Страшилка » Страшные рассказы » Bloodrayne. Эпизод 14. Причал

 
 
 

Bloodrayne. Эпизод 14. Причал

Автор: Alonso от 19-08-2022, 16:57

Глупо было полагать, что немцы проигнорируют оглушающий грохот; весь комплекс, казалось, начал проваливаться под землю; все напрочь бросились в поисках нарушителя, и Рейн это сыграло на руку: затеряться в толпе проще простого. В волне суматохи, когда в основном на глаза примелькивались грязно-серые оттенки форм офицеров, поймать взглядом фигуру в плаще с идентичным цветом – та ещё задача. Дампир двигалась слишком быстро и никак не выдавала себя; кое-как, не устраивая кровавые бойни на пути, но ей удалось добраться до входа в док военных подлодок. Рейн открыла гаражные ворота под арию из громкоговорителя:

«Код «Артемида»! Повторяю: код «Артемида»! Внимание охранной системе! Убить нарушителя! Повторяю: убить нарушителя на месте!»

Сирена не хотела умолкать, весь комплекс снова осветился красным, а звуки топота тяжёлых сапог становились только громче. Дампир бросилась вперёд, вглубь базы – в старый гараж, служащий также хранилищем для транспортировки и установки боеприпасов для подлодок. Здесь отовсюду торчали металлические стеллажи с деактивированными боеголовками, стояли ящики с разным оружием, которые немцы скрывали за висящими с потолка полотнами гобеленов с изображением на ней каноничной свастикой. Дампир хотела покончить со всем быстро и, проходя мимо кабинки охранного блокпоста, то не думала, что встретит нескольких фрицев: мужчины, вооружённые до самых зубов, сразу же решили действовать: один из них кинул дымовую гранату в сторону Рейн, надеясь застать её врасплох, но не учёл, что существа, в чьих генах текла вампирская кровь, были намного проворнее и быстрее обычных людей. Дампир отпрыгнула в сторону и тут же резко присела – мимо лица просвистели несколько пуль; полукровка, схватившись за клинки, ринулась к немцам с бешеной скоростью и, прыгнув на одного из них, присосалась к его шее, словно надоевшая пиявка. Мужчина пытался сопротивляться, снять её, истошно орал, чувствуя, как силы стремительно покидали его; Рейн заломила ему руки за спину, выбивая полуавтомат Greaser, из которого тут же открыла огонь по живым мишеням: один выстрел, второй, третий оружия хватило всего на десять патронов – достаточное количество для того, чтобы умертвить неугодных немцев. Досыта налакомившись, девушка откинула от себя вялое тело немца и, побежав по свежим лужам крови, схватила оставшиеся несколько пистолетов, запихивая их подсумки на ремне, и ринулась к двери, расположившейся около уже пустующего блокпоста.

Была возможность сразу же выйти к доку подлодок, но это бы стало очевидным ходом для немцев – Рейн предполагала, что на выходе её ждала ловушка, и ей не хотелось рисковать. В конце концов, по тем данным, которые она получила, в этой части комплекса находилось три её цели, и всех она обязана уничтожить в кратчайшие сроки. Мчавшись по узким серым коридорам, освещёнными мигающим алым светом, Рейн даже не заметила, как прибыла в недостроенное помещение с огромным количеством металлических навесных помостов и потолочных подиумов; внизу располагался деактивированный грузовой лифт. Она бы повернула назад, если бы не голос с немецким акцентом, принадлежавший человеку, чью нашивку она вскоре заберёт в свою коллекцию.

Дампир покрепче схватилась за рукояти клинков.
- Тревога! Выставить засаду! Приготовьте Panzershrek! Не дайте ей добраться сюда!

И в ту же секунду в сторону полукровки полетела ракета. Не будь у Рейн вампирской генетики и не отскочив она вовремя, то на бетонном полу вместо огромной дыры сейчас была бы кроваво-мясная клякса из её собственного тела. Не успела она опомниться, как и второй снаряд полетел следом; немцы быстро заряжали и тратили боеприпасы, надеясь задеть дампира, но она была не так проста: поднявшись по лестнице, отстреливаясь полуавтоматами и пистолетами, она бежала в сторону своей цели; под её ноги падали уже мёртвые солдаты, коих тут было просто немерено. Каблуки застревали в решётчатом полу, но она продолжала свой путь.
- Янсен! Германн! Прикройте мостик! Дайте поддержку на земле! – перекрикивал выстрелы немец. – Чёртова девица! Убейте её! Убейте!!!

Охота за красно-чёрной блохой продолжалась; дампир ловко уворачивалась от снарядов, лёгкими движениями избавляя своих врагов от оружия и некоторых конечностей. Крики, звуки стрельбы, сирена – всё перемешалось в противную какофонию. На помостах свисали обезображенные расчленённые трупы офицеров, чаще – какие-то определённые остатки от них: скальп, вырезанная маска кожи с застывшей гримасой на лице, кишки, лёгкие, множество других органов Некоторых особо впечатлительных немцев начинало тошнить от такого зрелища, и их желудок скручивало настолько сильно, что они не могли совладать с противными ощущениями, и выблёвывали остатки своих завтраков прямо в середине боя. А потом также быстро лишались какой-то части тела, и, истекающие кровью трупы, летели вниз, на нижние пролёты.
- Прикройте меня! Живо!

Рейн, рассекая голову немцу клинками, словно ножницами - бумагу, заметила, что офицеры сменили свою цель: теперь же они подбивали ракетницей не саму полукровки, а подвесные мосты, которые, от взрыва, разрушались и падали с грохотом вниз. Они думали, что это её остановит К чёрту! Рейн откинула от себя обезглавленное тело солдата, кубарем покатившееся вниз, оставляющее за собой кровавые пятна, и бросилась к офицеру, выставив руки с клинками вперёд; попадавшиеся на пути фрицы насаживались на ножи, как на шампур; их командир, наблюдавший за врагом, готов был поклясться, что перед ним не просто линчеватель – самый настоящий дьявол!

Офицер, оттолкнув юношу, стоящего возле него, перехватил из его рук Panzershrek и, прицелившись, попытался сбить с толку агента Бладрейн; он нажал на спуск, и вылетевшая кометой ракета устремилась вслед за полукровкой, но промахнулась. Дампир ловко увернулась от очередного снаряда, но тут она неожиданно остановилась, встав на самом краю подвесной платформы: пути дальше нет – они разрушили помост.

Офицер начал заливаться хохотом: пусть смеётся, но ему это не поможет.
Дампир сделала два шага назад, а потом резко побежала вперёд и, когда каблуки чуть задевали край платформы, она прыгнула; и через секунду уже очутилась возле фрица с двумя ему подручными.
- Тише, малыш. Что подумают о нас соседи?
- Умри, сука!

Он уже хотел вновь прицелиться, но Рейн рассекла клинком ему обе руки за один удар; они, отрубленные по локоть, покатились с платформы вниз, и мужчина громко заревел, не зная, что ему делать – его охватила паника, болевой шок. Дампир, достав из ремней полуавтоматы, быстро расстреляла двоих его союзников, превратив их тела в решето. И теперь полукровка готова была вернуться к главному блюду на этой пропахшей смертью кухне, но немец её опередил: он, потеряв много крови, почти добежал до лестницы, но рухнул прямо на её ступеньки. Девушка подошла к нему и, присев на корточки, сорвала грязные нашивки.
«Стефан Гюстафсон. Главный инженер. Уничтожен».
- Один есть. Осталось двое.

Перешагнув через труп фрица, Рейн спрыгнула на пол, а после побежала в сторону дока. Она должна успеть покончить со всем этим как можно быстрее. И, подбирая оставшееся от солдат оружие, дампир выбежала в коридор, надеясь, что убийство другого офицера обескуражило немцев – они точно надеялись, что первой целью охотницы за головами станет не простой инженер.
В этой зоне комплекса ей больше делать нечего.

***

Выбежав в гараж, дампир, расстреливая из пушек неугомонных немцев, продолжила свой путь на выход к пристани; сирена всё также громогласно давила на уши, но теперь помимо писклявой симфонии добавилась и другая странная мелодия – как будто скребли ногтями по металлу. Рейн не могла сосредоточиться на частоте доносимого звука, но из-за пальбы трудно было вообще что угодно сделать. Оторвав торс одному из офицеров гарпуном, девушка решила, что хватит с неё топтаться на месте; окружавшие её фрицы всё никак не останавливали стрельбу; они палили по врагу, но попадали куда угодно, кроме неё – иногда задевали своих же солдат. Дампир, разрубая путь клинками, всё-таки смогла выйти из окружившей её толпы и выбежать к пристани; там, стоя на крыше субмарины, вооружённый парными автоматами MG36, главная цель готова была встречать незваную гостью.
- Вон там! Нарушитель в доках! Не дайте ей уйти!

У Рейн в голове возникло несколько вариантов дальнейшего развития боя: либо успеть его расстрелять, хотя патронов оставалось слишком мало, а темп стрельбы пулемётов слишком большой, то это её быстрее убьют, чем она успеет кого-то умертвить; другой способ – допрыгнуть до субмарины, но чёртова морская вода, омывающая края пристани и подлодку, поднимающая столбы солёных капель из-за сильного течения, выглядела не столь восхитительно; третий же был куда более интригующим Дампир подпрыгнула высоко и, сделав кувырок в воздухе, кинула к офицеру гарпун, который, словно металлическая змея, обвил шею немца, и она потянула его к себе; мужчина, не ожидав такого, выпустил из рук пулемёты, покатившееся по бортикам подводной лодки и утонувшие в море; он больно ударился о металлическую поверхность субмарины, пытаясь ухватиться пальцами за что-то, но его попытки оказались тщетными. Рейн, ни секунды не мешкая, под градом горячего свинца, прыгнула в сторону своей цели и, приземлившись на крышу морской посудины, сильнее потянула за цепь; гарпун стиснул шею мужчины, и тот даже не понял, как повис в воздухе, а напротив его лица показалось миловидное личико девчушки, широко улыбающейся.

Он болтался в её руках, словно пойманная рыбка, и Рейн надоели эти игры: она схватилась за клинок и готова была нанести решающий удар, как слова противника застали её врасплох:
- У меня кое-что есть для тебя, маленькая мерзавка!

Из последних сил он ударил её ногой по голени, да так сильно, что ему показалось, что он слышал треск ломающихся костей; дампир, не ожидавшая такого выпада, выпустила из рук гарпун и упала на одно колено; отвлекаться нельзя – нужно продолжать бой. Офицер, отхаркавшись кровью, зажимая рукой посиневшее горло, свободной рукой вытащил из кобуры нож и, поднявшись на подкашивающихся ногах, кинулся на противницу, замахиваясь лезвием, блеснувшим серебром.
- Я убью тебя! Я убью тебя!!! Что ты такое, чёрт тебя подери?!

Дампир сделала выпад вправо, и офицер промахнулся, подставляя своё тело под пулевой дождь; немцы, не разбирая, стреляли в своего командира: лучше убить одного, чем потерять тысячи других. Полукровка развернула фрица к себе лицом, заметив на его лице улыбку. Он прошептал ей:
- Господи, да кто ты такая?!
Ответа он не дождался: несколько резких движений клинками покромсали его в паззл; дампир успела оторвать от формы ещё одну нашивку прежде, чем его труп скатился в воду.
«Николас Рейнчардт. Лейтенант полковник. Уничтожен».
- Остался всего один.

У неё был выбор: продолжать бой или скрыться; немцы, как голодные псины, сбежались на добычу; дампир, уворачиваясь от атак, отстреливаясь от них последним оружием, решилась на отчаянный шаг; выкидывая все ненужные, ставшими пустыми пистолеты и автоматы, она кинулась в воду – единственный путь к отступлению. Солдаты ещё долго тратили драгоценные пули, пытаясь достать полукровку, но пелена мутной грязной воды всё-таки смогла скрыть её от людских глаз. А когда на поверхности появились красные разводы, то они заранее начали ликовать.

Это была ложная победа.
Через несколько минут по всему комплексу вырубилась сирена.
Ещё через несколько – стояла абсолютная тишина.

***

Обманный манёвр сыграл Рейн на руку; успеть схватить труп мёртвого фрица и нашинковать его в воде ещё несколько раз, чтобы создать иллюзию того, что её подстрелили – это выиграло ей время. Добравшись до соседней пристани, поднявшись на бортик и спрятавшись среди бочек и деревянных коробок, чтобы как следует отдышаться, она стала прикидывать путь к следующей цели: кожа от морской воды вздувалась пузырями, сходила тонкими полосками; дампир старалась игнорировать боль. Соль проедала её насквозь; будь здесь зеркало, при её виде оно само собой покрылось бы трещинами. Рейн, поднявшись, бегло осмотрела территорию на предмет врага: немцы все как один испарились – даже не несли вахту. Дампир встала и быстрым шагом направилась в сторону жилых комнат, располагавшихся тут недалеко. Рано они праздновали свою мнимую победу.

Прячась за металлическими конструкциями, выполняющих роль колонн, удерживающих массивную крышу, полукровка проскользнула внутрь одной из комнат, а после побежала по лестнице, на бегу вычитывая надписи указателей на немецком: «Котельная», «Холодильная камера», «Столовая», «Кухня», «Центр связи» «Ванные». И Рейн резко остановилась.

Дампир подошла к двери и, облокотившись, прислушалась: ей не показалось – там действительно играла музыка. На войну так с песней? Дампир усмехнулась, поворачивая рукоять и открывая дверь: в ванной было душно – как в парилке; за широкой полупрозрачной ширмой кто-то принимал душ, на одной из раковин стоял граммофон, крутящий пластинку с записью симфонического оркестра, а в туалетных кабинках второй шелестел. Их двое, а она одна; девушка, стараясь не шуметь каблуками, прокралась к немцу, намыливающего себя тряпкой; увлечённый, он даже не заметил, как немного приоткрылась шторка, и охотник облизнул сухие губы.

А когда обернулся, то его резко заставили замолчать.

Рейн резко загнала клинок ему в шею, тот даже пискнуть не успел; вонзив в пока что ещё тёплое мокрое тело клыки, дампир стала есть, восполняя потерянные силы: кожа вновь приобрела здоровый оттенок, а от прежних ожогов не осталось и следа. Немец в её руках закатил глаза от боли; обмякшего, бледного, она осторожно положила его на мокрый кафель и резко обернулась, когда второй подал голос:
- Хайнц? Ты не знаешь, нарушитель ещё не схвачен?
Рейн вытерла пальцем свежую кровь с губы и медленно подошла к двери туалетной кабинки; она слышала, как мужчина начал спешно застёгивать ширинку.
- Хайнц? Кто-то идёт? Отвечай! Я же задал вопрос!
«Хайнц уже мёртв, засранец!»

Дампир выбила ногой дверь в туалет, и офицер, не ожидавший её, чуть не упал на толчок; она схватила его за шею и приложила головой о бочок унитаза, а затем подняла над полом; по рассечённому виску мужчины струйкой текла кровь.
- Тревога! Нарушитель! Тревога! Тревога! Mein Gott!
- Он тебе здесь не поможет.

Рейн вцепилась клыками в его шею, ломая его руки; мужчина орал нечеловеческим голосом от боли; его глаза налились алым. Но слушать его крики дампир была не намерена; она вновь с силой ударила его головой по унитазу так, что керамика раскололась кусками; полукровка свободной рукой нащупала у того в кармане ключ-карту – вот и билет на выход. Откинув от себя офицера, она напоследок сорвала с него нашивки.
И обезглавила.
«Тимитеус Тисчер. Главный инженер. Уничтожен».

Смыв туалет с окровавленной головёшкой внутри, девушка, развернувшись на каблуках, вышла из ванной и побежала в сторону выхода – её путь лежал через транспортный лифт, ключ к которому она нашла у офицера. Список целей заметно убавился, но предстояло ещё много работы.
Здесь становилось жарко.

Категория: Страшные рассказы

 

Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: