Страшилка » Страшные рассказы » Тайна Дефо. Последний реквием. Часть четвертая

 
 
 

Тайна Дефо. Последний реквием. Часть четвертая

Автор: Lynx от 11-08-2018, 00:31

I

"Серые Братья" уже собрались в Святилище. На последний пир. Широкие длинные дубовые столы прогибались под тяжестью блюд с жареным мясом, птицей и рыбой, а также плетеных корзин с черствым хлебом, пыльных бутылок вина и кувшинов с брагой.

Купол Святилища украсили мириадами старых новогодних гирлянд. У стен на массивных подставках горели толстые свечи, а во всех четырех углах и глубоких стенных нишах мерцали крохотными трепетными огоньками высокие напольные подсвечники со множеством рожков. На столах разливали золотистое свечение серебряные канделябры. Свисающую на цепи круглую люстру окутывал ореол желтых огней. Свечей было так много, что они давали не только свет, но и тепло. На опоясывающем Святилище нефе жарко пылали жаровни и смолистые факелы.

Перед началом пиршества Мирела произнесла короткую речь.
- Легенды гласят, - сказала она в воцарившейся тишине, - что в ночь перед тем, как быть распятым на кресте и казненным, Иисус Христос собрал своих ближайших последователей на Тайную Вечерю. Он провел последний день жизни с теми, кого любил превыше родных. Сегодня, когда угасла последняя надежда и подошла к концу наша эпоха, мы устроим свою Тайную Вечерю с нашими братьями и сестрами - не по вере, но по духу. Ешьте, пейте, веселитесь! Забудьте запреты и правила! После смерти нет развлечений!

Бандиты дружно затопали ногами в знак согласия и накинулись на еду. Они разрывали мясо и хлеб руками, заталкивали крупные куски в рот, вино пили прямо из горла. Происходящее напомнило Оливии безумное пиршество древнегреческого царя Ликурга и пышное празднество придворных принца Просперо в уединенном замке среди неприступных гор, закончившееся триумфом непобедимой Красной Смерти.

Оливии кусок в горло не лез. Голову ломила тугая, пульсирующая боль. Глаза слезились от едкого дыма свечей и жаровен, заволакивающего Святилище. Беспрестанное мигание гирлянд угрожало вот-вот вызвать у нее эпилептический припадок. Сосед слева - здоровенный бритоголовый негр - кидал на девушку непристойные, полные похоти взгляды, облизывая жирные от масла губы.
- Не перестанешь пялиться, боров, - пригрозила Оливия, - я проломлю тебе башку!

Внезапно двери древнего Святилища содрогнулась от сильных, сокрушительных ударов. Сломав крепкие засовы, внутрь ворвался средневековый рыцарь с двухлезвенным топором в руках. Под шлемом рыцаря, прорываясь сквозь прорези забрала, полыхал мистический зеленый огонь. Все, находившиеся в Святилище, опешили и уставились на странного пришельца в немом изумлении.

- Всем стоять! — прогремел рыцарь. - Вы задержаны! Немедленно отпустите мою подругу Лив!
Оливия узнала голос и вскочила со скамьи.
- Габриэль! Ты-то как здесь очутился?!
- Примчался спасать твою жизнь и вашу с Константином любовь! - дух выпятил грудь как заправский вояка. - Колись, этот бесстыжий ловелас уже завоевал твое железное сердце?
- Так он жив?!
- Спроси у него, кралечка, - Габриэль посторонился, пропуская в Святилище Константина. - Вот он, целехонек.

Едва завидев его, негр - сосед Оливии гневно ударил кулаком по столу.
- Клянусь, это же тот бриташка, которого увели Крюгер и Адамс. Они так и не вернулись! Что ты с ними сделал, паршивец?!

Не дожидаясь ответа, негр потянулся к пистолету за поясом. Оливия схватила со стола бутылку и со всей дури огрела негра по голове. Он грузно осел на скамью, затем рухнул на пол и признаков жизни больше не подавал.
Все бандиты тут же повскакивали с мест, десятки пистолетов нацелились на Габриэля и Константина.
- Самое время сматываться! - Габриэль вскинул тяжелый топор и заслонил собой Константина. - Пару горячих голов я оттяпаю, но потом эти милые люди разберут мою оболочку по винтику.

Поднявшийся в Святилище шум и гвалт заглушили его голос. Бандиты кричали наперебой, требуя справедливого, по их меркам, наказания:
- Застрелить англичашку!
- Перерезать чужакам глотки!
- Отомстить за наших!

В Святилище началась суматоха. Оливия пробивалась к выходу, расталкивая беснующихся головорезов.
Но тут Константин и Мирела случайно встретились взглядами. Оба вздрогнули, словно их одновременно пронзило сильным электрическим разрядом.

- Стойте! - Мирела повысила голос, заглушая выкрики бандитов. - Этот человек пришел к нам не как враг! Я запрещаю причинять вред ему и его спутникам!
Шум не умолкал. Разгоряченные вином бандиты не желали слушать никого.
- Остановитесь! — Мирела бешено крутила головой, пытаясь остановить невыносимый гвалт.
Но тут она не выдержала, встала чуть повыше и крикнула что есть силы, и ее голос прорезался, словно гром:
- Я сказала - хватит!

Храм содрогнулся. С его стен посыпалась многовековая пыль, а пол завивбрировал. Бандиты повалились на пол. Оливия и Константин с трудом устояли на ногах.

- Крутой прием! - восхищенно протянул Габриэль. - Научишь меня так делать?
Мирела фыркнула, подошла к Константину и сказала:
- Поговорим у меня. С глазу на глаз.

II

"Глаза - отражение души", - думала Мирела, согревая руки над открытым огнем очага.

За просторным молитвенным залом бушевала гроза, свирепствующий ветер врывался внутрь через арки открытых окон, громко хлопая ставнями. Раскаты грома гулко взрывались над крышей храма. Зигзаги молний расчерчивали темный небосвод.

Мирела до сих пор находилась под неизгладимым впечатлением от случившегося в Святилище. Ментальный контакт с Константином позволил им узнать друг о друге все, даже то, что они оба старались тщательно скрывать. Миреле хватило лишь взгляда, чтобы держать на своей ладони все самое сокровенное от души Константина. Не зря она пользовалась авторитетом у бандитов - не каждому человеку подвластны неведомые доселе силы. Ей доводилось видеть много душ - маленьких, слабых, беззащитных, но Константин... И эта яркая звезда внутри него, скованная цепями раскаленного железа...

Константин же увидел тысячелетнюю, истерзанную страданиями, бедами и горестями душу. Мирела - воплощение Дефо. Ее новое "Я", но прошлое богини не дает этому "Я" раскрыться, принося новому воплощению невыносимые страдания.

"И Ад следовал за ним", - вспомнились Миреле пророческие строки из "Откровений", когда она украдкой смотрела на Константина.

- Когда я смотрю на тебя, - сказала она, - то в голове всплывает одно имя - Асгафер. Кто это? Я чувствую жар на своих щеках, но жар этот - терзающий душу.
Константин приблизился к очагу. Он устремил взгляд в огонь - и только он знал, что увидел в языках пламени.
- Старый знакомый... Он не должен тебя беспокоить.
- Меня беспокоит не он, а ты. От тебя пахнет тьмой, Константин, - шепчущий голос Мирелы и ее мутный глаз казались особенно жуткими во мгле зала. - Ты отмечен Печатью Асгафера, Пепел Ада лежит на твоих плечах. Не утаивай от нас то, что ты сделал. Особенно - от меня, ты ведь понял теперь, что это бесполезно.

- Константин? - Оливия нервно сдвинула брови. - Я не понимаю, о чем она говорит. Что ты сделал?!
- Так он не сказал тебе? - шипящий голос Мирелы стал ехидным, она резко подскочила и вцепилась ногтями в плечи Константина. - Его душа больше не принадлежит ему. Он продал ее падшим и обрек себя на вечные муки в преисподней!
- Это правда?! - Оливия подошла к Константину и вопросительно посмотрела ему в глаза, продолжив с обидой в голосе: - Прошу, скажи мне правду.
Он отвернулся.
- Демоны не делают ничего даром. Я осознавал риск и последствия того, на что пошел.
- Зачем ты заключил эту сделку?!
- Ради всех нас. Указания Асгафера привели нас сюда. Без его помощи мы бы не дошли до нашей цели.
- Ты убедил себя в том, что выйдешь сухим из воды, что твоя душа отскочит обратно тебе в руки как резиновый мячик? Милый мой, это не так, - осуждающе сказала Мирела. - Люди привыкли говорить "Ад", но понимают ли они, что кроется за этим словом? Ад - это огонь и мрак, кровь и боль. И скрежет зубовный.
- Говоришь так, будто сама побывала там, - мрачно сказала Оливия.
- Мне не нужно быть там, чтобы понимать это. Неужели вы не замечаете очевидного? Земля - еще одно обличье Ада. А люди - это демоны его!

Мирела сняла маску.
- Посмотрите на меня. Не демон сделал это со мной, а человек.
Вся правая часть лица девушки была изуродована чудовищным ожогом. Верхний слой кожи разъело начисто, под тонкими рубцовыми складками пульсировали кровеносные сосуды.

- Кто тебя так? — привыкшую к ранениям и травмам Оливию не отвратило увечье Мирелы.
- Бывший супруг. Он был заядлым картежником. Азарт вытряс из него все человеческое, он перестал думать, рассуждать, вообще - радоваться жизни. У него была одна цель - нажива на игре в покер. Но однажды он крупно проигрался, не расплатился в срок, и его прижали те, кому он задолжал, однако ему повезло выжить. Он долго лежал в больнице, а вернувшись домой, - выместил всю злость и все неудачи на мне.
- Что он сделал?
- Плеснул в меня серной кислотой. Врачи спасли мне жизнь, но я навсегда осталась изуродованной. За время, что я провалялась на больничной койке, муж ушел от меня к другой, а все, что я нажила - заложил в ломбард. Я оказалась на мели, без жилья и средств к существованию. Друзья и знакомые отказались от меня, при встрече делали вид, что я им чужая. Единственные, кто приняли меня увечной и сломленной, - "Серые Братья". Они дали мне защиту и кров, еду и тепло. Они приняли меня такой, какая я была, ведь после всех потерь у меня стали проявляться некоторые способности - видеть души насквозь, даже двигать предметы и много чего. Конечно, обычные люди боялись меня, а в такое время меня вообще бы забрали как подопытную крысу, а я не хочу доживать последние дни на сыром полу лабораторий. А ведь прежде я не знала никакой заботы. Теперь я верна только "Серым братьям", они уберегли меня от всего.
Мирела отвернулась, надевая маску.

В зал, громыхая рыцарским доспехом, который испускал зеленые лучики света, вернулся Габриэль.
- Насилу угомонил этих резвых парней. Ты мой должник, Константин, - дух захлопнул дверь зала, навесил на нее засов и только потом заметил хмурые лица присутствующих. - А чего все такие серьезные? У кого-то умер кот? Котов мне всегда жалко.
- Константин продал душу демону, - сказала Оливия, - и скрыл это от нас.
Габриэль крутанулся на месте, поворачиваясь к Константину.
- Чем ты думал, дурья башка?! Знавал я одного гессенского наемника, поступившего так же. Он возжелал всегда побеждать в боях и дожить до конца войны. По уговору демон сделал его неуязвимым для свинца и железа. Беднягу застрелили серебряной пулей в битве при Геттисберге. Надо было головой думать - демоны еще те лжецы. Соврут - и глазом не моргнут, а душа то тю-тю, и не вернуть.
- Прекрати болтовню, Габриэль! - грубо оборвал его Константин. - Выкупом моей души займемся потом. Наша насущная проблема - Дефо.

Над храмом прокатился оглушительный раскат грома. Засверкали молнии.
- Мы еще не знаем, где находится ее склеп, - напомнила Оливия. - И не придумали, как ее одолеть. У тебя есть хоть какие-то идеи?
- В подземелье храма мои люди обнаружили запечатанный зал, - Мирела вновь присоединилась к разговору. - Мы не сумели его вскрыть.
- Похоже на реликварий, - сказал Константин. - Хранилище священных ритуальных свитков и артефактов, связанных с культом поклонения Дефо. Отведи меня туда немедленно, я должен все там осмотреть.
- Ты сможешь вскрыть зал? - Мирела смотрела в сторону, избегая встречаться с Константином взглядом.
- Мне приходилось заниматься подобными делами раньше. Нужно лишь найти потайной механизм, открывающий проход.
- Все это чертовски напоминает мне наше последнее приключение в Камбодже, - вставил Габриэль. - Константин полез в заброшенный храм Харихары за ритуальной статуэткой Шишеваша, его поймали и чуть не сожрали поселившиеся там туземцы-каннибалы. Когда я поспел на выручку, его уже раздели, натерли кокосовым маслом и привязывали к шесту, собираясь зажарить живьем. Вот смеху-то было, когда он голый улепетывал по джунглям от толпы дикарей с копьями и палицами.

Константин покраснел от стыда. Оливия прыснула со смеху. Не удержалась от улыбки и суровая, немногословная Мирела.
- Не смешно, Габриэль! - сконфуженно произнес Константин.
- Да перестань, не дуйся! Пошли уже, стесняшка, руки чешутся надрать Дефо ее божественный зад!
Габриэль закинул на плечо топор и зашагал к двери, насвистывая бравурный военный марш.

III

К реликварию спускалась крутая каменная лестница, сильно истертая, но еще вполне надежная. С потолка и стен, перегораживая путь, свешивались лохмотья липнущей к одежде паутины. Тех, кто ее сплел, видно нигде не было.
- Предупреждаю, - сказал Габриэль, - если на нас выпрет гигантский мохнатый паучище - я сбегу.
Но пауки-переростки в подземной ходе не показались, и "охотники за богами" - по дороге неугомонный дух успел придумать им всем прозвище - благополучно добрались до искомых ворот.

На стене над воротами был высечен лик Дефо. Плавные, изящные черты лица и больше глаза доказывали, что богиня обладала броской, яркой красотой.
- А она недурно выглядит, - заметил Габриэль, рассматривая застывшее каменное изваяние. - Не Афродита, само собой, но закрутить с ней страстный роман я бы не отказался.

Константин ощупывал гладкий камень нефритовых ворот в поисках скрытых рычагов, открывающий путь в реликварий.
- Никаких неровностей, - проговаривал он, ни к кому конкретно не обращаясь, - створки ворот высечены из монолитного камня, сохранность текстурного рисунка исключает устройство нажимных панелей в самих воротах. Необычно. Нестандартно.

Константин опустился на четвереньки и стал ползать по полу, расчищая его от земли, пыли, гнилых листьев, остатков растений и другого мусора, нанесенного ветром и веками запустения. Расчистив пространство перед воротами, он поднес к плитам пола факел и заметил небольшие зазоры между ними.
- Мне нужно больше света, - сказал он.
Оливия включила прожектор на шлеме. Ярчайший белый луч ударил в пол и застыл на каменных плитах.

- Видишь? - Константин провел рукой по нескольким плитам, смахивая пыль. - Здесь были высечены рисунки. Думаю, они показывали, как открыть ворота, но со временем рисунки стерлись, и теперь ничего не разобрать.
- Раз инструкции у нас нет - у меня встречное предложение, - сказала Оливия. - Могу пальнуть по воротам термобарической ракетой. Или прожечь бластером.
- Слишком опасно. Конструкции храма уже не так прочны и устойчивы, как раньше. Выстрелишь напропалую - и нас завалит обломками.
- А мне нравится идея Лив, - поддакнул Габриэль. - Устроить взрыв - крутая затея. Если вы все-таки погибнете, пирующая наверху компашка обжор и пьяниц справит по вам шикарные поминки.
- Взрывать мы ничего не будем, - веско сказал Константин. - Дайте мне время разобраться в устройстве запорного механизма ворот, и я проведу нас внутрь без лишних шумовых эффектов.
- Флаг тебе в руки, барабан на шею, - подтрунивающе произнес Габриэль. - Ни у кого не найдется колоды карт? Охота скоротать время с пользой.
- Замолчите все! - ни с того ни с сего крикнула Мирела, прерывая разговор и настороженно оглядываясь. - Слышите?

И они услышали. Тяжелый ровный гул где-то под землей. Усиливающееся дрожание стен храма. Дробное постукивание катящихся камешков.
- Обвал! - это уже кричала Оливия. - Нужно убираться отсюда!
- Чет возьми, это хуже, чем обвал! - рявкнула Мирела. - Смотрите в проем - это с неба! Эти камни падают с неба! - Она указала пальцем на образовавшуюся в мгновение дыру, которая рассеяла тьму и открыла звездное небо.

Со свистом пушечного ядра потолок подземелья пробил еще один большой круглый валун. Все тряслось и содрогалось от мощных сейсмических толчков. Подземный гул нарастал. Валуны уже сыпались нескончаемым градом, основательно изрешетив сводчатый потолок. Через пробитые валунами дыры падали мертвые птицы.

- Началось! Мы не успеем! — но вдруг у Мирелы созрел смелый план спасения из смертельной ловушки. — Живо! Вставайте вокруг меня!
- Я бы сделал так, как она говорит, - сказал Габриэль, размашисто шагнув к ней. - У нашей атаманши, похоже, припрятан туз в рукаве.

После эффектной демонстрации Мирелой своей силы в Святилище, Оливия и Константин нашли его довод весьма резонным и тоже встали поближе к девушке.

Толчки становились сильнее. От подземного гула закладывало уши. Высокий сводчатый потолок рушился, стены покрылись трещинами - из них сыпалась земля вперемешку с мелкими камнями.
- Спасай нас, красотка! - заволновался Габриэль. - Я слишком молод, чтобы умирать!

Мирела вскинула правую руку. Из ее ладони ударил луч темного синего света. Струящаяся волнами магическая энергия замкнулась в защитный купол, накрывший уголок подземелья у ворот реликвария и всех, находившихся рядом.
- Поторапливайся со взломом, англичанин! - прорычала Мирела сквозь плотно стиснутые зубы. - Надолго меня не хватит, я не всесильна!

Константин резво вернулся к изучению камней на полу. В сознании крутилась назойливая мысль: он упускает что-то важное. Нечто хорошо ему известное, но забытое за ненадобностью. От сильного волнения кровь ударила в голову и сердце забилось быстрее.

"Кровь. Кровь!" - Константин подавил желание стукнуть себя по лбу от досады. Религиозные обряды языческих культов вершились на крови! Кровью скреплялись сделки с нечистой силой. Кровь служила людской платой за божественное покровительство.

- Габриэль, - сказал Константин. - Подай-ка мне твой топор.
- Зачем это? - сперва не понял дух.
- Я расколол нашу задачку! Кровь - ключ к вратам.
- А-а-а, - Габриэль опустил топор. - Смекалистый ты парень. Не впустую за книжками просиживал, а не девчонок охмурял и в ночных клубах отрывался.
- Хватит трепаться! Топор!

Константин надрезал левую ладонь о край лезвия топора и окропил кровью плиты. Густые алые капли упали в зазоры меж камней, прошли минуты - и ничего не произошло.

- Кое-кто, кажется, прокололся, - съехидничал Габриэль. - Ларчик-то не открывается. Вернемся к предложению Оливии разнести ворота ракетой. Я голосую "за".
- Терпение, - Константин перевязывал кровоточащую руку шейным платком. - Механизм староват, давно не использовался. Застоялся малость. Сработает, никуда не денется.

Его предположение подтвердил громкий щелчок. Натужно заскрежетали вращающиеся шестерни. Створки ворот раздвинулись в стороны, открывая проход.
Габриэль первым ринулся в темноту реликвария.

- Магическая полиция! - внушительно и грозно огласил он, растворяясь в глубине. - Дефо, вы арестованы за преступления против оставшегося человечества! Немедленно прекратите оказывать сопротивление и выходите с поднятыми руками! Вас не пощадят, но постараются убивать безболезненно!

Оливия и Константин вбежали в реликварий следом. Последней, разрушив наколдованный щит, - внутри укрылась Мирела Корвин. Ворота реликвария закрылись, но они успели услышать грохот падающих камней и обрушившегося под их тяжестью потолка. Обратный путь был отрезан.

Кромешная темнота внутри реликвария была будто живой. Яркий фонарь Оливии едва разрезал ее, словно чернота рассеивала и поглощала непрерывный поток света. Константин и Мирела запалили факелы, темнота жадно рванулась к ним, но отпрянула, обжегшись о пламя.

Воздух в реликварии был застоявшимся и затхлым, стены дышали сыростью и холодом. Дорические колонны подпирали высокий купол потолка, далеко впереди угадывались очертания массивного саркофага.

Громыхая и лязгая несмазанными латами, Габриэль прошел туда и уже возился с крышкой саркофага. Сдвинув ее дюйма на три, он просунул в образовавшуюся щель рукоять топора и, орудуя им как рычагом, пытался открыть саркофаг.
- Тяжелая, зараза, - сокрушенно констатировал он после четвертой безуспешной попытки. - Мне не помешают лишние руки.

Разобрав предусмотрительно захваченные Мирелой ломы, все четверо приступили к вскрытию саркофага.
Общими усилиями крышка саркофага была сдвинута. Внутри лежал не цельный скелет, а груда пожелтевших костей, полностью истлевший череп скалился в отталкивающей зубастой улыбке. Казалось, он ухмыляется.
- Привет, смутьянка, - Габриэль заглянул в саркофаг. - Нехилого шороху ты навела. Но ничего. Сейчас мы тебя упокоим.

Среди останков Дефо поблескивали золотые украшения. Константин вытащил из саркофага анх - египетский символ бессмертия и возрождения.

- Все выглядит так, - сказал он, - что ее пытались вернуть к жизни. Ритуал закончился неудачей, но кто бы его ни проводил, они накрепко привязали дух умершей к ее костям и этому месту. Неудивительно, что Дефо слетела с катушек. Провести тысячи лет на земле, бестелесной, в ужасе - любой сошел бы с ума.
- И пошел вразнос, - добавил Габриэль. - Что, как мы видим, и произошло. Вот до чего отношения доводят. Как чудесно быть холостяком.
- Ну, хватит шутки шутить, - Константин достал из пальто потрепанную записную книжку в коричневом переплете и туго набитый кожаный мешочек на завязочках. - Займемся делом. Мой план таков - выманить призрак Дефо и обездвижить его вот этим, - он передал мешочек Миреле.
- Что в нем? - девушка подозрительно покосилась на мешочек.
- Антипризрачный порошок. Мое ноу-хау. Смешиваешь по одной унции коллоидного серебра, иорданской соли, пыльцы темных фей, истолченных костей висельника, добавляешь две унции обедненного урана.
Мирела отшвырнула мешочек.
- Обедненного урана?! Ты в своем уме? Я ни за что не прикоснусь к этой дряни!
- Чего ты так всполошилась? - удивился Габриэль. - Подумаешь, радиация. Ну, посветишься немного в темноте, с тебя же не убудет.
- Без урана антипризрачный порошок не работает, - сказал Константин. - Ему нужен связующий элемент - что-нибудь, добытое из земли. Уран, помимо того, что рожден землей и хранит ее силу, связан с астрономически значимой планетой и небесным божеством. Опасаться тебе нечего - доза облучения будет незначительной.
- Ладно, - Мирела вроде немного успокоилась, но поднимать мешочек с пола не торопилась. - С тем, как мы захватим Дефо, все более-менее ясно. Что будем делать дальше?
- Я проведу изгоняющий ритуал и сожгу останки Дефо. Для призрака это равносильно смерти. Оливия, ты и Габриэль стоите на страже. Когда призрак Дефо поймет, что мы делаем, он попытается нам помешать.

Раздав задачи, Константин очертил вокруг саркофага Дефо магический круг, расставил и поджег свечи. Все талисманы, символы и печатки, связанные с обретением вечной жизни и посмертным возрождением, были извлечены из саркофага, завернуты в плотную ткань и убраны в темное место.

В реликварии повеяло могильным холодом. По углам зашуршал ветер. Откуда-то снизу, из-под толщи земли, послышался глухой вой.

- Всем быть начеку! - Константин передал свой факел Оливии и достал из кармана пальто потрепанную книжку в черном переплете. - Она близко! Мирела, что бы не происходило дальше, держись рядом со мной. Помни - Дефо, часть тебя, но это прошлое. Она попытается затуманить твои мысли, не поддавайся.

Холод усиливался. Габриэль схватил топор и внимательно осматривался по сторонам. Призрак мог появиться в любую минуту и напасть откуда угодно.

Из углов реликвария пополз сизо-серый туман. Непонятные шорохи звучали уже совсем рядом.
- Как мелодраматично, - сострил Габриэль. - Не хватает еще громыхания цепей и замогильных стонов. В ней пропадает замечательный актерский талант. Голливуд искусал бы локти до крови, если бы уцелел во всей этой кутерьме с концом света.

Достигнув середины склепа, мутный туман закружился, поднимаясь над полом. Из тумана выплыла статная женская фигура. Как и подобало почитаемой богине древности, она явилась в том же одеянии, к которому привыкла, будучи живой: экстравагантное легкое платье тончайшего золотистого шелка с глубоким декольте. Длинный шлейф платья стелился по земле.

Призрак был абсолютно прозрачен, неровный свет факелов проходил сквозь него, и двигался он без единого звука, но во всех остальных отношениях казался вполне материальным, осязаемым. Только очень могущественные призраки умели принимать прижизненный облик, слабым едва удавалось наскрести силу на мало-мальски заметную материализацию.

Это делало призрак Дефо гораздо опаснее большинства призраков. В отличие от них, у нее сохранились какие-то остатки прежней личности, умение мыслить и действовать в значительной степени осознанно. Она не подчинялась сиюминутным порывам, не была безвольной рабой тех обрывочных эмоций и спутанных чувств, что вкладывали в будущих призраков умирающие сознания.

- Вы пришли убить меня? - глухой голос призрака вознесся до невидимых в темноте сводов реликвария. Его речь была блеклой. Невыразительной. Неживой. - За что вы желаете мне смерти?
Мирела смело вышла вперед.
- Никто из нас не желает тебе зла. Мы освобождаем тебя.
Призрак посмотрел на нее в замешательстве.
- У тебя мое лицо. Как ты украла его, демон?! Что это за колдовство?!
- Я не демон. Ты помнишь, кем ты была?
- Была? - несколько растерянно сказал призрак. - Я не была, я есть. Я вечна.
- Ты не вечна, - Мирела растягивала тесемки мешочка, который прятала за спиной. - Настоящая ты умерла тысячи лет назад. Но душа вечна, и она переродилась во мне. Я настоящая, живая. Ты - нет. Ты призрак, и ты мертва.

Дефо смерила ее недоверчивым взглядом и окинула неприязненной, презрительной улыбкой.
- Я могла бы догадаться. Эльдорф подослал тебя, верно? Этот вероломный изменник уже не знает, как еще больнее уязвить меня!
- Эльдорф тоже мертв. Давно. Мертвы вы оба. Ты — тень, застрявшая на земле. Отпечаток бессмертной души, возрождающейся бесконечно.
- Нет! - призрак взвизгнул, лицо Дефо исказила злость. - Ты врешь, лживый демон! Я знаю, что ты задумал. Хочешь одурачить меня и увести с собой! Я останусь здесь, я видела, что стало с теми из нас, что ушли раньше! Видела, чем они стали! Ты не заманишь меня туда!
- Я никуда тебя не завлекаю. Мне очень жаль, но ты не та, кем себя считаешь. Ты - призрак. Застывший отпечаток человека, который прожил свой срок и умер.
- Н-нет! - дрогнувшим голосом произнес призрак. - Это неправда!
- Это правда, - настаивала Мирела - она держалась уверенно, ведь по дороге к реликварию Константин вкратце посвятил ее в историю первой земной жизни и смерти Дефо. - Постарайся вспомнить, что было раньше. Ты жила среди богов, влюбилась в смертного и отказалась от бессмертия ради любви. Но любовь покинула тебя, и ты озлобилась на мир, заставивший тебя страдать. В отместку за разбитое сердце ты уничтожаешь его.
- Это ложь! - разъярился призрак. - Я ничего такого не делаю! Зачем ты это говоришь?!

Миреле стало жаль Дефо. Призрак она или нет, но боль и смятение на ее лице были настоящими. Неподдельными. Дефо - часть Мирелы, а ее боль, как капли по нити паутинки - падала одна за другой, бередили ей душу.

- Я пытаюсь достучаться до тебя. Пойми и прими, что ты давно не часть живого мира. Тебе кажется, что ты жива, но на самом деле - это отпечаток предсмертных мыслей человека, чей подавленный гнев и жажда мщения породили тебя. Ты - его темный двойник, иллюзия, созданная случайно.

Лицо призрака сверкнуло чудовищной злобой. Хищный оскал обезобразил ее красивые черты. Волосы растрепались и превратились в клубок шипящих змей. Руки превратились в лапы со стальными когтями. От призрака пахнуло железом, тленом и кровью.
- Ты умрешь, демон! - призрак ринулся на Мирелу с чудовищным воем, норовя вцепиться когтями в лицо.

В воздухе что-то сверкнуло. Топор Габриэля плавно описал дугу и скрестился с призрачной сталью когтей призрака.
- Ты умрешь! - завизжал призрак, отлетая в сторону. - Умрешь и вернешь мне украденное лицо!
Чиркнув когтями по колонне, он снова устремился к Миреле, злобно сверкая глазами.
- Сыпь порошок! - гаркнул Габриэль. - Сейчас!

Мирела некстати замешкалась - сказались волнение и страх, которые она тщательно скрывала. Габриэль встал между ней и призраком, приняв на себя удар, предназначавшийся ей. Одним взмахом когтей призрак разрубил доспех напополам. Мирела вскрикнула и отпрыгнула в сторону.
- Нечестно! - Габриэль вылетел из шлема зеленым облачком и замельтешил перед призраком. - Мне нравилась эта железяка, я хотел ее сохранить! Дамочки без ума от рыцарей, а ты отняла у меня мечту покрасоваться!

Дефо в ярости рассекала когтями воздух, стремясь поразить надоедливого и наглого духа, но Габриэль ловко увертывался от ее молниеносных атак.
- Мазила! - дразнился он, летая туда-сюда. - Давай, поймай меня, старушка!

Совладав с собой, Мирела раскрыла мешочек и вытряхнула его содержимое на беснующегося призрака. Соприкоснувшись с призрачной плотью, частички порошка вспыхнули россыпью ярко-голубых огоньков. Призрак застыл на месте, голубые огоньки проникали все глубже в его эктоплазменное тело. Он был обездвижен, и бессильно скрежетал зубами от злости.

В наступившей тишине зазвучал монотонный голос, разлетаясь эхом под сводами реликвария. Константин читал изгоняющее заклинание.

- Прошу! - взмолился призрак, гдядя на Мирелу. - Останови его! Мне страшно уходить! Я не знаю, что там, и есть ли там хоть что-то, кроме небытия и забвения!
- Нам всем страшно уходить, - сказала Мирела, в уголках ее глаз выступили слезы. - Но я точно знаю - мы вернемся сюда снова.
- Умоляю, не надо! - стонал призрак. - Ты не осознаешь, на что обрекаешь меня! Отпустите, прошу!
- Мы не можем. Твое пребывание в нашем мире уже привело к катастрофе планетарных масштабов. Погибли миллиарды людей. Так не может продолжаться дальше. Тебе придется уйти.
- Лгунья! - выл и стенал призрак. - Лгала мне, что мы одна кровь, и тоже предала меня! Умоляю тебя, помоги! Не отвергай меня!
Мирела отвернулась, не в силах выносить отчаянной мольбы.

Дочитав заклинание, Константин швырнул в саркофаг горящий факел. Взвилось, затрещало пламя.
Призрак Дефо съежился, побледнел и растаял в тумане. Отчаянный вопль погибшего фантома смутным эхом разошелся по реликварию, его слабые отголоски еще долго таяли в скорбной тишине.

Только это был еще не конец.

С исчезновением призрака по замкнутому подземелью пронесся стылый ветер, принесший запахи смерти и мрака - из далекого, чуждого человеку мира.
Взгляд Мирелы стал пустым. Она замерла статуей и, кажется, даже не дышала. Обеспокоенная Оливия шагнула было к ней, но зависший в стороне зеленый шар метнулся навстречу девушке и преградил ей путь.
- Не вмешивайся! - сказал Габриэль так же серьезно, как тогда, в бункере. - Ты не видишь того, что вижу я.

Мирела и Дефо сражались.
Они, а точнее - их духовные сущности - покинули реликварий и сошлись в смертельной схватке на пустоши астрального мира. Невидимого для людей, но открытого духам и призракам.

Там они были другими.

Габриэль увидел Мирелу ангелом со срезанными крыльями, истерзанным и обожженным, но излучающим свет и силу. Глаза ангела горели зеленым огнем — намного ярче и неистовей, чем у Габриэля. Одежды у ангела были не белые, а серые, запачканные чем-то вязким и черным, десятки ужасных ран на его теле дымились и сочились кровью. Двигался он так, словно каждый шаг причинял ему нестерпимую боль. Над головой ангела сиял потускневший нимб, в руках пламенел огненный меч.

Дефо предстала перед взором Габриэлем гниющим трупом, обернутым разорванным погребальным саваном. На костлявых руках богини были нанизаны браслеты и кольца. Лысую голову стягивал золотой обруч, инкрустированный красными гранатами. В груди зияла дыра, между ребер застыло давно небьющееся сердце. Оружием Дефо служил скипетр из темного металла с заостренным нижним концом и коптским крестом на навершии.

Ангел уверенно атаковал мертвеца. Клинок звенел о клинок, желтые искры и пламя разлетались в стороны. Парируя отточенные, выверенные удары, Дефо отступала, пока не была зажата в угол и обезоружена. Резким выпадом клинка ангел вогнал меч в сердце мертвого божества и налег на эфес, загоняя лезвие меча глубже в тело врага. Огненный меч пронзил Дефо насквозь, расплавляя, выжигая истлевшую плоть и прогнившие кости.

Дефо яростно взревела. Жгучий огонь пожрал ее черное сердце, оно вспыхнуло и рассыпалось алыми угольками. Ангел вырвал меч из груди Дефо и с размаху отсек ей голову. Обезглавленное тело как подкошенное повалилось на землю, занялось оранжевым пламенем. Погребальный костер пылал долго, смрадный едкий дым поднимался в воздух. Когда огонь наконец потух, от Дефо осталась лишь горстка дымящегося пепла, поглощенного землей.
Все закончилось.

*****

Грозовые тучи уползли далеко на север. Небо прояснилось. Над горами догорало огненно-красное зарево заката, цепи холмов, равнины и долины пламенели багрянцем осеннего леса. С востока на разгромленный камнепадом храм Дефо надвигались хмурые вечерние сумерки, отливающий синевой туман, перекатываясь клубящимися волнами, окутывал вересковые луга.

Мирела созерцала красоту мирной природы с широкой площадки перед храмом. Ее душу переполняло умиротворение.

- Как ты себя чувствуешь? - к ней подошла Оливия. - Непросто, наверное, осознавать себя воплощением богини и знать, что ты только что билась с самой собой? Даже у меня голова идет кругом.
- Не знаю, - Мирела пожала плечами. - Странно. И легко. Я будто впервые обрела свободу и могу дышать полной грудью.
- Так оно и есть, - к девушкам присоединился Константин. - Застряв в смертном мире, призрак Дефо жестоко мучил тебя и себя. Его присутствие тянуло тебя назад, к прошлому. Отсюда твой несчастный брак и муж-предатель.
- Я и не представляла, что все это связано, - Мирела поежилась и зябко сунула руки в карманы куртки.
- Еще как связано. Раньше природа твое души была двойственной - наполовину человеческой, наполовину божественной. Призрак Дефо цеплялся не только за прошлую жизнь, но и за тебя тоже - твоя сила подпитывала его противоестественное посмертное существование. Сила вашей связи и судьба привели тебя к ее храму - закончить то, что было начато тысячи лет назад.
- Все правда кончено?
- Я уверен. Дефо покоится в мире, божественная половина твоей души погибла вместе с ней. Пережитая ею трагедия больше не будет терзать тебя и отравлять жизнь.
- А моя сила?
- Утрачена навсегда.

Мирела вздохнула с облегчением. Могущество забытой богини лежало на ней тяжким бременем, истощало и изнуряло ее годами.

- Кто чем теперь займется? - полюбопытствовала Оливия, выждав с минуту и убедившись, что непростой разговор окончен. - Я вернусь на службу в армию. В мире полный кавардак, надо наводить порядок. Да и... - она небрежно шаркнула ногой по мелким камушкам на полу - Нужно собирать обломки станции "Кларк", пока они не упали на Землю, и совершить еще один рейд на орбите – убедиться, не готовит ли нам космос новые угрозы. Мы всегда должны быть на страже.
- Я вернусь в Румынию, - сказала Мирела. - Восстановлю отцовский дом в Тимишоаре. Давно мечтаю о тихой жизни в деревне. Чтобы посидеть вечером на лавочке, слушать гудение пчел, шум леса, и отдыхать душой. Кошек заведу. По выходным буду проводить время у озера... или в лесу. Мне надоел этот гогот "Серых братьев", я и так без глаза, не хотелось бы лишиться еще и ушей.
Компания дружно засмеялась.

- Я тоже в родные края подамся, - Константин покосился на парящего подле него духа. - Мне еще призраков надо отловить и под замок посадить. И с выкупом души что-то придумать.
- Не занудствуй, - захихикал Габриэль, паривший вровень с плечом хозяина. - Будет весело. Как управимся, махнем на каникулы в Майями. Пляжи, море, солнце, девушки в бикини. Оторвемся на полную катушку. Глядишь, подыщем тебе пару, раз уж с этими красотками не сложилось.
Возле храма раздался новый взрыв хохота. Настоящий. Живой.

Резко посерьезнев, Мирела сказала:
- Мы забыли кое о чем, - она бросила быстрый взгляд на Константина. - Мои силы ушли вместе с первым воплощением Дефо, а душу Константина скоро заграбастает Асгафер. Мне не спасти его от Ада в одиночку.
- Я попрошу увольнительную на неделю или две, - Оливия наконец-то перевела дыхание после приступа безудержного хохота. – Спасителю мира положена передышка.

Девушки посмотрели на Константина. Теперь все зависело только от него.
- Думаю, призраки не разбегутся до моего возвращения, - произнес Константин, улыбаясь. - Спасибо, друзья.
Габриэль не преминул сострить.
- Бедняга Асгафер. Представляю его лицо, когда к нему вломится ваша бравая команда! Бандитка, космический рейнджер и барахольщик. Да вы перевернете Ад вверх дном!
- А ты разве не с нами?
- Я бы с радостью рискнул своей шкурой в вашем крестовом походе, но у меня намечена программа повеселее. Море, девочки, пляжные вечеринки. Ну и соваться в Ад мне как-то не комильфо. Меня там недолюбливают с тех пор, как я половину демонов в картишки обыграл.
Лицо Константина вытянулось от удивления.
- Да прикололся я! - задорно выпалил Габриэль. - Такую авантюру я ни за что не пропущу! Вперед, команда, возьмем Ад на абордаж!

P.S. Это от нас... авторов. Вот и закончилось наше кино. Честно говоря, мы примерили на себя эти роли, вжились в них, как будто сняли кино. И вот сейчас мы стоим на пустой сцене и понимаем, что кина уже не будет. Нет... будет! Но совершенно другое, уже не то.

А здесь все замерло на последней музыке смеха. И кто знает, куда отправятся наши герои в следующий раз и встретятся ли они вновь.

Вообще, есть мысль, что после создания какой-нибудь вселенной, даже маленького рассказа, создается измерение, где герои живут своей жизнью. Нам хочется думать, что где-нибудь, кружась над закатом в Румынии, а может быть, в Англии, поблескивая в рыжих лучах, стремительно несется новенький глайдер Оливии. На задних сиденьях непринужденно болтают Мирела и Константин, а между ними снует зеленым огоньком неугомонный Габриэль... И вот они проносятся и так же со свистом исчезают в закате.

Закончилась одна история, но обязательно начнется другая...

Написано в соавторстве с Алексеем Тимошенко

Категория: Страшные рассказы

<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 261
  • ICQ: --
21 августа 2018 23:08

khimmis

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 24.02.2018
 
Как всегда супер
5++


Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: