Страшилка » Страшные рассказы » Катешера - Глава Третья

 
 
 

Катешера - Глава Третья

Автор: Arimandias от 16-12-2019, 14:18

Глава третья: Путь назад

Это произошло чуть больше десяти лет назад, тогда я и Разаль воевали против Трикриата, который захватил всю Катешеру, а возглавлял нас против Атенеума Диктум Мал. Первым делом, после которого мы стали явной угрозой Атенеума, это захват замка, принадлежащий колдуну управляющим Синаром, тогда мы вызвали волнения по всей стране. Каждый несогласный с политикой притеснения немагов встал под знамя Диктума Мала, хоть его и меня на это с подвигла ваша мать, которая борясь с притеснением попала в клетку. Я пошел спасать её, а там Диктум с Разаль уже сделали это. Тогда хмм... тогда я давно был знаком с вашей матерью, но только сейчас узнал о её старшем брате, который вместе с невестой Разаль и сестрой Лиллиэн, готовился дать отпор. А Разаль была родом из богатой семьи ведьмаков воспитываемая с рождения отказу от привязанностей к мирскому, и слабо интересовалась бы даже судьбой своих родных, но похоже был человек, ради которого она пошла даже против отца - правителя лепестка Синар.
Мы тогда стояли перед поверженным ведьмаком уставшие от затяжной битвы, а наш враг с разбитыми рунами на бесчисленных кольцах, браслетах и разрезанными татуированными магическими символами уже не угрожал нам.
- Что же вы собираетесь делать дальше? Драться с Трикриатом? Их армии - это сотни немагов подневольные одному колдуну, а магов больше чем ваши скудные умы в состоянии представить. Вам не победить! – Не теряя достоинства, но с страшной отдышкой произнёс тираду ведьмак.
- Что же будем с ним делать? – спросила Разаль. Тогда наши лица были спрятаны под масками в виде черепов, благодаря чему её отец не узнавал среди революционеров дочь.
- Мы уведем его в темницу. – Ответил Диктум. – Графей района Синар, вы в плену, напишите предсмертную записку и останетесь там, пока... – Лидер сопротивления остановился, чтоб отдышаться. – Пока... не изменится мир.
Диктум, поднимая ведьмака, чтоб отвести в камеры, получил укол выдвижным шипом, спрятанный в кольце. Мал оттолкнув его сделал пару шагов и упал, словно получив смертельный удар в сердце.
Разаль подбежала к Диктуму соединилась с помощью руны разума, надеясь пробудить его нервную систему, но оказалось, что яд из шипа медленно иссушал его изнутри сначала приведя в непригодность мышцы.
Она вне себя от ярости, потеряв контроль направилась к отцу, тот ударом выбил с её лица маску, а узнав в бунтарке дочь, впал в ступор отказавшись в это верить. Разаль в порыве безумного гнева схватилась за голову отца, а он, словно потеряв почву из-под ног пытался понять – «Разве это Рази?». Она, не контролируя себя, всё ещё видя перед собой убийцу своего любимого, разрушая его разум, возопила прямо через его сознание, и крик был такой силы, что сжигал ведьмаку мозг, вопль питаясь его нервной системой гремел в каждом разуме Катешеры и мы, будучи в эпицентре телепатического шторма упали на колени от этого вопля, не разбирая слов в какофонии. Только для магов влияние этого шторма было болезненным, что освободило многих от влияния Трикриата, а остальные лишь услышали послание, из которого я помню только – «Яхветраград обратиться в пыль в отместку за Диктума Мала!».
С тех пор Катешера в состоянии гражданской войны, немаги оделись в железо, чтобы заклятия отражались, когда маги не могут носить полноценный доспех, чтоб заклятья могли найти выход из тела. Как я уже говорил все те, кто боролся с Атенеумой объединились, выбрав символом революции Диктума Мала, но он сам при смерти плавал в зелье замедляющим иссушение. Разаль искала способ вылечить любимого и нашла лишь один.
Тогда я встретил её выходящей из фамильного замка, который после смерти отца принадлежал ей, по которому, она, тоже горевала, хоть и не признавалась самой себе в этом. То, что она вышла из замка, было удивительно ведь, она месяцами не отходила от Диктума пытаясь исцелить его, поэтому я поспешил к ней узнать, куда она направилась.
- Привет, Рази. – Она не отвечала мне. – Неужели нашлось противоядие?
- Да. – сухо ответила она, взобравшись на своего коня и поспешив в подконтрольную ей, как новой графее лепестка, деревню.
Я вошел в её замок. Я всегда навещал Разаль вместе с Лиллиэн, когда она пыталась исцелить Мала, но никогда не интересовался как она это делает. Мне на глаза попалась первая запись, они были вырваны из журнала и от первого листа, до последнего вели в зал-лабораторию. Я поднимал один за другим. Сначала были эксперименты над крысами, но их кровь слишком отличалась от человеческой, дальше были опыты с шимпанзе, гориллами, орангутангами и в последней... был человек. Вся зала была полна аквариумов с трупами внутри, которых она заражала ядом отца и пыталась вылечить. Я повернул эту запись и поверх всего текста была надпись – «Нужна родственная кровь».
Я мгновенно побежал к своей лошади стремглав, галопом устремился к дому Лиллиэн ожидая худшего. На полпути я встретил Разаль, на руках она держала Микаэля Мала. Было похоже, что он спал, вернее был отключен.
- Должен быть другой способ, Рази. – пытался я вразумит её, но она, словно не видела меня продолжая путь в лабораторию замка.
Я последовал за ней обратно до замка, пройдя в темницу, там Разаль положила своего племянника в камеру.
- Я смогла вылечить их всех: крыс, обезьян, а после сотни попыток даже и людей, но, только раннюю стадию. Лекарство, изобретенное мной, только задерживает распространение иссушения Диктума. А попытки передачи иммунитета от крыс – ничего, шимпанзе – пусто, человек - ... был прогресс, сходство крови увеличивает возможность передачи иммунитета, но с каждой секундой шанс уменьшается.
- Разве это оправдание?
- Ты предлагаешь мне бездействовать? Сидя смотреть, как он умирает! – уже разозлившись и перейдя на крик произнесла Разаль. - Попытка принесет, как минимум опыт, а стагнация ничего. – процитировала, она Диктума. – С ним я впервые почувствовала себя счастливой, только для него я не была чужой. И только он мне сейчас нужен. – сказав это Разаль прикоснулась к рунам агонии на её предплечьях.
- Ты нападешь на своего друга? И убьешь ребенка? Диктум никогда бы не поступил так!
Она молча показала на выход, но я не собирался отступать.
Мы дрались, обстреливая друг друга заклятиями. Тогда я проиграл, и Разаль забравшись в мой разум поставила препоны, из-за которых я не смогу подойти к замку. Я не был могущественным колдуном разума, чтоб снять поставленный ею табу, но искал того, кто сможет. Я облазил всю Катешеру, был у всех мудрецов криатов Синара, Ралара и Яхара, скупал все артефакты и древние тексты с рунами первозданной мощи, авторством самого Яхветры, и исследовал оставленные здесь технологии апаропов, но всё было тщетно. Тогда я решил вернуться и просто помогать людям родной деревни, с которой всё и началось, а в особенности семье Лиллиэн.

***

- Достопочтенная графея района Синар. – Начал традиционное приветствие Нессдем радуясь честью произносить слова секретаря Вифиофикария, хоть и не был способен на искрение комплименты. – Сейчас перед вами во всем своем сиятельном... - Не успел закончить Нессдем торжественное приветствие, как в него влетело заклятие молчания.
- Разаль, неужели вы не уважаете традиции? – раздосадовался лидер Трикриата возвращая своему, недавно получившего этот пост, секретарю, возможность говорить.
«Владыка всей магии» - так называли его лизоблюды желающие повышения, которое Нессдем получил за принесенные благие вести, был полностью скрыт под белыми одеждами, а лицо прятала маска.
- Моего отца назначил графеем Синара, сам дракон запада и я лично видела его этими глазами. Я старше Трикриата и всех ваших норм, устоев и тех демонов в которых превращались ваши Экс-Вифиофикарии от страха за свои жизни.
- Но при этом ваш отец принял власть Атенеума.
- Он считал, что, войдя в Трикриат Синар получит поддержку Яхара и Ралара, но после того пси-шторма отобравшего моего отца вы стали подозревать нас в измене. Все мои любимые умерли от этой вашей гражданской войны. И я желаю смерти этой системы, больше чем вы хотите выжить.
- Вы недовольны нашим строем? – Угрожающе, но совсем не удивившись произнес Трикриарх.
- Да, но ведь, то зачем вы сюда пришли важнее строя. – Сказала Разаль взглядом показав, что знает, скрываемое под маской.
Вифиофикарий телепатически приказал своей свите и чародеям-стражам выйти.
- Наши алхимики, подтвердили, что существо с такой кровью бессмертно и не обладает ограничениями, как ноль-первый и гули. – отчеканил он, держа в руках склянку со следами от крови Освильды, но похоже вся ушла на экспертизу. – Но меня смущает, что ради этого придётся...
- Чтобы жить вечно, надо умереть. – Разаль усмехнулась. – Раньше это было метафорой, а сейчас страшная правда.
- Я не уверен насчет ваших методов.
- А разве у вас есть выбор? Может ваши алхимики и пытаются вылечить вас от санато, но ведь только благодаря мне ты жив. – Она посмотрела на собеседника, которому для жизни необходимо были сотни зелий, курсирующие в его герметичных доспехах, которые были нагло перекрашенным скафандром апаропов у которого через неделю бы исчез заряд.
- Приступайте. – ответил Вифиофикарий уставший от этого сломленного тела.
Он стоял посреди круга, в котором было бессметное количество рун, сияющих так, что даже ослепляли.
Разаль подошла к нему и без лишних слов подарила Трикриарху жизнь вечную.

***

Освильда недоумевая чесала затылок, когда Уолтер закончил свой рассказ.
- Так вот что я хотел сказать. Я с вами. – произнес Уолт.
Микаэль кивнул, показав, что не против, а на лице Осви до сих пор было непонимающее выражение лица.
- А за что именно, она вас не простила? Не в её характере обвинять человека за провальную попытку помочь – наконец задала вопрос старшая из близнецов.
- Это довольно сложно и мне слишком болезненно об этом говорить.
Увидев, что Освильда решила продолжать эту напряженную ситуацию Синдри решил, как можно быстрее отвлечь их.
- А кто такие апаропы? Вы можете рассказать это по дороге? – Син довольно удачно сменил тему стараясь избежать конфликт, что ему чуть-ли не также неприятно, как и смерть.
Освильда забрала с собой пожаренную говядину положив её в корзину, чтоб съесть потом, а Уолтер оставив на ферме заглавного и прихватив с собой винтовку с патронами, сел на своего коня Элайаса II.
Начиная свой путь к Лиллиэн, Уолт также начал и новый рассказ. Они миновали древние поля арматур, битого стекла и бетона, со следами когтей огромного монстра на них, а Уолтер повествовал о апаропах,
- Они правили этой землей, задолго до Трикриата и чье правление кончилось чуть после рождения бога Яхветры, в десятках милях к северу были их города-добытчики, которые грабили почву ради ресурсов, а восточнее находились города-фабрики, над которым небо никогда не было безоблачным и голубым – сказал Уолтер забыв, что никто из троицы никогда не видел чистых небес Ралара. - Если для магов Яхветра был отцом поделившийся с нами своим даром магии, то драконом апаропов был Логфорат - огромный ящер с стальной чешуей, из чьих глаз сверкали молнии, которые наверно и мешали ему быть прозорливым, как минимум так говорят наши историки.
Освильда, так и не получила ответа на свой вопрос, она понимала, что ей всё равно не ответят и поэтому решила пока сдаться с затеей узнать про ссору с Лиллиэн, но Осви также было интересно на что она способна, как маг.
- Прозорливым? – Решила она начать разговор.
- Первое поколение магов, которые были обучены самим драконом могли видеть будущее используя ритуалы, но сейчас никто не использует ни одной практики кроме рун. – Недовольно покачал головой Уолт.
- Уолтер, а вы могли бы меня обучить? – спросила юная волшебница.
- Конечно Освильда Мал.
- Эмм... Я, как и мать взяла фамилию отчима. Я Освильда Руббат.
- Понятно – немного расстроенно произнес Уолтер погрузившись то ли в размышления, то ли в воспоминания.
- А когда начнем? – выдернула его из грустного транса Осви.
- Можем прямо сейчас. – ответил Уолт, ища на своей одежде подходящую руну. – Вот руна разума. – показал он на серый символ на капюшоне. - С помощью неё можно использовать телепатическую связь, только надо прикоснуться к ней, сказать «тилепафия» и... - не успел он договорить, как Осви уже связалась с ним.
+И провести в сознании линию между двумя разумами?+ продолжила его нетерпеливая ученица.
+Да. Ты довольно быстро учишься+ искренне удивился Уолтер.
Двусторонняя телепатическая связь позволяла делиться не только мыслями, но и чувствами, воспоминаниями. Освильда тоже удивлялась своей силе, но трудно было понять это её чувства, Уолтера или их общее? Также она увидела Разаль одного с ней возраста, человека из аквариума и, отраженного в зеркале... Уолтера, целующего Лиллиэн. Уолтер сразу же прервал телепатическую связь, восстановив зеркальный купол в сознании, от чего резко остановил Элайаса.

***

- Что вы сделали с Вифиофикарием? – негодовали приближенные к трикриарху грачтецы, смотря, как их владыка столбом стоит после ритуала.
- Это же вы его отравили? – задала риторический вопрос Разаль обводя взглядом свиту лидера Трикриата. – Это же вы правили Катешерой, пока он искал способ вылечиться, а теперь он то чем и был при жизни - марионеткой, но только теперь моей.
- Она призналась! За преступление такой степени вы проговариваетесь к смерти на месте! – крикнул кто-то из этой высокопоставленной толпы и они мигом хлопнули по рунам агонии на предплечьях, готовясь к исполнению приговора. На это Разаль среагировала, перекрестив две руны на тыльных сторонах рук, а резко начавший двигаться Трикриарх зеркально повторял её движения. Они стоя спиной к спине обрушили на окруживших их град заклятий, на что свита не успела отреагировать и через минуту тут валялись парализованными.
- Многих надо добить. – сказала Разаль, а её марионетка Трикриарх продублировал слова, как вдруг его стража словно проснулась и войдя в зал с мертвой хладнокровностью приступила к исполнению приказа руническими копьями протыкая выживших.
- Эй куда вы?! – Недоумевал Нессдем оставшийся за дверью вместе со стражей и мгновенно исчезнувший увидев за открытой дверью эту бойню.
Разаль прочесав взглядом мертвецов обратилась к начальнику стражи.
- Секретарь Трикриарха выжил. Исправь эту ошибку. – отдала приказ ведьма предводителю чародеев-стражей, после чего он, спрыгнув из окна замка последовал за Нессдемом, вытащив из колчана стрелу и приготовившись стрелять в уже севшего на своего коня секретаря.
«Стражи хорошие союзники, но без колдунов моих планов не исполнить» - произнесла Разаль обведя взглядом горку благородных трупов.

***

Близнецы верхом рысью двигались к деревне, которая была уже за пригорком, а старшая из них в шоке закидывала младшего вопросами.
- Ты можешь в это поверить? – удивлялась Освильда больше чем когда-либо в своей жизни.
«Я при встрече почувствовал родственную кровь. Осви, такое просто происходит» - уже привыкший к немоте ответил про себя Микаэль, давая сестре выговориться.
Чуть дальше, позади Элайас шел шагом, а рядом конь Сина вторил в скорости.
- Разве можно меня простить, за всё то время, что я отсутствовал в их жизни? – Словно просил прощение Уолтер задавая вопрос к Синдри.
- Но ведь у вас есть оправдание. – не хотя напомнил он о поставленных ведьмой препонах, но тот уже начал находить очередные - «но». – И вообще успокойтесь! Им сейчас поддержка нужнее разборов проблем десятилетней давности!
Уолтер удивился такому крику души, который своей неожиданностью даже остановил ушедших вперед близнецов. Они приблизились. Конь Освильды тихо шел на сближение, боясь ускориться, но старался не отставать от Идана, который с настойчивостью мертвеца двигался к Элайасу, как вдруг Освильда ударила уздечкой и двинулась галопом к Уолтеру.
- Уолтер, советую вам ускориться. – искренне улыбаясь произнесла Осви. – Мы не собираемся ждать вас вечность. – Сказала она, стремглав направившись к деревне обгоняя Микаэля.
- Эй! так не честно. – в шутку возмутился Синдри догоняя подругу.
Уолтер тихо рассмеялся своим излишним переживаниям и следуя примеру Синдри ускорился, догоняя свою семью.

Категория: Страшные рассказы

 

Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: