Страшилка » Страшный сон » Раздвоение

 
 
 

Раздвоение

Автор: Grotesques от 12-06-2020, 12:43

Лакированный гроб осторожно опускают в погребальную яму и под гул монотонных причитаний, горьких слёз и несуразных предположений о том, что она там живая, принимаются закапывать. Мёрзлая земля, неохотно поддававшаяся тяжёлым лопатам на начальном этапе похорон, будто смеясь над прилагаемыми усилиями, определяющими предание ей очередной странной женщины, вовсе не добровольно покинувшей подлунный мир, теперь легко и глухо падает на траурное дерево, постепенно скрывая его от глаз скорбящих.

Анна всегда отличалась сильной волей к жизни, постоянно твердила про неисчерпаемые внутренние возможности и про вполне досягаемые мечты о вечности на этом свете... Только не успела понять элементарной истины: никто не имеет права вводить смерть, по определению оказывающуюся мудрее пытливых человеческих умов, в заблуждение. Именно поэтому мою дорогую жену привёл в царство мёртвых не кто иной, как Морфей, воспользовавшийся её израсходованными ресурсами, которые и убедили Анну ненадолго побыть в его объятьях.

Ледяной ветер с необъяснимой мощью поздней осени даёт обжигающие холодом пощёчины и пронизывает тело до костей, словно пытаясь лишить чувств и показать, кто здесь ещё мертвец. Я презрительно оглядываю каменную плиту и жалкие цветы, бережно уложенные на новую могилу. Наконец заключаю, нарушив затянувшуюся ярмарку утешений:
— Вот же мегера, — замечаю на себе недовольные взгляды, — Покойся без мира.

Меня хлёстко ударили по лицу, голова машинально дёрнулась, но ожидаемой боли я не почувствовал и даже не увидел только что выплеснувшего гнев провожающего: все предпочли отстраниться с тихими проклятиями. За долю секунды я осознал, что мои конечности крепко закованы в массивные цепи, не позволяя пошевелиться. Так, локально парализованный, я стал случайным заложником макабрических игр собственного сознания.

Число прощающихся увеличилось, однако только на половину, как если бы меня разделили надвое: один я был обездвиженным, беспомощным и убогим, поливающим грязью ту, о ком уже либо хорошо, либо ничего, поэтому и увязающим в гнилой трясине с головой, а второй свободно сидел на скамейке, покачиваясь от возмущения неудачной попыткой прыгнуть в гроб с пронзительным криком: «Анна, стой!..» и решительно планируя другой способ воссоединения с возлюбленной.

Реальность заметалась на месте, поражая моё воображение невероятной ритмичностью. Стихийность событий стремительно закрутилась в адскую спираль и начала сводить с ума того, кто посмел взглянуть на неё украдкой издали. Непредвиденность обстоятельств спуталась в единый незримый клубок, разворачиваемый с бешеной скоростью толпой запоздавших понятых. В центре вращения возникло танцующее безликое существо, возвышающееся над окружающей статикой и, пользуясь своим положением, поднимающее руку вверх с сигналом для верных подданных. «Кого убили на могиле?» — кислотой в их мнимый мозг въедается нелепый вопрос и не отпускает их безвольные головы до последнего. Пока никого, но скоро я паду жертвой подобной быстротечной энигматичности. Что это всё-таки за пространство и почему я в нём выражен сторонним наблюдателем?

Приступ безумия резко прекратился: существо с завязанными эластичным бинтом глазами догадалось, что мне, персонажу, лишнему в общей фантасмагории, пора бы наконец убраться с его территории. Оно выбрасывает меня захлёбываться в рутине, а само продолжает ждать, пока кто-нибудь от давящей неосведомлённости сыграет в ящик, чтобы обсуждение началось. Осколком хрупкой грани между безрассудным сюрреализмом и обыденной посредственностью меня порезали знакомые голоса:
— Мы до тебя доберёмся, мерзавец! Бедная Анна приговорила себя, когда сказала «да».

Группа друзей и родственников опомнилась от своего не очень-то и продолжительного траура и злобно уставилась на меня в тупой готовности обвинить во всём, на что хватит ума или враждебности.

Не обращая внимания на угрозы и не опасаясь преследования, я ухожу прочь, точно стремясь поскорее телепортироваться в альтернативное измерение. Утомительный путь домой сразу забылся, когда его драматичная пустота даровала мне подобие спокойствия и суррогат безопасности.

Морфей раскинул свои сети и расставил чужие капканы, приметив меня, однако я знаю, что ни в коем случае нельзя закрывать глаза. «Смерть – это однофамилец сна» — вспомнилась цитата из книги, часто повторяемая Анной при жизни. Поворачиваю голову и невольно замечаю другое напоминание об этой стерве: большое старинное зеркало, занимавшее в её полупустом сердце отдельное место. Она любила меня в дни, когда я нечаянно заглядывал в него, а ненавидела — всю оставшуюся вечность, и до сих пор меня не покидает ощущение её острых когтей на моей шее. Так кто кого приговорил? Сейчас из этого куска стекла на меня никто не смотрит, будто вместо зеркала на стене висит позолоченный антиквариат неправильной формы, странным образом отражающий комнату. Желание разбить его становится непреодолимым, но... я вновь обнаруживаю себя закрепощённым.

Теперь цепей нет: кисти прибиты гвоздями к стене, ступни скованы атрофией. Я опять не чувствую боли, значит, это всего лишь абсурд в обличии платы за опущение потяжелевших век. Струи ярко-красной крови текут по рукам и пачкают кровать, впрочем, я почти уверен в своём иммунитете от смерти на ближайшую ночь. Черта, разделяющая сновидение и реальность, окончательно стёрлась, и я должен как-то восстановить её, оставаясь в пределах себя.

Пространство снова поделено между двумя недолюдьми. Половина меня неподвижна и внимательно наблюдает за скольжением нечётких теней по стенам, потолку и полу. Память ли это о тех крутящихся как об останках беззаконного правосудия? Стремление ломать непроходимые высокие преграды, не без помощи которых гвозди фиксируют руки, исчезает, теряется среди отплясывающих посередине комнаты очертаний. Первый — пленник своей не имеющей границ ненависти, он не в состоянии изменить отношение и подать голос, чтобы позвать на помощь и освободиться. Как бы он ни старался, спаситель не придёт, и ему останется до рассвета, знаменующего скончание веков, следить за той же отчаянной ритмичностью размытых объектов.

А второй, не замечая никаких теней, ходит по комнате. И в этом чёртовом зеркале он видит причину своего вдохновенного возбуждения — улыбающуюся Анну с проступающими на теле трупными пятнами. Он смеётся над своим неподвижным сиамским близнецом по разуму и ищет пистолет, чтобы оказаться с любимой на одном онтологическом уровне. Активный уверенно чертит на полу линию, сразу же ограничивающую проникновение тёмных духов из восприятия Бездействующего на его часть помещения. Второго не настигают преследующие видения и не препятствуют уничтожению несуществующих улик – книг, где написано, что сон представляет собой спасение от чудовищности настоящего мира.

Но диссоциативное преступление не удалось, ему помешал апофеоз болезненного осмысления двойственности собственной натуры. Он же не позволяет мне проснуться.

Чувствуя себя совершенно цельной личностью, я иду по коридору до никогда не существовавшей в доме запертой комнаты, где наблюдаю через замочную скважину женщину, сидящую на полу и показывающую руками в воздухе абстрактные фигуры, что напоминает пересказ глухонемому сюжета фентези-произведения или своей судьбы. После она встаёт и начинает кружиться, потому что только находящуюся в хороводе теней её не мучает ни жизнь, отравленная бесконечной ложью, ни смерть, заставшая предательски врасплох.

Поворачиваю назад и захожу в ванную комнату, не открывая дверей. Падаю в наполненную слезами ванну оттого, что подкосившиеся ноги не смогли удержать вес моего тела, но вместо брызг от солёной воды появляются тёмные капли крови, и площадь сужается. Становится слишком тесно, чтобы выбраться на поверхность из глубокой медно-бордовой лужи. Мраморный сосуд, мгновение назад вместивший меня, продолжает неумолимо уменьшаться. Меня со сверхъестественной силой хватают за горло и затягивают вниз, на искусственное персональное дно или дополнительный круг ада-сумасшествия. Даже когда нечеловечески бледное тело звонко разбивается о гранитный пол, рука не ослабляет хватку, посмертно вызывая механическую асфиксию.

Это обычный сон, просто длиться он будет немного дольше, чем всю ночь. Случится ли мне пробудиться от него?

Категория: Страшный сон

 
<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ: --
12 июня 2020 19:42

Sergey M

Цитата
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 
приятно читать рассказы со смыслом.
и человеческим языком написанные, это сейчас большая редкость!

<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ: --
12 июня 2020 19:56

Чвене-чвене

Цитата
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 
Красивый язык и текст (вы филолог?) , но нужно буквально пробраться через описания, которые не вызывают, при всей своей подробности, никакого образа в голове. По мне, баланс описания/сюжет нарушен, именно не из-за количества образов, а их тяжеловестности.

<
  • Публикаций: 5
  • Комментариев: 151
  • ICQ: --
13 июня 2020 01:12

Дитя Ночи

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 19.05.2020
 
Это шедеврально и очень красиво написано. Придраться просто не к чему. Однозначно 5+

<
  • Публикаций: 3
  • Комментариев: 54
  • ICQ: --
13 июня 2020 04:26

Grotesques

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 9.03.2020
 
Чвене-чвене, благодарю за замечание, хоть и слышу подобное о своих текстах не в первый раз (в филологических кругах тоже). «Тяжеловесность» объясняется установкой не на чувственное, а на интеллектуальное восприятие читателем образов, другими словами, не столь важно представить их, как понять, для чего они нужны в контексте, сюжет упрощён по этой же причине. Такова была идея, и, конечно, мне необходимо следить, чтобы она чётко просматривалась.

Sergey M, Дитя Ночи, благодарю за положительные отзывы.

<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ: --
13 июня 2020 04:36

Sergey M

Цитата
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 
Grotesques,
вот-вот! интеллектуальное!
хватит этих сопелек розовых, тошнит уже и читать нечего...

<
  • Публикаций: 23
  • Комментариев: 52
  • ICQ: --
13 июня 2020 09:59

Death the teen

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 29.08.2017
 
На самом деле текст действительно читается тяжело. Как раз из-за причудливых метафор и прочих тропов. Словно бы прочитал что-то психоаналитическое с легкой примесью триллера и щепоткой шизофрении. Мне еще интересно, где происходят действия? В какой стране? Просто, я нашел несколько мелких деталей, которые не совсем вяжутся с привычным укладом ритуальных услуг России и Белоруссии. Немного напоминает психологические приемы в произведениях Лавкрафта, но в то же время и нет. В любом случаю, ставлю 5. Но старайтесь не злоупотреблять тропами и сложным параллелизмом. Все-таки из-за них получается несколько другой стиль. Не совсем художественный.))
С уважением,
Death the teen.

<
  • Публикаций: 3
  • Комментариев: 54
  • ICQ: --
13 июня 2020 15:43

Grotesques

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 9.03.2020
 
Death the teen, благодарю за детальный отзыв. Реалии текста близки к американским, по крайней мере, была попытка передать черты именно западной культуры оказания ритуальных услуг. Спасибо также за ценный совет, однако художественный стиль и не приоритетен для меня, поэтому не могу сказать, что стремлюсь развиваться в этом направлении.


Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: