Спасибо.
— Эй, Машк, а пошли Динарке яблочек купим? — с небольшой улыбкой на устах предложил Дамир.
Кормили в больнице отвратно. Он бросил взгляд в сторону тарелки с непонятной субстанцией внутри. Это было чёрно-жёлтое месиво, размазанное по тарелке.
— А... Что это? — поинтересовалась Маша.
— Это? Омлет. — ответила её подруга, сидевшая по-турецки на кровати.
— Не еда, а помои. — недовольно буркнул брат Динары. — Вот я и говорю, её нужно спасать явно. Тут на первом этаже магазин, мы быстро. — он встал со стула, собираясь прогуляться. — Ну, что, Маш, ты со мной? Не бойся, Ди, мы тебе и йогурт возьмём.

Дамир не соврал: магазин действительно был на первом этаже. Соврать о таком было бы сложно, ведь такие магазины сейчас натыканы на каждом углу.
— Смотри, какие зелёные яблоки. Просто загляденье! — Дамир был очень позитивным, дружелюбным и весёлым парнем. Он покрутил яблоко в руке, демонстрируя его безупречную красоту Маше.
"Динара давно ещё говорила мне, что любит красные яблоки, а не зелёные". Чуть задумавшись, девушка решает сказать ему об этом, ещё не понимая, что сделанный выбор повлиял на ход истории.
— Эй, Дамир! Она же любит не зелёные, а красные яблоки!
— Чего? Да я с ней столько лет жил, она всегда зелёные обожала!
— У тебя явно устаревшая информация.
Он пожал плечами и положил яблоко на прилавок, взяв оттуда же красное.
— Ну, как знаешь. — отозвался он, складывая несколько в пакетик. — Пусть по-твоему будет, главное, чтобы ей понравилось.
У них такие тёплые и дружеские отношения. Он так её любит. Он набрал в пакет несколько красных яблок и положил его в корзинку.
Дамир смог открыть бизнес в своём крае, поскольку он расчётливый и экономный, ну это с его же слов, и всё же Маша уговорила его взять йогурт подороже, а не дешёвой марки "Зелёная цена", мол, по скидке всего 19 рублей, хотя они были невкусными и их просто невозможно было есть.
— Можем прикупить вина, устроим в палате элитный клуб сомелье. — тянул кривую ухмылку он.
— Только в твоих фантазиях. — отмахнулась от него Маша.
Идея того, что к Динаре они вернутся быстро, оказалась довольно сомнительной. В магазине работала только одна касса, а очередь до неё была человек из десяти.
— Это какое-то издевательство! — стала фыркать Маша.
— Э-эй! — недовольно протянул рядом стоявший с ней парень. Он демонстративно громко крикнул в сторону кассирши. — А чё, вторую кассу открыть не судьба, да?
Временами Дамир мог вести себя дерзко. В ответ он получил что-то очень грубое о том, что здесь попросту некому работать. Мария старалась вести себя культурнее и решила в данной ситуации промолчать. В эту же секунду кассир случайно пробила один товар дважды.
— Ну, охренеть просто. — кинул с сарказмом Дамир.
Чтобы разобраться с проблемой, пришлось ждать прихода администратора магазина — единственного человека, кто мог отменить покупку. Проблема разрешилась только спустя минут десять. Наконец, после совсем необязательного приключения они смогли вернуться в больничную палату.

Только войдя в палату, Дамир уже победоносно поднял над головой пакет яблок.
— Гляди, что мы тебе принесли! — улыбался он, излучая радость.
— Это всё для тебя. — сказала Маша, находясь чуть позади парня.
— Красные? — Динара слегка удивилась, рассматривая пакет. — Но ты же знаешь, что я не люблю красные яблоки! — девушка сидевшая на кровати была немного расстроена.
— Ой... — Маша сама растерялась.
— Вот я глупец, повёлся на манипуляции твоей подруги. А ведь знал же! — повторял Дамир.
Маша покраснела от стыда как эти самые яблоки.
— Динара, прости, я всё напутала.
— Хм, ты всегда об этом знала ведь. Ты какая-то рассеянная в последнее время, то обещаешь позвонить и не звонишь, то обещаешь навестить и не навещаешь. — судя по интонации в голосе, её это задевало. — У тебя всё нормально? — вдруг поинтересовалась Динара.
— Извини, много дел было: то допрос, то подготовка к конференции, то дома много работы. Всё нормально.
"Ни черта не нормально! Я убила Артёма и в любой момент могу сесть в тюрьму, к тому же следователь сам сказал, что в моих показаниях имеются несостыковки". — мысли об этом словно душили Марию.
— Извини, Динар.
— Да ничего страшного, но будь в следующий раз внимательнее.
— И не будь такой привередой. — обращался парень к сестре. — Даже Боги смерти едят все яблоки, а девочка из провинции нос воротит, ага. Ну ничего, мы ещё йогурт купили. Йогурт лучше сразу съесть, а то врачи в холодильнике увидят и по шапке надают, а тёплым его есть — извращение, и Машкины гостинцы спрячь.
Он посмотрел на старые, но всё ещё работающие часы, висевшие в палате.
— Ах! Да я опаздываю на встречу. Вынужден откланяться. — его весёлое лицо мигом сменилось на серьёзное, а от былого добродушия не осталось и следа. Забрав свою куртку, он пулей вылетел из палаты и быстрым шагом помчался на выход.
Маленькая ложечка окунулась в уже открытую упаковку йогурта, зачерпнув его вместе с высыпанными туда кусочками печенья. Машино внимание сразу привлекло то, что у многих людей бы вызвало нервный тик.
— Ты не облизываешь крышечку от йогурта?
— А ты так делаешь что ли? — Динара странно взглянула на подругу.
— Конечно! Это ж не менее основная часть в йогуртопоедании, к тому же, самая интересная.
— Иногда ты меня поражаешь. — удивлялась с неё Динара.
Поставив на тумбочку йогурт, Динара села в позу лотоса.
— Рассказывай давай, что нового? А то мне уже начинает казаться, что все события проходят мимо меня. — ей было интересно, а в больнице она скучала, страдая от одиночества и от нехватки общения.
"Хм, чем бы с ней поделиться?" — подумала Маша. — "Расскажу ей про Марка".
— Я видела Марка без одежды.
— Чего?! — Динара аж от изумления поперхнулась соком. — её лицо выражало спектр всех эмоций на свете: шока, ужаса, разочарования, негодования. — Ты шутишь? Умоляю, скажи, что это шутка.
— Ну... Шутка это наполовину. Просто была у него дома и видела его без футболки.
Динара ладонью коснулась собственного лба, и по этому движению её реакция была понятна даже без слов.
— Какой ужас. Лучше бы ты сказала, что спала с бомжом. Ты у этого алкаша была ещё и дома. Даже слышать о нём не хочу. Давай что-нибудь другое расскажи лучше. — в этот раз Динара очищала банан от кожуры.
— На допросе познакомилась с Кириллом из другой группы. Знаешь такого?
— Ой, знаю, такой милаш внешне. Я его ещё на "Весне" студенческой заметила. — затараторила Динара, как-то даже мечтательно.
— Он не очень. — кратко расписала его Мария, говоря, как есть.
— Почему?! — искренне удивлялась Динара, широко раскрыв глаза. Хм, будет не очень хорошо, если он ей понравиться, или если она будет считать его красивым и милым.
— Не знаю даже, слов найти подходящих не могу, как выразиться. Слишком правильный и смазливый.
— Я уже давно поняла, что вкуса у тебя нет, Маш. — махнула рукой Дина, лопая уже мандаринки, одну за другой.
— Он фальшивка. — холодно добавила Мария. — и он был немного агрессивен по отношению ко мне. Не думаю, что мне показалось. Сама подумай, красивый, спортивный, видный, сто пудов не так прост и хорош, как кажется.
— Твоя правда. — отозвалась та, жуя.
— А так, даже и рассказать нечего. Всё в жизни как обычно, ничего не изменилось.
"Кроме того, что я теперь всю жизнь буду бояться попасть в тюрьму".
— Может, оно и к лучшему. Стабильность — это тоже хорошо. — по-доброму улыбалась Динара, тем самым поддерживая подругу.
Маша задумалась, но ей нужно было держать лицо. Никто не знал, что на самом деле случилось с Артёмом, и девушка не до конца понимала, кому можно было верить и доверять, а кому нельзя. Марк казалось, что-то скрывал, или может о чём-то даже догадывался. Кирилл был мутным типом и от него стоило держаться подальше. Игоря (старосту) она избегала как огня при любой возможности. Оставались лишь Динара с Дамиром, которые души в ней не чаяли. Хоть кто-то.
— Я так не хочу, чтобы ты уходила! — Динара резко вскочила с кровати и бросилась обнимать свою подругу. — Я так рада, что ты пришла! Приходи почаще! — от всей души улыбалась темноволосая девушка, искренне радуясь приходу Маши.
— Ну, как я тебя брошу. — улыбалась та в ответ.

Попрощавшись, девушка вышла на улицу и неспешным шагом направилась в сторону дома. За последнюю неделю улица нисколько не изменилась. Дома стояли на своих местах, протоптанные дорожки на газоне никуда не делись, граффити с забора никто не стёр. Но теперь эта улица ощущалась совсем другой. Даже воздух стал иным. Это был воздух свободы. Правильно говорят, что начинаем ценить лишь тогда, когда уже теряем. Хотелось верить в лучшее, но в глубине души Маша готовилась к худшему. Проблема крылась в том, что убийцу искали, ищут и будут искать. Первое время уж точно. А сама убийца не пряталась, а лишь смиренно ждала своей участи и могла надеяться лишь на то, что к поискам отнесутся максимально безответственно. Проходя мимо ларька, Маша вспомнила о своём обещании занести монетки продавщице. Нет смысла совершать ещё одно преступление, пора бы уже отнести их ей. Продавщица как обычно разговаривала по телефону, но в этот раз внимание Маши было сосредоточено не на ней.
— Привет. — произнёс Марк, всё так же с побитым лицом, на котором виднелись ссадины и синяки, хотя Кирилл и правда его не слишком уж сильно уложил.
— Привет. — отозвалась Маша, смотря на него.
Он выходил из магазина, купив белый хлеб. Маша поймала себя на мысли, что хотела бы остановить его, поговорить с ним, да и просто задержать на лишние пару минут. Но она также понимала, что если бы он хотел заговорить с ней, то сделал бы это сам. Он остановился у дверей, поправляя помятую рубашку. Недолго думая, девушка всё же решает его окликнуть.
— Марк!
— А? — обернулся тот.
— Давно тебя не видела тут.
— Ага.
Поправив рубашку, он вышел из магазина, попутно откусывая хлеб. Он был голодным на вид, но всё равно было не ясно, что происходит в его жизни. Скорее всего, ничего хорошего.
"М-да уж". — хмыкнула про себя девушка.

Категория: Страшные рассказы

 

Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: