Страшилка » Страшные рассказы » Jet Groove. Вторичный захват

 
 
 

Jet Groove. Вторичный захват

Автор: Alonso от 8-08-2022, 23:17

Это история о жизни шести персонажей, поневоле ставших членами экипажа сверхсовременного и роскошного воздушного суперлайнера «Уимс» (англ. «Whims», «Каприз»). Самолёт предназначен только для избранных – на нём летают богатейшие люди планеты, миллионеры и миллиардеры. Сюда нет доступа простым смертным. Экипаж Уимса – 6 членов банды грабителей «Короли кассы». Попытавшись однажды ограбить казино обладателя бессметных богатств, Мистера Кроуна, преступники попали в авиационное рабство к богачу, который по совместительству оказался владельцем шикарного самолёта. Под страхом смерти Кроун запирает «Королей кассы» на своём авиалайнере на неопределённый срок и заставляет решать проблемы звёзд, находящихся на борту «Уимса». Лишившись свободы и общения с родными и близкими, члены экипажа отчаялись, но постепенно сплотились и стали настоящей семьёй.

Отсутствие у «Ассов кассы», и в частности, у пилота Шона, авиационного образования не мешает этому. «Уимс» настолько технологически совершенен, что не нуждается в пилоте даже в момент взлёта или посадки. А в редких случаях, когда вмешательство человека необходимо, ответственность на себя берёт Камелия, которая разбирается в технике. Неудача грозит страшными карами со стороны разгневанного миллиардера. Джет Грув фактически является полноценной криминально-драматической историей, с комедийной ноткой, где каждый герой наделён своим собственным характером.

Экипаж «Уимса». Униформа: фиолетовые пиджаки и брюки и сиреневые рубашки у мужчин, розовые пиджаки и юбки у женщин.

Шон — англичанин. Командир и пилот самолёта, хотя и не имеет никакой специальной подготовки. Не очень умный, но весёлый и задорный. Помешан на девушках и на знакомствах, свободное время проводит, пытаясь соблазнять каждую красивую пассажирку, но всегда безуспешно. У него внешность плейбоя, коротко стриженные белые или седеющие волосы, серые глаза. Носит солнцезащитные очки.

Инь — китаянка, стюардесса. Самая умная и внимательная. Внешне безэмоциональна, но иногда проявляет свой резкий характер. Владеет искусством массажа и боевыми искусствами. Тёмно-синие короткие волосы, чёрные глаза, зелёные тени, бледная кожа, бордовая помада. На спине имеется татуировка в виде дракона.

Камелия — афро-американка, стюардесса. Умна, обаятельна, очень властный характер. Настоящий лидер и неофициальный командир экипажа. Часто попрекает Линду. Специалист по технике. Чёрные волосы, собранные в хвост, карие глаза, розовые тени, коричневая помада, всегда носит серьги в виде треугольника, собранного из 3 маленьких треугольников.

Линда — блондинка, француженка, стюардесса. Немного глуповата, всё принимает за чистую монету, но очень обаятельна. Её прическа похожа на купол, она голубоглаза. Голубые тени, розовая помада под цвет униформы, бледная кожа. Пожилые люди обожают её.

Тони — сицилиец, принадлежит к влиятельному мафиозному клану. Повар «Уимса», предпочитает итальянскую кухню. Очень обаятелен, хитёр, умён. Ярко выраженное чувство чести усложняет ему жизнь. У него зелёные глаза, чёрные короткие волосы. Пассажирам нравится его мрачное очарование.

Диджи — индиец. Бармен «Уимса», известен отличными коктейлями. Характер ласковый. Проворный, склонен к манипуляциям, и нисколько не скрывает этого и не стесняется флиртовать с пассажирами, хотя и не всегда безошибочно опознаёт подходящих, которые бы поддались его уловкам. Искусный карманник. Тёмная кожа, чёрно-синие волосы, борода, голубые глаза.

Никто никогда и предположить не мог, что на борту такого суперлайнера - как «Уимс», может приключиться не менее ужасающая трагедия. В иллюминаторе показалось светящееся пятно. Стали заметны появляющиеся и пропадающие консоли крыльев, стрелки на приборной доске, облака плавно плывущие под крыльями. Слева и справа как будто простирались тёмные леса, постепенно сливающиеся в одну сплошную полосу. Неизвестный чуть откинулся назад и ударил ногой в боковое окно, но кулак сразу же прошил холод. Тогда он ударил по стёклам ещё раз.
— И что ты предлагаешь? Выползать из облаков и – падать вниз, сбрасывая шасси? — Девушка на секунду замолчала, смирив мужчину недовольным взором. — Где второй пилот?! — Вскипела Камелия, злобно сощурив глаза.
— Мы и так теряем высоту! — На лбу Шона выступали небольшие капли пота, что одной дорожкой скатывались вниз, столь медленно, что он успевал чувствовать, как его окатывает холодной волной. — Да, чёрт возьми! — Взвыл он, ещё сильнее вцепившись в штурвал. Казалось, что в его руках всё шло ходуном. На приборной панели ярко мигала одна из кнопок. Троекратный стук в дверь в кабину пилотов был настолько громким, что Линда, стоящая позади ребят, на приличном расстоянии, невольно вздрогнула, пожав плечами. Посмотрев назад, она с ужасом замерла, боясь выдохнуть. Гробовая тишина была недолгой. Мужской кулак с силой тарабанил в дверь в однородном темпе.
— А ну быстро открыли дверь! — Заверепел грубый басистый голос.
Стекло уже не разлеталось осколками, а зияло синими полосами. Линду пробил холодный пот.
— Ребята. — Тихо прошептала она.
Резким движением руки, темнокожая девушка выхватывает рацию из руки Шона, и громко заявляет:
— Мэй-дэй, мэй-дэй! Кто-нибудь, отзовитесь! Самолёт «Уимс» был захвачен террористами!
Тишина. Девушка сосредоточено смотрит на авиационное средство связи в своих руках. Молчание выводит её из себя.
— Ответьте! На борту авиакомпании «Уимс» террористы. Диспетчер на связи?
Негромкий треск, после чего следует неприятное шипение, которое распыляет Камелию.
— Кто-нибудь, отзовитесь! Есть кто на связи?! Чрезвычайная ситуация: самолёт захвачен террористами!
Пальцы сжимают рацию, уставившись в одну точку, её надежда теплилась на ответ.
После долгого шипения, уши закладывает от неприятного писка, после чего доносится отчётливый щелчок.
— Борт (неразборчиво), похоже, что у вас открыт один из люков багажного отсека.
— Что? — Девушки хмурит брови, недоуменно смотря на рацию. Быстро переглянувшись, доносится шипение, которое длится, чуть ли не вечность.
Мужской кулак с силой продолжает тарабанить в дверь, из-за чего Линда подскочив на месте, забывает, как нужно дышать.
Голос другого пилота, откуда-то из далека, словно дешёвый дубляж с голосом из 2000 года:
— А, спасибо, башня, но вы, скорее всего, приняли за люк багажного отсека люк нашей вспомогательной силовой установки.
Ребята недоумённо смотрят, потеряв смысловую нить в происходящем.
Шипение, щелчок, ещё какой-то посторонний шум на фоне.
— Окей, взлёт разрешаю.
Самолёт начинает разгон.
Странный шум, удар, будто что-то упало.
— Борт (неразборчиво), э-э-э... Похоже, из вашей вспомогательной силовой установки началась утечка багажа.
— Да какого чёрта?! Вы нас слышите вообще? Приём, диспетчер! — Завопила как ненормальная одна из стюардесс борта «Уимс».
Диспетчер: — Борт (такой-то), вам нужно освещение полосы для посадки?
Пилот №2: — Э-ээ... Да ладно, обойдёмся без него.
Диспетчер: — Это хорошо, а то у нас его нет.
Щелчок, связь обрывается.
Мужчина с пущей силой продолжает тарабанить в дверь.
Диспетчер (молодой-зелёный, с инструктором): — Борт (нечётко), займите эшелон 60.
Никакой реакции.
Диспетчер: — Борт (повторяет), займите эшелон 60.
Тишина.
Диспетчер (нервничая): — Борт (повторяет), ответьте диспетчеру.
Инструктор - диспетчеру: — Даю наводку: может быть, у него радио не работает?
Диспетчер: — Борт (непонятно), если вы меня слышите, щёлкните один раз тангентой.
Тишина.
Диспетчер: — Если вы меня не слышите, щёлкните дважды!
Пилот (щёлкает тангентой). Связь обрывается.
— Да что за чёрт?! — Пальцы Камелии вжимаются в рацию. — Вы там совсем, что ли?! Услышьте нас! На бо...
Пилот (пытается прорваться через сильные помехи в эфире): Пшшш, чавк, чавк, пшшшш, чавк.
Диспетчер: — Э-ээ... Не слышу вас, сплошные шумы. Звучит так, как будто вы сосёте поливочный шланг.
Неизвестный голос: — Следуйте до полосы один-три.
Другой пилот: — Окей, до полосы три-один.
Тот же неизвестный голос: — Ответ неверный, но это хорошая идея. Я передумал, следуйте до полосы три-один.
Англоязычный пилот после долгого ожидания выруливает, наконец, на взлётную полосу и тут обнаруживает, что на ней стоят две собаки.
Пилот (злясь): — Вышка, блин, у меня здесь две долбанные собаки прямо посреди полосы.
Диспетчер (не слишком хорошо владеющий английским): — Сэр, подтвердите ваше сообщение: две собаки сношаются посреди полосы?
Камелия в ужасе бьёт рацию рукой, будто это могло помочь. Шон одним шагом оказывается рядом с ней, читая нотации в попытках успокоить. Снова доносятся помехи, позже шумы.
Диспетчер подхода (женщина), только что передала борт диспетчеру круга (мужчине), координирующему посадку.
Пилот: — Мы в 12 милях к северо-западу от полосы 5.
Диспетчер: — Вас понял, между вами и аэропортом всё чисто, разрешаю заход на посадку с прямой на полосу 5.
Пилот (по инерции после общения с диспетчером-женщиной): — Разрешение на посадку с прямой на полосу 5, спасибо, мадам.
Диспетчер: — Борт такой-то, вы только что назвали меня мадам! Посадку с прямой запрещаю, прекратить снижение, поддерживать текущую высоту, ваша очередь на посадку через 20 минут.
Громкий треск и тут же всё затихает. Шон с Камелией недоумённо смотрят на рацию в её руке.
— Смотрите! — Линда указывает на виднеющуюся впереди воронку, зеленоватого свечения. Она мерцает и переливается фиолетово-голубоватым оттенком с перламутровым блеском. Небо затягивается вокруг синим цветом с мигающими рассыпчатыми точками, крестовой формы. Четырехугольные вытянутые линии от расплавленных звёздочек. Все трое смотрят как заворожённые, не в силах отвести взгляд. Раскрыв рты, они не понимают, что вообще происходит.
Из рации доносится последующее шипение, позже какие-то непонятные и вторичные трески и вследствие чего, всё заканчивается шумами. Снова гробовая тишина. Камелия молча смотрит на предмет в своих руках, а подняв глаза, замечает, что воронка, словно чёрная дыра, начинает увеличиваться в размерах.
Шипение, шум, щелчок.
Диспетчер: — Борт ХХХ, у вас пересекающийся борт в 6 милях, направление на 10 часов.
Щелчок.
Пилот: — Дайте другой ориентир, у меня электронные часы.
Это всё походило на какой-то каламбур.
— Мэй-дэй, мэй-дэй, одна из стюардесс взята в заложники! Борт самолёта захвачен террористами! Кто-нибудь, ответьте! — Верещала Камелия, срываясь на крик. — Чёрт возьми, автопилот всегда был включен! — Зло зыркнув, она уже выходила из себя.
— Я не знаю, что случилось. — Оправдывался Шон. — Приборы будто сами вышли из-под контроля. И вправду, штурвал продолжал жить своей жизнью, приборная панель мигала яркими огнями, словно раскраска.
— Один пассажир — племянник германского посла в Швейцарии Генрих Ханке — погиб. Свяжитесь с нами. Вы нас слышите? Диспетчер?
Вместо запланированной команды «Ввод» мужчина получил двойное стаккато автоматных очередей из дверей терминала. Из рации доносится громкий писк и последующее шипение.
Чужой голос: — Каково было ваше последнее известное местоположение?
Стюардесса тут же ожила. После её ответа последовала гнетущая пауза.
— Это что, шутка такая? — Донеслось после щелчка.
— В салоне самолёта террористы! Мы заперты в кабине пилотов.
Громкий стук в дверь, будто её сейчас вышибут.
Шон применяет очередные попытки, дабы совладать над управлением. Вцепившись руками, он с досадой подмечает, что штурвал его всё так же не слушается. Мерцание огней сливается в разноцветную палитру, всё мигает и кружит перед глазами.
— Нас засасывает! — Стиснув зубы, прикрикнул он.
Атмосфера становится напряжённой. Линда в ужасе приложила кончики пальцев ко рту, а внутри что-то с силой подскакивало вверх от страха. Она поглядывала назад, на дверь, будто боясь, что к ним сейчас вломятся.
Тишина была испытывающей. Безответность продолжает мучить. После громкого щелчка, DC-10, приземлившийся с превышением рекомендуемой скорости, никак не может затормозить и долго катится по полосе.
— Самолёт «Уимс»? — Как-то недоверчиво спрашивает мужской голос. — Это не смешно, ребята. Хорош прикалываться.
— Это не шутка! Вы думае...
Два громкий выстрела, чей-то истошный женский вопль, тело рухнуло на пол, пассажиры перепуганы и в ужасе охают и ахают. Линду трясёт от страха, Шон паникует, уже не зная, что делать. Капли пота быстро скользят дорожкой вниз.
— У нас нет никаких данных о местоположении данного борта. Я вообще впервые о таком слышу.
— Как? — Ошарашенно спрашивает Камелия, не веря услышанному.
— Это штука приближается. — Испуганно прошептала Линда, медленно указывая пальцем на вращающуюся воронку в замедленном темпе, как по часовой стрелке.
— Послушайте, в конце полосы произведите энергичный поворот направо. Это, конечно, если сможете. Если не сможете, выезжайте из аэропорта на дорогу, разворачивайтесь на перекрёстке и возвращайтесь обратно в аэропорт.
— Какой аэропорт? Что вы несёте?
Воронка становится в разы больше.
Камелия в ужасе понимает, что обращаются не к ним.
— Они нас не слышат!
Всё это время разговаривали не с ними.
Шипение, шум, тихий щелчок и всё затихает.
Камелия в панике пробует связаться снова и снова, но безуспешно.
— Шон, мы так не договаривались! — Зарычал с яркой злобой некто за дверью.
Девушки непонимающе смотрят на псевдопилота, но тот демонстративно их игнорирует.
— Что это значит? — Шёпотом произносит рядом стоящая девушка. Блондинка стоящая позади них прикрывает рот ладонями, сильно пугаясь от слов неизвестного.
— Объяснись! — Требовательным тоном начинает уже Камелия.
— Инсценировка. — Вжимая кулаки в приборную панель, он с досадой опускает голову, несмотря на неё. — У нас был договор: я больше не мог находиться в плену у Конора (второе имя миллиардера), и решил договориться тут кое с кем. — Негромко пояснял он. — Уговор был прост: самолёт захватывают и угоняют в неизвестном направлении. Таким образом...
— Ты смог бы сбежать, не предупредив нас. — Презренно заканчивает за него девушка. — Хотел кинуть нас и сбежать! — Внутри неё всё так и бурлит, с явным желанием вылиться наружу.
— У-уу. — Зажимая рот руками, тихо протянула стоящая за ними блондинка. — Это очень подло, Шон! — Неодобрительно кивает она, чуть отвернув лицо.
— Хотел сбежать, как крыса, и оставить нас здесь! — Камелия просто кипела от злости.
На время все замолкают. Темнокожая девушка сверлит того взглядом, Линда же с грустью в глазах смотрит в никуда, а Шон так и стоит с опущенной головой.
— Крыса! — Зло прошипела Камелия, после чего она резко меняется во взгляде. — А я ведь думала, что мы семья.
Но все прекрасно понимают, что ситуация давно уже как вышла из-под контроля.

Лязг металла, звук нарезания овощей. Быстрый звук режущего ножа, нарезка быстро сметается в прозрачную чашу.
— Я знаю, что ты там что-то прячешь. — Хитро улыбнувшись, Джиджи сложив руки на груди, пристально смотрит на Тони, знаю, что тот явно что-то скрывает. — Давай, признавайся. — Словно лиса, продолжал улыбаться он, чувствуя свою правоту.
— Мне не до тебя, Джей. — Даже не подняв головы, продолжал свою работу суровый и вечно серьёзный сицилиец. Взгляд его непроницаем, Тони был из тех, кого ничем не пробьёшь. Как всегда невозмутим и собран. Неожиданно нож с ударом воткнулся в доску. Закрыв глаза, он тяжко выдыхает, будто с неким грузом на душе. Друг стоящий напротив удивлённо смотрит, явно не ожидая такого, и подойдя чуть ближе, всё же спрашивает:
— Что такое, родной? — На пол-октавы ниже спрашивает бармен.
Тони устало открывает глаза, смотря в стол.
— Изабелла. Я так давно её не видел.
— Твоя невеста? — Облокотившись о стол, Джиджи подпёр правой рукой подбородок, внимательно слушая о наболевшем.
— Сколько торчим на этом дурацком борту, не ведя родных и близких. Её отец влиятельный в определённых кругах человек, а я просто пропал без вести, как умерший. Не созвониться, не увидеться, никакого контакта с внешним миром.
Поднимающиеся пузыри в кипящей воде. Парень развернулся и щёлкнул переключатель до третьей ступени. При варке из кастрюли поднимается длинной вуалью пар.
— Серьёзный человек?
— Мафиозник. — Продолжая готовку, отвечал ему Тони. Положив нож на доску, он поднял на него глаза. — Никто не знает, где мы.
Естественно он молчал о немалом количестве каракатиц в холодильнике. Чернила каракатицы – природный краситель без ярко выраженного вкуса и запаха. Самое то, чтобы нарисовать долларовые купюры. Стеллажи из нержавеющей стали, клубы морозного воздуха, затягивающиеся в спираль. Тони был предан ребятам, всегда поддержит, спасёт или встанет на защиту, но возможно, он не был с ними до конца честен. Всё же были секреты, о которых им не стоило знать. Резкий шум за автоматической дверью, чьи-то пробегающие шаги, и отдаляющиеся голоса в коридоре. Парни оглядываются. Шаги останавливаются прямо у двери в кухню. Взгляд Тони напрягается. Оба понимают, что что-то не так. Повар крепко сжимает рукоять мясного ножа, будучи наготове. В проёме раздвижных дверей высвечивается знакомая фигура.
— Чёрт, я уже был готов его метнуть.
Инь спешно заходит внутрь, когда двери за её спиной играючи закрываются, с этаким эффектом сияния. Этот звук был характерен всем дверям в самолёте, без типичного «Дзинь», шума иль скрипа. Это был лёгкий приятный звук, будто над тобой загорелась лампочка.
— Что-то случилось? — Обратился к ней Диджи.
У Инь всегда серьёзное выражение лица, абсолютно безэмоциональное.
— Приборы на борту ведут себя странно, часы вообще перестали работать. — Она подходит к столу, и чуть наклонившись вперёд, тихо произносит. — Нам нужно пробраться в западный отсек в правом крыле. — Быстро переведя взгляд с Тони на Джиджи, те беспрекословно всё поняли. Стоящий напротив неё сицилиец молча кивнул.

Узко ведущие коридоры, глубоко вниз. Тайная дверь в подвал, где-то в глубине, в самом низу, где нужно было вставать на четвереньки, чтобы проползти. Узко настолько, что каждый шаг давался с некоторыми паузами. Углубление впереди напоминало мрачный тоннель, когда с каждым приближением, он визуально сужался, походя на маленькую букву «О». Первым проползал Тони, последней Инь, давай им продвинуться чуть дальше. Это напоминает скример лабиринт, когда-то давно была такая игра-страшилка. Нужно было провести точку по лабиринту, удерживая нажатой левую кнопку мышки. При этом важно оставаться сосредоточенным — буквально не отрывать глаз от игры и внимательно вести курсор. Вы должны добраться до красной комнаты не нарушая границ. В противном случае придётся вернуться к началу лабиринта и идти заново. Впервые игра «Лабиринт страха» была выпущена в 2004 году, как клон логических бродилок лабиринтами, где игрок должен продвигаться, перемещая курсор мыши по узким запутанным ходам. На стартовом экране есть примечание: игрок должен пройти испытание из 4 уровней, чтобы на 5-ом получить сюрприз. На самом деле в лабиринте страха только три комнаты. Первые два уровня легко пройти, но по мере прохождения третьего стены лабиринта сужаются и всё сложнее выполнить основное условие — не касаться стен. Это заставляет играть сосредоточенно, концентрировать внимание на аккуратном продвижении точки. И, не доходя до красной комнаты, в момент, когда меньше всего ожидаешь, внезапно появляется страшная картинка из фильма «Экзорцист» и жуткий крик. Именно так и казалось ребятам, что стены сдвигаются и поэтому проход визуально и по ощущениям становится уже. Добравшись до секретной комнаты, они подошли к мониторами видеонаблюдения. Блеклый свет экрана в полнейшей темноте.

— Ты хотел сбежать, оставив нас? — Недовольно скрестив руки на груди, спрашивала его Линда. Она до сих пор не верила услышанному, всё так же стоя, отвернув лицо, будто не хотела его видеть. Иногда она искоса поглядывала на него, после чего снова отворачивалась, расстроенно закрыв глаза. — Как ты мог?! — Раздражённо дёрнув плечами, она была сильно обижена на него и совершённый им поступок.
— Крысам не место на борту. — С злым прищуром вытягивает каждую букву в слове Камелия, испепеляя того взглядом.
— Мне жаль, девчонки. — Сочувственно произносит он в попытках надавить на жалость, переводя взгляд с одной девушки на другую.
— А-аар, не начинай! — Отвернувшись, прошипела в ответ Камелия, с нескрываемым раздражением. Злоба пробирала её. — Предатель! Это ты сейчас так говоришь, потому что твой план с треском провалился, ведь всё пошло наперекосяк.
— У-уу. — Протянула Линда, приложив руки ко рту. — Если бы он сбежал, мы бы так и остались здесь. Навсегда.
— Не говори ерунды! — Стоя к Шону спиной, стюардесса повернула голову в сторону белобрысой.
— Да, прекрати! — Закипала уже и сама Линда, дёрнув плечами. — Мы застряли тут, и вряд ли уже выберемся, и ты сама прекрасно об этом знаешь. Сколько раз мы пытались обхитрить Кроули (он же Конор), и сбежать с его крутого лайнера, и всё безуспешно. Каждый наш раз проваливался с треском. Каждый наш план, чтобы мы не придумывали, а попыток было целых 26. 26, Камелия! Мы просто рабы для него, челяди, так что смирись с этим. — Она делает небольшой шаг вперёд, смотря на друзей. — Брось, ты бы разве не поступила на его месте так же?
— Ты только что сама его осуждала, стоит заметить. — Подмечает вторая, развернувшись к ней. — Если бы он сбежал, то мы бы дальше гнили здесь, и он бы нам даже не помог. Он был бы на свободе, а ты бы так же оставалась здесь, работая ни за что на Уимса.
— У меня уже был шанс сбежать. — Вдруг подал голос виновник сие конфликта, повернувшись к ним лицом. — Я был уже почти на свободе и, убегая, вдруг... Остановился и задумался.
Девушки смотрели на него, не понимая ход его мыслей.
— Я мог сбежать, не предупредив вас и не взяв с собой, поскольку только для меня была такая возможность, но я не сделал этого. Не смог. — На минуту повисла долгая пауза. — Тогда была, но совесть бы гложила меня, не переставая мучить. Я остановился. Была глубокая ночь. Бежал по взлётно-посадочной полосе, не видя ничего вокруг и встал где-то на середине пути. Смотрел себе под ноги, размышляя. Хотел было всё бросить и уйти, убежать, ведь когда мне ещё представиться такая возможность? Такой шанс — это редкость. Но я не смог. Не смог оставить вас. Мы же, всё-таки, одна команда.
— Ну ты — балабол. — Зло хмурясь, не верила не единому его слову Камелия.
— А мне кажется, он говорит искренне. — Вытягивая слог, качнула головой Линда.
— Не будь наивной, это для отвода глаз.
— Думаешь, остальные бы не поступили так же? — Сложив руки в замок, подумала блондинка.
— М-да, ну и дела. — Присвистнул Джиджи, наблюдая за происходящим со стороны.
— Приехали. — Сухо прокомментировал Тони, сурово поджав губы. — Тот, кого мы считали непросто своим другом, а самым настоящим членом семьи, предал нас ради мнимой свободы.
— А кто бы этого не сделал? — Метнувшись уголками глаз, она кратко взглянула на стоящего слева от неё парня.
— Думаешь, Тони бы предал нас? — Продолжала давить Камелия.
— О-оо, ты что! — Протянула стоящая поодаль от неё девушка. — Я помню, как чуть не свалилась с вышки, и он спас меня, рискуя собственной жизнью! — Эмоционально подавала голос вторая стюардесса.
— Боже мой, ты всегда была бесполезна, от тебя куча волокиты, и никакого проку. Ты всегда была проблемной и бесполезной. Всё, что ты могла — это лишь отвлекать всяких лохов и быть для них лёгкой наживой. Приманкой, не иначе.
— Что ты имеешь ввиду? — С недовольством пробурчала та.
— Интересно. — Инь, развернувшись к парням, серьёзно спрашивала. — А вы бы смогли убить ради побега?
Брови парней удивлённо подскочили вверх, никак не ожидая такого вопроса.
— Ну, ты даёшь. — Поражался с неё Джиджи. — Как тебе такое вообще в голову могло прийти?
— Ни за что. — Прямо ответил Тони, без единой зазоринки. — Даже и разговора об этом быть не может.
— Хм. — Инь призадумалась, прикидывая их ответы, видимо оценивая.
— Просто нам не повезло. — Мягко добавил Джиджи.
— Да, у Уимса слишком ультракачественная система безопасности. — Подтвердил второй. — Только жаль, как вы одного не поняли.
— М? — Одновременно взглянули на него парень с девушкой.
— Именно здесь мы и скрепились. Мы сблизились, став друзьями и одной семьёй, поскольку общая беда объединила нас. Когда мы продумывали план побега, раз за разом, решали чужие проблемы, выслушивали друг друга, пытались поддержать или спасали от очередного удара мистера Кроули. Все эти заботы навалившиеся на нас, каждодневная рутина и жажда свободы — и стала нашей совместной целью и, в последствии, объединением.
Ребята молча слушали его, лишь изредка проносясь взглядом по полу. В секретном помещении давно уже как был включен свет, пускай не слишком яркий и тёплый, но достаточный, чтобы освещать комнату.
— Это то, что сделало нас чуть ближе. — Продолжил Тони, приглаживая волосы. — Мы просто грабили казино и особо влиятельных лиц, но тогда не было той близости, нежели сейчас.
Изображение на экране резко прерывается. Шум и помехи на экране монитора застают ребят врасплох. Разноцветные вертикальные и горизонтальные полосы, внезапное мерцание, переходящее на серую рябь. Лица ребят вытянулись, а глаза округлились настолько, что они просто замерли на месте с открытым ртом. Постепенно картинка начинала проявляться и сквозь шумы и помехи, они видели вначале расплывчатые силуэты и мутные очертания своих друзей. Ребята встали как вкопанные, молча наблюдая за происходящим. Их друзья были уже мертвы. Линда лежала в луже собственной крови, Шон лежал лицом вниз на приборной панели, а слева от него, на небольшом расстоянии, из-под панели торчали ноги Камелии. Её лица не было видно, лишь часть туловища и торчащие ноги. Правая нога была босая, туфля на каблуке валялась рядом с телом. В кабине пилотов никого больше не было. Ребята слышали, как кто-то безудержно тарабанил в дверь, будто врываясь внутрь. Ребята шокировано смотрели в мониторы, не издав не звука. Диджи прикрыл рот рукой, его глаза начинали слезиться. Он прерывисто всхлипнул, не веря своим глазам. Вечно холодная и серьёзная Инь, наверное, впервые в жизни подалась эмоциональному порыву, проявляя хоть какие-то эмоции за всё своё время пребывания в этом плену. Тони не мог отвести взгляд от увиденного, с силой поджав губы, чуть ли не до самой боли. В этот момент под ногами всё задрожало. Самолёт начало трясти. В последний момент они заметили, как весь экипаж судна засасывало в быстро вращающуюся воронку. Сильное зелёное свечение било по глазам, чуть ли не ослепляя. Что произошло? Камелию настолько сильно дёрнуло в сторону, что она с силой упала и ударилась головой об приборную панель? Инь с ужасом обнаруживает быстрый отсчёт насчёт, настолько молниеносно отматывалось время назад, словно кто-то дёрнул рычаг слот-машины. Цифры — как вращающиеся барабаны и табло, вскоре показывающее выигрышную комбинацию символов. Время замедляется, как и скорость прокрутки цифр, пока они не останавливаются на символичной дате 24 июня 1976 года. Инь резко оборачивается и видит себя стоящую на трапе самолёта. Она поворачивается и видит название лайнера «Weems Air». Глубоко дыша, она повторяет лишь одно «Этого не может быть!». Её охватывает паника. В этот момент она понимает, что произошёл разрыв пространственного временного континуума.

P.S. Никакой политики. Дата и все события в истории выдуманные.

Категория: Страшные рассказы

 

Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: