Страшилка » Страшные рассказы » Новый человек

 
 
 

Новый человек

Автор: Mr.Nos от 27-10-2018, 20:58

Уж так издавна заведено – воскресать на Рождество! Вот и Петр Петрович Миренков открыл глаза в городском морге, что по улице Седова дом 34, как раз 7 января этого года. Открыл глаза, скинул с себя простыню, сел и с удивлением обнаружил, что совершенно голый находится в каком-то тусклом мрачном холодном помещении. Осмотревшись, Петр Петрович понял, что находится в морге, так как рядом с ним на соседних столах лежали укрытые белыми простынями люди. Стало жутко и очень неприятно, зубы застучали – то ли от холода, то ли от страха. Вспоминая, что помнит последним – как ложился спать в своей квартире по улице Октябрьская, он начал размышлять о причинах попадания сюда. Неужели он умер? Или летаргический сон, клиническая смерть? Он много слышал об этом. Хорошо, что очнулся тут, а не когда уже зарыли. Петр Петрович попытался встать, но мышцы ног были словно атрофированы или же просто замерзли почти до окоченения, предательски оставались в том же положении, и когда ступни коснулись пола – мужчина упал, больно стукнувшись локтем об бетонный пол. Прохрипев что-то таким же онемевшим ртом, он оперся на руки и пополз из мрачного помещения в выходящий куда-то коридор.
- Надо не напугать сторожа, - промелькнула мысль в голове. – Представляю, как он удивиться моему появлению. Я б обалдел от вида, приползшего ко мне «зомбака». В таком-то виде, волоча ноги, окоченелого и ничего не говорящего - точно примут за зомби.
Эта мысль заставила его остановиться, попытаться согреться и скорее прийти в чувства. В таком виде появляться будет не самой лучшей идеей. Петр Петрович сел и стал интенсивно махать руками и быстро дышать перекошенным от холода ртом. Окоченелые пальцы застыли в неестественных позах, отбрасывая страшные и пугающие тени на стене. Со стороны, глядя на мужчину, казалось, что это не живой замерзший организм, а бившийся в конвульсиях и в предсмертных рефлекторных движениях внезапно оживший покойник. Именно таким он и предстал сторожу морга. Хотя это был уже опытный мужик Игнат Савельевич, но даже и он при виде сидящего на полу покойника, что-то шипящего и трясущего неестественно руками, застыл в оцепенении. Рука сторожа рефлекторно потянулась к лопате, которой «Савельич» убирал придомовую территорию, а когда «зомби» повернулся и заметил его, потянул свои руки-крюки и что-то зашипел разинутым перекошенным ртом – удар лопаты по голове напрочь вырубил мертвеца. Присмотревшись, что зомби не подает никаких признаков жизни, сторож сначала несколько минут тыкал его лопатой, потом, осмелев, проверил пульс и наконец, убедившись, что пульса нет - утащил обратно туда, где покойник и должен был находиться.
Когда Петр Петрович очнулся во второй раз – он услышал плач и тихое перешептывание. Пахло ладаном, запахом загробным и зловещим. Он лежал на спине со скрещенными на груди руками, в которых горела свечка. Судя по тесноте костюма, в который он был надет и ощущения бортов – он понял, что в гробу. Петр Петрович едва повернул онемевшую от холода голову и увидел женщину в черном платке, сидящую в изголовье мужчины. Она не смотрела на него, а тихонько сморкалась в носовой платок, позади нее находились люди. Он всех их узнал, это были его друзья, родственники, коллеги по работе. На лбу мужчины видимо лежал платок с молитвами, из-за чего никто не заметил, что покойник открыл глаза и смотрит в сторону. Тело начинало понемногу оживать, вот сейчас можно повернуть голову или даже сесть в гробу.
- Петенька-Петенька, - заплакала женщина в платке. По голосу Петр Петрович определил, что это была его жена Мария.
- Черт. У Маши же слабое сердце. Она не выдержит моего внезапного оживления и отдаст Богу душу. – думал Петр Петрович. – Нужно потом, в катафалке. Подождать пока. Пусть поубиваются, а я послушаю. Только глаза закрыть, а то заметят еще.
Мужчина закрыл глаза и старался не двигаться.
- Как живой, - кто-то подошел к нему и погладил по голове. – Подумать только, такой еще молодой. За что, господи?
Люди подходили, говорили красивые речи, потом снова гул шуршания и шепотов и Петр Петрович не заметил, как уснул – что было большой ошибкой, потому что, когда он очнулся в третий раз – первое, что бросилось в глаза и уши непроглядная темнота и гробовая тишина.
- Только ни это! – пронеслось в голове. - Какого...? - Он поднял руку и задел крышку гроба. Так и есть – его закопали... Он несколько раз сильно постучал еще сильно онемевшей рукой по стенкам – но видно было, что семья на гробу совсем не сэкономила. И почему он не обнаружил себя там, в зале прощания? Сам виноват. Вот теперь-то точно никаких надежд на спасение. Вдруг, он услышал шум открывающейся двери машины, чьи-то разговоры. Его еще не закопали?!
- Родственники просили больше не открывать гроб! Уже все простились с умершим, – послышался чей-то низкий мужской голос. – Так что, закручивай болты до конца и понесли к могиле.
Тут Петр Петрович застучал так, как не стучал никогда, заорал так, как не орал доселе, до хрипоты, разбивая руки в кровь и срывая связки. В следующий момент крышка медленно приподнялась, и на него уставились два бородатых мужика чуть больше сорока. Не сказать, что они были напуганы – скорее удивлены.
- Ты живой шоль? – спросил у него один из бородачей, пахнуло перегаром.
- Сами не видите? – садясь в гробу и срывая со лба платок, прохрипел Петр Петрович.
- Чудеса! – улыбнулся второй бородач. – Но все уплачено, так что за похороны возвращать ничего не будем!
- Да ничего и не надо! Где моя жена?
- А она это... Там! – указал рукой в тонированное окно старший.
- Помогите, мужики, вылезти, ноги затекли. А что ж сторож не сказал никому, что я ожил в морге?
- Говорил – проверяли тебя врачи – никаких признаков жизни! Решили, что допился Савельич – и его того! Поперли с работы! Да и сами врачи не лучше были – праздники ж новогодние, пьют все!
- Ясно. Ну, мужики – помогите встать. Тело не слушается почти совсем...
Два подвыпивших гробовщика взяли Миренкова за руки и вытянули из красивого ящика. Петр Петрович выглянул в затонированное стекло машины и увидел супругу. Она стояла бледная, едва похожая на себя, грустно смотрела в свежевырытую могилу. Ее за руку поддерживал родной брат. Появиться вот так сейчас, в таком виде будет последней каплей для нее. Еще Петр Петрович увидел своего начальника Степана Юрьевича. Почему-то сразу вспомнился недавний займ в конторе на новую квартиру, который надо отдавать и в голове созрел страшный план...
- Ну чего? Сам-то сможешь из машины выползти? – спросил его один из мужиков.
- Мужики... это... нельзя мне сейчас... Вы же говорите, гроб уже вскрывать не будете?
- Что? - удивились оба, явно понимаю куда клонит оживший покойник.
- Вы это... продолжайте, а я тут вас подожду. Вы только никому ничего не говорите! Я уж потом как-то сам.
- Э! Мужик, ты чего это затеял? Мы не подпишемся на такое.
- Что вам стоит? Скажите потом, что не заметили как я выполз и всё. Ну, нельзя мне сейчас показываться? Ладно? С меня не заржавеет! Я потом сам все сделаю. Вы не причем тут будете! – Миренков глупо улыбнулся.
- На ладно, - сказал старший. – Ты это... тогда тут вон под лавку спрячься пока. И сиди тихо!
Петр Петрович нырнул под длинное сидение, мужики накрыли его старым половиком, вновь погрузив в кромешную тьму. Миренков лежал на спине, закрытый со всех сторон. Сверху скамья, слева холодный и грязный половик, справа борт катафалка. Холод металла снизу вновь начал сковывать конечности. Он услышал, как открыли задние двери катафалка. Гроб вытащили на улицу и отнесли к яме. Миренков лежал и прислушивался к речам родственников, говорившим о нем пламенные речи. В унисон звучал плач супруги и родной сестры.
- Эко ж какой я хороший оказывается. – слушал их внимательно Петр Петрович. - Что ж вы мне, козлины, при жизни таких слов не говорили? Послушать, так такой герой вас покинул, сил нет. Мужчина думал, куда ему теперь податься. Может, к другу Сереге? К родителям? Тут он вспомнил о пустующей даче. Именно туда он и направится. - Обживусь там, - думал он. – Зарасту бородой, чтобы не узнали. Никто зимой туда не ездит. Магазин работает, денег в заначке под кухонной плитой на даче хватит пару лет прожить. У Сереги ж вроде брат в паспортном столе работает? Сделает мне документы новые. Начну жизнь заново! А с новыми документами можно и к Машке подкатить, как новый человек. Она ж полюбила меня такого, ее типаж, и нового меня полюбит. Тем более, что у меня куча преимуществ. Я знаю, что она любит георгины, зеленый цвет, обожает киви и манго. А то уж вся романтика в браке пропала. Начну жизнь заново. Без кредитов и старых знакомых. Надоедливой родни. С чистого листа! Как же интересно будет...
Его мечтания оборвал крик:
- Откройте гроб!!! Откройте! Дайте мне с братом проститься! – это был пьяный голос брата Виталика. Видимо, он не был на прощании в морге, а приехал только сейчас прямо на кладбище.
- Отстань, мужик! Мы уже болты закрутили! Всё! Поздно уже! – ответил ему мужской хриплый голос.
- Тогда и меня с ним! – заревел брат. – Меня с Петькой кладите! Не уйду, пока не увижу и не попрощаюсь!
- Откройте же вы... - раздался голос супруги. – Потом снова закроете. Я доплачу... Брат же. Пусть простится...
И в этот момент где-то над самым ухом заскрипели болты, словно крутили их не где-то там у ямы, а прямо тут, в кабине машины, где находился Петр Петрович. Один, второй, третий, когда открутился четвертый, свет из-под крышки сидения больно ударил Миренкову в глаза. Он вдруг понял, что все это время находился в самом настоящем гробу. На него смотрел пьяный небритый брат Виталька очумевшими глазами.
- Вы чего, твари делаете? – икнув и вытаращив глаза на лежащего и смотрящего на него брата, грозно взревел Виталик. – Живого закопать решили, изверги?
Толпа загудела, зашепталась. Послышались перешептывания, что напился Виталик до чертиков. Его стали оттаскивать от гроба. Петр Петрович хотел было что-то сказать, но онемевший от холода организм, отказывался что-либо делать. Он чувствовал, видел всё, что происходит сейчас тут, но его разум явно ничего не понимал, а тело не выполняло никаких команд, напрочь замерзая в минус двадцать.
- Закрывайте, - шмыгнув носом, сказала жена, и гробовщики начали прислонять крышку.
- Это конец, - пронеслось в голове Петра Петровича, когда над его лицом, закрывая от зимнего холодного солнца занесли крышку гроба. Но в один миг крышка замерла, а из-под нее выглянуло лицо сторожа морга, который вырубил его лопатой. Пахнуло перегаром.
- Погодь-ка, паря, - прищурившись, сказал он. – Кажись, не показалось мне ночью-то... - Смотри как зыркает на меня!?
Тут подошел второй бородатый мужик с хриплым голосом.
- Эко диво? Ожил? – ошарашенно сказал он.
Когда на глаза Миренкову выплыло лицо жены Маши, Петр Петрович почувствовал, как улыбка растеклась по его физиономии. Супруга неестественно округлила удивленные заплаканные красные глаза и упала в обморок. Холод, окутавший все тело, снова погрузил его в какой-то ступор и он уснул, чтобы проснуться уже дома со всеми его долгами, надоедливой родней, проблемами, но зато живым и переосмыслившем всю свою жизнь заново, новым человеком...

Категория: Страшные рассказы

 
<
  • Публикаций: 20
  • Комментариев: 1722
  • ICQ: 251087285
28 октября 2018 00:29

Ацкий Ангил

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 28.04.2014
 
хеппи энда не ожидала ) однако рассказ понравился. туда-сюда. пять!

<
  • Публикаций: 134
  • Комментариев: 2750
  • ICQ: 442428072
28 октября 2018 11:24

Star Lord

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 27.12.2014
 
Андрей, лови от меня пятюню!
Рассказ понравился, немного с юморком. Твори дальше!

<
  • Публикаций: 105
  • Комментариев: 371
  • ICQ: --
28 октября 2018 12:38

Mr.Nos

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 6.09.2015
 
Star Lord,
Ацкий Ангил,
Спасибо


Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: