Страшилка » Ужасные истории » Месть. Финал

 
 
 

Месть. Финал

Автор: Snow King Elso от 24-09-2018, 10:47

Очередная поездка в «Ленту». Очередная покупка всевозможных вещей, которые я использовала в самых изощренных и кровавых целях. Признаюсь, что я не готовилась так сильно ни к одному экзамену и ни к одной сессии, как к будущему событию. К сожалению, мои денежные накопления начали исчерпываться, так что мне пришлось покупать все с умом: кувалда (благо была скидка), две газовые горелки, бутылка соляной кислоты и несколько метательных дротиков для дартса, которые стоили всего пять рублей за штуку. Так же я нашла набор цепей и замков. Качественные, и скидки хорошие. Решив, что веревки уже устарели, я купила короткие, но очень прочные цепи. Так же я купила четыре замка с одним ключом на всех. Не зря я так полюбила «Ленту» еще несколько лет назад.
По зубы «вооруженная» этими прелестными вещичками, я села в машину и поехала домой. По дороге я вспомнила, что забыла купить для отца новый набор инструментов и новые столовые приборы для матери. Плюнула и решила, что в другой раз снова съезжу в супермаркет и куплю все необходимое. Денег вроде как хватит. Теперь я должна придумать, как поймать последнего подонка. Если мне не наврали, то он не будет прятаться ни от кого. Это очень облегчает дело. Но как же мне его схватить? Очень волнующий вопрос.
Зазвонил телефон.
– Алло? – ответила я.
– Алле, Ира? – это была Настя. – Ты где?
– Я была в «Ленте» за продуктами, а сейчас еду домой. А что?
– Езжай как можно скорее. Только что узнала, что еще два человека пропали.
– Хорошо. Не переживай, и родителям скажи, чтоб не волновались.
– Ладно. Я им позвоню. Пока.
– Пока.
Очередная помощь от «анонима». Кем бы он ни был, я ему очень благодарна. Полиция ищет его во всю, так что бояться мне особо нечего.
Домой я вернулась где-то в десять часов вечера. Немного поев своего любимого хлеба с беконом, я принялась придумывать план. Прямо так похитить будет очень сложно и опасно, поскольку его отец может быть неподалеку. К тому же, этот тип может что-нибудь заподозрить, если я подъеду. Может снова использовать актерские навыки? Весьма неплохая идея. Только какую ситуацию мне разыграть?
Посидев в раздумьях полчаса, я придумала более-менее хороший план. Затем я выпила чай, приняла душ и легла спать.
Утром меня разбудил гром. На дворе была майская гроза. Это моя самая любимая погода, с детства люблю смотреть на молнии. Помню как в детстве бабушка мне говорила, что ангелы нас фотографируют. Скучаю по тем временам, и по бабушке с дедушкой, которых нет уже два года. Совсем исчезла сонливость, и я решила заварить свой любимый молочный кофе. Как же прекрасна эта погода!
Допив кофе, мне на телефон пришло уведомление со следующим содержанием: «В городе Череповец таинственно пропадают люди. Среди них взрослые молодые люди, подростки и десяток маленьких детей. Маньяк не оставляет никаких следов кроме подозрительных предметов. Будьте осторожны. При заходе солнца сразу идите домой и не выходите до утра. Для несовершеннолетних установлен комендантский час с 18:30 до 9 утра до тех пор, пока преступник не будет пойман».
Который раз уже упоминается все это. В Ютубе тоже полно предупреждающих видео. Интересно, а похищения прекратятся после поимки последнего парня? Думаю, что нет. И мне стоит повторить у себя в голове план похищения. Придется караулить свою жертву возле его дома. Мне придется сильно попотеть.
Я была у родителей по их же просьбе. Мама вроде как смирилась со смертью Андрея, но на ее лице все равно читалось, что она очень по нему скучает. Мне так жаль видеть ее такой несчастной. Отец тем временем сидит хмурый и очень недовольный. Время от времени он даже бубнит себе под нос маты в адрес полицейских, хоть мама и просит его замолчать. Если честно, то я полностью согласна с отцом. Если перевести его слова на «культурный» язык, то «этим гадинам лишь бы ничего не делать».
– Кто еще будет на похоронах? – спросила я у матери.
– Твоя сестра приедет, – ответила она. – Бедная так плакала, когда узнала об этом!
Я не помню того дня, когда в последний раз видела Олесю. Она окончила девятый класс пару лет назад и уехала к родственникам в другой город, чтобы поступить в колледж.
– А ты чем все время занимаешься? – спросил у меня отец. – Я надеюсь, что тебя не отчислят за прогулы. Отведенное время же истекло.
– Меня не отчислят, – ответила я, наливая кофе, – потому что Инна мне присылает записи конспектов. Я успеваю изучать материал.
– Ты днями напролет сидишь за учебой? – спросила мама.
– Не каждый день. Если у меня появится редкое хорошее настроение, то я гуляю часика два. Иногда с подругами, но чаще – одна.
– Одной лучше не выходи из дома, – сказала мне мать, как маленькой девочке. – Даже в дневное время будь начеку. Этот похититель может быть где угодно.
– Я соблюдаю комендантский час, хоть мне давно за восемнадцать.
– А продукты где покупаешь? – спросил отец. – Даже возле магазинов нужно быть осторожной.
– За едой я еду в «Ленту». – резко ответила я. – Минут двадцать ехать. Там безопаснее.
Они ничего не ответили. Следующие полчаса мы молча пили кофе. Обсудив планы на похоронах еще раз, я уехала домой «учиться», как я и сказала родителям. На самом же деле я «выжимала» из мозга самые страшные пытки. Даже остались те, которые я так и не смогла применить.

Ночь. 2:36

Если адрес точный, то я на месте. Я стою здесь уже полтора часа, но пока еще не увидела никого с татуировкой, безрукавкой или с волосами до плеч. Глаза уже начинают слипаться. Что-то мне подсказывает, что и на сегодня я не смогу поймать этого парня.
Собравшись уезжать, я случайно глянула на ближайший подъезд. Оттуда вышел парень... со всеми тремя критериями. На нем была темного цвета безрукавка, на плече тату и длинные волосы. Благо хоть здесь по ночам не выключают уличный фонарь, и я быстро нашла свою жертву. Парень вел себя довольно странно. Создавалось впечатление, что ему было абсолютно побоку на своих пропавших друзей. Просто постоял минуты две и курил, а потом – на турниках. Идеальное время для занятия спортом.
Я вышла из машины и неспешным шагом подошла к нему. Он подтягивался и не замечал меня.
– Молодой человек! – обратилась я. – Вы можете мне помочь?
Он молча спрыгнул на землю, похрустел шеей и повернулся ко мне.
– Че там? – спросил он быдловатым голосом.
– У меня машина заглохла. Я никак не могу разобраться с этой проблемой.
– Где она? – спросил он, приближаясь ко мне медленным шагом.
– Здесь недалеко. Пойдемте.
Я повернулась и пошла к тому месту, где я припарковалась, а парень был у меня за спиной. Он шел широкими, но медленными шагами, почти беззвучно. Пару раз сплюнул через зубы.
– Сейчас посмотрим, – сказал он, поднимая капот. – Но не за бесплатно.
Такая наглость меня сильно выбесила, но я сдержалась.
– Две тысячи. – сказала я.
– Идет. – согласился он, после чего принялся рассматривать «кишки» машины.
– Нужны инструменты? – спросила я. – Я всегда ношу их с собой.
– Да, пожалуй. Ключи есть?
– Есть. Сейчас достану.
Я полезла в багажник и достала несколько ключей.
– Возьмите, – сказала я, протягивая несколько ключей.
Он взял средний и принялся что-то там крутить. Придурок, если бы он разбирался в машинах, то он бы сразу понял, что что-то здесь не чисто. Тем временем я уже достала полюбившуюся мной биту. Подкравшись достаточно близко, я ударила парня по голове.
– Что ж ты делаешь, дура охреневшая?! – разорался он.
У меня никогда так сильно не стучало сердце. Впервые за всю жизнь я запаниковала и почти растерялась. А парень начал медленно подниматься, постанывая от боли и тяжело дыша. Когда он повернулся ко мне, меня что-то дернуло и я со всему размаху зарядила ему в челюсть. Он вырубился, а я, не став терять ни минуты, начала быстро обклеивать его скотчем, а затем – не без труда – закинула его в багажник вместе с ключами, которые он уронил в капот. Чуть не потерпела фиаско, но все обошлось. К счастью.

15.05.13

Дача. Утро. С замиранием сердца готовлюсь к последней стычке. У меня на уме были такие пытки, что мне даже есть не хотелось. Не позавтракав, я собрала в сумке все вещи и спустилась в подвал. Как же я ждала этого момента.
Этот парень был еще без сознания. В спешке я забыла вчера завязать ему глаза, но зато очень прочно связала. Не зря я купила цепи: трижды обмотав ими каждую руку, в каждое звено я просунула железяку от замка и заперла на ключ. На ноги хватило только на один оборот, и то с трудом, но зато надежно скреплено. А парень был среднего роста, с волосами до плеч, в толстых спортивных штанах и темно-зеленой безрукавке. На плече отчетливо виднелась татуировка «черной вдовы». Никогда не любила пауков. В его кармане я заметила очертания телефона. Достав его, я хотела его отключить, но он мне показался очень знакомым. Включив его, я увидела на фоне заблокированного экрана языки пламени. Такой же фон был на телефоне Андрея. Совпадение, вроде бы, но откуда тогда в галерее были фото со мной, мамой, папой? Откуда фото, где Андрей и Настя смеются и целуют друг друга? Меня хватит новый прилив гнева. Этот подонок ограбил его труп.
Взяв ведро, которую я оставила в прошлый раз после уборки, я вылила остатки грязной воды прямо на лицо парня. Он вскрикнул, закашлял, и начал осматриваться. Какое-то знакомое у него лицо. Как будто я его знала много лет.
Тем временем он начал пялиться на меня. Сначала так, как смотрят полоумные люди, а потом ор. Очень предсказуемо.
– Ты! – кричал он. – Где я?! Отвечай, мерзавка!
– Замолчи! – крикнула я и двинула ему пинком в живот. Он взвизгнул.
– Тупая маньячка! Быстро отпусти меня, иначе тебе конец!
– Щас! – очередной удар в грудь. – Ты убил моего брата! Ты дорого поплатишься за это, крыса!
Пока я орала на него, он смотрел на меня странным взглядом. Как будто пытался разглядеть во мне что-то знакомое.
– Ира? – с удивлением в голосе сказал он. – Это ты?
Я пришла в замешательство. Откуда он меня знает? Для меня это был настоящий шок.
– Это ты, рыжая дуреха? – уже с насмешкой спрашивал он.
– Василий?! – внезапно узнала я его. – Это ты?!
– А кто же еще, мелкая дура?
Прилив ярости. Снова. Это был тот подонок, который в далеком детстве оставил на мне огромный след. Помню, как я, пятилетняя, играла на детской площадке и залезла на горку. Сзади меня стоял какой-то мальчишка, который то и дело толкал всех, кто не мог дать ему сдачи. Помню, как он толкнул меня с двухметровой высоты, а я зацепилась спиной о какую-то железку и очень сильно порезала спину. Кровь, мой детский рев, испуганные дети. Отдаленно помню как Андрей (которому было восемь лет), как и полагается старшему брату, избил этого мелкого подонка до синяков и разбитого носа. Насколько я помню, позвоночник чудом не задело, но на родителей потом подали в суд за то, что Андрей избил этого паренька. К счастью, мы выиграли суд.
Я все еще была в замешательстве, а эта крыса то и дело ржала и покрывала меня и всю мою семью матами, периодически спрашивая о делах вперемешку с сарказмом.
– Заткнись, крыса! – резко рявкнула я и снизу вверх дала ему по челюсти. Он заскулил и выплюнул кровь. Он сильно прикусил себе язык.
– Идиотка! – он говорил более-менее разборчиво.
– Так это ты убил Андрея, подонок!
– Андрея? – его глаза округлились. Затем последовала довольная улыбка. – Андрей. Ха-ха-ха! Так это был он? Какое везение! Ка...
– Заткнись! – я оборвала его очередным ударом в лицо. – Из-за тебя нет самого близкого мне человека! Ты лишил жизни невинного человека, мразь!
– Да какой же он невинный? – спросил он, все еще смеясь. – Он избивал моих друзей. Я просто защитил их от него.
– Подкравшись, как крыса, да?
– Да мне побоку. Я ненавидел этого ушлепка с того момента, когда он избил меня в детстве! Наша банда потрясает весь город! Нам позволено все!
Я засмеялась. Гнев никуда не ушел, но от этого невозможно было не засмеяться.
– Чего ржешь, идиотка? – спрашивал он мерзким голосом.
– Ты говоришь как ребенок, вот что, – сказала я, успокаиваясь. – Банда, которой все позволено. Давно так не смеялась.
– Мерз...
– Не советую, – я ему снова врезала. – Любое оскорбление равняется удару. Хах, банда. А ты в курсе, что твоя банда разрезана на части и сейчас плавает на дне пруда в мусорных пакетах?
Он заметно изменился в лице. Он был напуган.
– Кстати, – сказала я, – ты мне напоминаешь твоего отца. Он был тем еще подонком. Насколько я знаю, он работал гаишником и часто штрафовал всех, выдумывая причины. Воровство твоего отца было единственным доходом, а ты с твоей мамой сидели дома без дела. Если я не ошибаюсь, то ее сбила машина.
– Угадала, – сказал он, – но по ней я не скучаю. Меня обеспечивает отец, и на этом я доволен.
– Даже по матери не скучаешь, вот ты ничтожество. Как твой отец стал офицером из мусора?
– Че ты вякнуля?! – крикнул он.
– То, что он был мусором. Не понял?
Он запыхтел. Единственный, кто подумал о моем предупреждении.
– Я совсем не знаю как он это сделал. Но доход повысился.
– Что ж, – я встала с табурета.
– Ты меня отпустишь? – спросил он.
– Что? – я сделала лицо, будто не понимаю, а затем рассмеялась. – Ты думаешь, что раз мы узнали друг друга, поговорили, вспомнили прошлое и подобное, то я тебя отпущу? И не мечтай! Твоя жизнь оборвется здесь, как и жизни твоих друзей!
Я взяла со стола плоскогубцы и схватила ими горб на его носу. Сжав инструмент со всей силой, – тем самым вызвав вопль, – я начала вращать его, пока не отломала эту косточку. Теперь на носу была кровоточащая дырка.
– Отпусти! – орал он. – Отпусти меня немедленно!
– Когда сдохнешь, вот тогда я тебя и отпущу.
Я взяла четвертый замок и цепь, которую я нашла на берегу пруда. Привязав на последней цепочке замок, я заперла его и положила на стол ключ. Теперь я держала в руках самодельное оружие.
Подняв над головой свое творение, я закрутила его, а потом ударила им (замком) по Василию. Удары были сильными, я думаю, у него сломались несколько ребер. Или сместились некоторые органы. Попав в лицо, я выбила ему клык и еще несколько зубов. Затем по рукам, оставив несколько кровавых ссадин. Я получала самое настоящее наслаждение от его криков.
– Достаточно. – сухо сказала я, положив на стол свое оружие. – Я славно повеселилась с этим, но есть еще и другие предметы.
Мне почему-то приглянулся обычный нож. Странно, но ничего, я придумаю что-нибудь.
– Ты з-заплатишь за это! – кричал он мне, пока я стояла к нему спиной и думала. – Мой отец посадит тебя на всю твою жалкую жизнь! Клянусь, я убью, всю твою семью, мелкая дрянь!
– Заткнись! – крикнула я и, обернувшись, в порыве гнева швырнула в него нож. Он вонзился ему в бедро по самую рукоятку. И это при том, что я никогда не умела метать ножи.
Крик последовал позже. Все произошло так быстро, что он не сразу заметил, что из его ноги торчит нож. Это мне кое-что напомнило.
– Что ты делаешь? – спросил он, когда я ковырялась в сумке.
– Увидишь, – с этими словами я достала все дротики.
Отойдя к стене, я начала целиться. Василий дрожал и угрожал мне, но мне было наплевать. Один бросок – дротик попал ему в голень. Второй – совсем рядом с ножом. Третий – в плечо. Четвертый – в щеку. Это вызвало куда больше криков.
Бросив в него все дротики (а их было двадцать, и целилась я в основном в руки и ноги), я подошла к нему и начала с резкостью выдергивать. Выдернула сначала нож, что вызвало массу боли, а потом я приложила к ране соль. Без соли он бы сдох от потери крови, а мне этого не надо. Я испробовала на нем не все пытки.
Без соли я оставила только дырку в щеке. Оттуда вытекала кровь с примесью слюны. Я взяла повязку и начала завязывать ему глаза. Он не сопротивлялся, он был слишком напуган, а минуту назад он мне еще и угрожал.
– Ч-что ты с-с-собираешься делать? – спросил он низким и дрожащим голосом.
– Я хочу поиграть в «Пиньяту», – сказала я с усмешкой.
Взяв биту, я подошла к нему и начала его избивать. Мне было все равно куда бить, а он стонал, айкал, а когда ломались кости – кричал, доставляя мне удовольствие. Это продлилось всего несколько минут. Под конец у него изо рта шла кровь. Когда я сняла с него повязку, он плакал. И смотрел на меня злым взглядом.
– Ну ты и плакса, – начала я издеваться над ним. – Ты больше не тот крутой парень, который угрожал мне час назад? С твоими дружками я делала и не такое, а ты тут от банальных побоев ревешь, тряпка. Но не переживай, без особой жестокости я тебя не оставлю.
Подойдя к столу, я достала из сумки газовую горелку, а потом начала нагревать им замок на цепи, который я недавно использовала. Железо нагрелось быстро, и, отключив горелку, я снова принялась избивать его. Удары уже начали оставлять сильные ожоги. Криков стало больше, но почему-то из «дырочек» на этом теле крови почти не вытекало.
«Поиграв» с ним до того момента, пока замок не остыл (а состояние парня было крайне плачевным), я решила, что это все мне уже наскучило, и я достала соляную кислоту. Да, большая бутылка. Хватит, чтобы растворить целый организм.
– Ты заплатишь за это! – снова разорался он. Этот ор был такой яростный, полный гнева.
– Как-то странно слышать это от тебя, – сказала я, – на твоем месте я бы помолчала.
– Да пошла ты!
– Слушай, если ты сейчас же не заткнешься, то я тебя уверяю...
– Мне плевать!
Так мы и орали друг на друга. Дошло все до того, что он, как и другие, начал покрывать матами всю мою семью и меня. Уже в который раз он говорил, что счастлив, что Андрей умер. Это меня выбесило больше всего.
– Я предупреждала тебя, мразота! – с этими словами я взяла бутылку кислоты.
Подойдя к нему, я залила ему в рот небольшое количество кислоты. Вопль, кровь изо рта, а я все добавляла и добавляла кислоту, пока не закончилась вся. Дыхательные пути просто растворились. Я даже была в шоке, что он жив.
– Почему ты еще жив?! – крикнула я, отбросив в сторону пустую бутылку. – Неужели так трудно просто умереть?!
Я взяла кувалду, которая просто так валялась на полу (в сумке бы не поместилось). Одним ударом я сломала его колено, а вторым – второе.
– С такими травмами ты никогда не сможешь нормально ходить, – сказала я, кладя кувалду на место, – даже если они заживут. А теперь позволь мне кое-что сделать.
Я взяла тот нож, который я кинула в него. На его лбу глубокими царапинами написала «Андрей».
– Продолжаем.
Снова взяв кувалду, я сломала замок и цепи на его ногах, тем самым раздробив ноги. Затем я принялась отрубать его руки при помощи мачете. Одним ударом я отрубила его правую руку в локоть, в правую – в плечо. Он упал лицом вниз. Все это время у него было такая физиономия, словно он не мог закричать, но очень этого хотел. Ножом я разрезала его майку, и на голой спине я оставила огромный и глубокий разрез, какой я получила из-за него в детстве.
– Ну же, – сказала я, – проси меня о быстрой смерти. Моли меня о том, чтоб это прекратилось, – горелкой я подожгла ему волосы.
Огонь вспыхнул сразу, охватив всю голову. Как только волосы догорели, я потушила его.
Пульса не было. Готова поспорить, что он умер в тот момент, когда я влила в него кислоту. Придется убираться. Как и с предыдущими, я достала кость (забыла сказать, что со всех парней я брала косточки: строго с правой руки, строго со среднего пальца, строго среднюю костяшку). Но перед этим я разрезала его живот и вылила туда полведра воды, чтобы нейтрализовать оставшуюся кислоту. Только потом я расчленила его и сложила все в пакет, готовясь выкинуть все.
Я принесла четыре рулона пищевой пленки. Ими я обмотала очень многими слоями абсолютно все вещи, которые я использовала в своих злых целях: мачете, папины инструменты, мамины ножи, дротики и др. Даже газовые горелки. Приняв душ, я быстро оделась, взяла пакеты, закинула их в багажник (инструменты были на заднем сидении) и поехала в сторону леса. Там была река, не менее глубокая, чем тот пруд. Там я все и выбросила. Комбинезон и прочую одежду я сожгла возле мусорки, не оставив совершенно никаких улик.
Закончив убираться в подвале через три часа, я вышла во двор, и... засмеялась. Не истерически, а нормально. Это был веселый смех, полный счастья и любви ко всему. У меня было такое ощущение легкости, которую я никогда не испытывала. Меня не мучает совесть, я не жалею о поступках, даже считаю, что все должны так поступать, ибо если не будет самосуда, то не будет никакой справедливости. Как же я тогда была счастлива, просто не описать словами. Неземная радость. Неземное счастье.

17.05.13
9:00

Похороны. Если меня когда-нибудь спросят, что я видела в жизни самое ужасное, то отвечу, что похороны. Уму не постижимо видеть, как некогда живого человека помещают в гроб, а затем опускают в яму и закапывают. Особенно ужасно, когда этот человек – твой старший брат. Мы все, как говорится, выплакали глаза. На похоронах были все родственники, мои друзья, друзья Андрея, наши общие знакомые и другие. Отец и некоторые парни с трудом сдерживали ревущую маму, которая рвалась к гробу, когда его погружали в землю. Как же мне было больно видеть ее такой. На минуту мне даже стало страшно, что она вот-вот не выдержит и мы прямо здесь потеряем еще одного любимого человека. Ненавижу себя за эти мысли. В тот ужасный и солнечный день пролилась не одна слеза.
Вернувшись домой, мы начали подготавливаться к поминкам. Людей было много, но мест было не меньше. Как известно, на кушанья в основном нужно готовить то, что усопший любил при жизни больше всего. Андрей очень любил жареное мясо.
– Ира, ты можешь съездить за мясом? – спросила мама.
– А как же кухня и готовка? – спросила я. – Кто тебе поможет?
– Я помогу, – сказала Настя.
– Я тоже! – подала голос Олеся.
– Я тоже хочу помочь Вам, – обратилась к маме Инна.
– Инна, деточка, ну что ты! – начала отговаривать ее мать. – Мы не можем заставить тебя работать! Ты же гостья!
– Я просто хочу быть Вам полезной. Пожалуйста, я не могу просто сидеть без дела и смотреть, как вы не покладая рук трудитесь.
– Ну, хорошо, – удивительно, что мама так быстро сдалась. – Хочешь, почисти картошку?
– Да, конечно.
– Спасибо тебе, дорогая.
– Пожалуйста.
– Мам, а сколько мяса купить? – спросила я.
– Гостей много, – она протянула мне четыре купюры по пять тысяч, – так что купи на все деньги.
– Хорошо. Я скоро.
Я вышла во двор, села в машину и снова поехала на дачу. В последний раз я приехала сюда одна. Холодильник я специально не выключала. Даже самое первые пакеты мяса (мясо Павела) оставались свежими. Человечина такая долгосрочная. Деньги я оставила себе (стыдно, если честно), а все мясо я собрала в большой черный пакет.
Приехав домой, мама и все остальные были в шоке от такого количества мяса.
– Ира! – удивилась мама. – Где ты столько купила?
– В «Ленте» была скидка. – ответила я. – Вышло ровно на двадцать тысяч.
– Очень хорошо, – сказал отец, выйдя из кухни, – на всех хватит. И даже на Ричарда. – с этими словами он погладил пса.
– Будем только жарить? – спросила Олеся.
– Да, – ответила Настя. – Времени на варку нет.
И через пару часов половина мяса, которое я «купила», было уже зажарено и подано к столу. Возможно, это что-то дикое, но мясо и в Африке мясо, или как там говорят. Тем не менее аромат был просто великолепным и, как я и думала, не было совершенно никакой разницы в запахе, виде или цвете. Другим сказала, что это свинина. Сочная, свежая и аппетитная «свинина».
– Пора? – спросил отец.
– Да, – ответила мама. – Скажи всем, чтоб садились за стол. Мы тоже скоро придем.
Мама отошла к окну. На дворе было солнечно и жарко. Я видела, как ее плечи содрогаются в беззвучном рыдании. Я не смогла удержаться, тоже заплакала. Она услышала мои всхлипы, обернулась, посмотрела на меня и улыбнулась.
– Дочка, – сказала она с улыбкой, утирая слезы, – хоть вы с Олесей у меня остались. И Настя мне тоже стала родной. – после этих слов она меня обняла. Я сделала то же самое.
– Ма, нас ждут. – сказала я. – Давай успокоимся и выйдем.
– Ты права, дорогая. Со смертью нам пора смириться. Сейчас он в лучшем мире, с ангелами, бабушкой и дедушкой.
– Тогда мы должны быть рады, если это так. – сама я никогда не верила в подобное, но сейчас было не самое лучшее время, чтобы разъяснять точку зрения. – Давай уже выйдем.
Мы утерли слезы салфетками, выпили по стакану воды, чтобы успокоится и вышли. Гости, усевшись за столом, только нас и ждали.
– Садись, Ир, – сказала мне Инна, указывая место возле себя. С другой стороны сидела Настя. Так получалось, что я садилась между ними. Между лучшими подругами.
– Дорогие друзья, – отец встал, – сегодня мы собрались здесь, чтобы справиться поминки моего сына. Моего единственного и самого старшего ребенка. Он прожил достойную и долгую жизнь, и я, как его отец, очень надеюсь, что он сейчас в лучшем мире. Давайте же благословим его душу! – с этими словами он поднял маленький бокальчик вина и, после достойного тоста, выпил.
Этому примеру последовали все по очереди, даже я, хоть я отроду терпеть не могла любой вид алкоголя. Выпила даже Олеся. По телевизору начали показывать новости: «Добрый день. В эфире «Первый канал», меня зовут Екатерина Андреева, и сегодня главное: офицера Череповецкой полиции нашли мертвым в его же квартире. Как утверждают соседи, рано утром их разбудил громкий звук: мужчина прострелил себе голову. Таинственные исчезновения учащаются и учащаются. Преступник теперь начинает действовать в дневное время, так что будьте предельно осторожны, выхо...».
– Выключите телевизор! – сказала Настя. – Кто его включил?
– Может кто-то на него сел? – спросила Олеся.
– Да, – подал голос Семен, – это я на него сел. Простите. – он выключил телевизор и положил подальше от дивана.
Через несколько секунд все начали приниматься за мяско. Я взяла их последней, но до закуски я наблюдала за другими. Все молча едят и наслаждаются им. Попробовала, и впервые ощутила такой жесткий, но приятный вкус. Мясо было таким хрустящим, таким вкусным. Никогда не забуду этот прелестный вкус. Хоть на что-то эти семеро отморозков годились.
– Ир, – шепнула мне Инна. – Мясо просто великолепное. Уверена, что свинина, а не экзотическое животное?
– Возможно, – согласилась я. – Никогда не ела такое вкусное мясо.
Ричард забрался передними лапами мне на колени. Милая пекинесья мордочка, выпрашивал у меня еду. Дала ему самый большой кусок из своей тарелки. Он схватил его зубами и, хрюкая «втиснутым» носиком, удалился на кухню.
Долго же потом все хвалили жаркое и благодарили за такое вкусное угощение. Я рада, что отомстила, и ни капли не жалею, ибо такой биомусор должен быть уничтожен.

Категория: Ужасные истории

<
  • Публикаций: 12
  • Комментариев: 270
  • ICQ: --
24 сентября 2018 18:13

Ермак

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 28.06.2017
 
Уииииии! Финал! Оценка очевидна! 5. Ещё и концовка такая... Замечательная... Ох. Пишите ещё! У вас это хорошо получается!

<
  • Публикаций: 19
  • Комментариев: 211
  • ICQ: --
24 сентября 2018 18:31

Snow King Elso

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 10.10.2015
 
Ермак,
Спасибо. На другой раз у меня есть хорошая идея.
И да, Семен сел на пульт, промто забыл написать. Вот что значит, писать несколько часов подряд.

<
  • Публикаций: 12
  • Комментариев: 270
  • ICQ: --
24 сентября 2018 19:03

Ермак

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 28.06.2017
 
Snow King Elso,
И ещё. Забыл сказать. Второй убийца почти не несёт нагрузку на сюжет.

<
  • Публикаций: 19
  • Комментариев: 211
  • ICQ: --
24 сентября 2018 20:13

Snow King Elso

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 10.10.2015
 
Ермак,
В этой истории он является второстепенным персонажем, и даже меньше. Он – главный антогонист другой истории.

<
  • Публикаций: 104
  • Комментариев: 863
  • ICQ: 262686
24 сентября 2018 20:19

I love Creepypasta

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 20.07.2017
 
Я ознакомился со всем рассказом и могу вынести окончательный вердикт

Мне очень понравилось. Насколько хороша идея, настолько хороша и реализация.
Однако, более подробно я не смогу обмусолить - многосерийка все же.

Автор, вы огромный молодец. Очень жаль, что на Страшилке не любят многосерийки(
Желаю вам удачи.
От меня 5- (все же, косяки были, так что вот так)

<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ: --
25 сентября 2018 12:28

Irina

Цитата
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 
Неплохо, но почему время между смертью молодого человека (апрель, число не помню) и его похоронами (17 мая) больше месяца? Обычно хоронят на 3 или 4 день (православные) после смерти...

<
  • Публикаций: 19
  • Комментариев: 211
  • ICQ: --
25 сентября 2018 15:34

Snow King Elso

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 10.10.2015
 
Irina
Моя ошибка. Плохо знал о подобном.


Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: