Страшилка » Страшные рассказы » Крики Будущего. Акт Первый

 
 
 

Крики Будущего. Акт Первый

Автор: Creepevan от 12-10-2019, 13:24

Ночной поезд с огромной скоростью ехал по железной дороге. Окна слегка мокрые от прошедшего дождя, улицы почти не было видно, разве что яркие оранжевые огоньки, изредка мелькающие в поле зрения. Вагоны были почти более чем пустыми, лишь в некоторых можно было отыскать людей. Последний вагон занимал лишь один человек — Пётр Бельдин. Обычный офисный работник, который каждый будний день уезжал рано утром и приезжал поздно вечером. Рабочие дни сильно изматывали Петра, но он никогда не жаловался, продолжая жить по принципу «Дом — работа — дом».
Внезапно стук колёс переменился ужасающим воем, который становился всё тише и тише, пока совсем не исчез и поезд не издал шипящий звук. Металлические двери заскрежетали и разъехались в разные стороны. Из вагона начали выходить пассажиры, которых было не так уж и много. Оно и понятно — было очень поздно и скоро железнодорожные станции закроются на ночь, чтобы потом рано утром вновь начать свою работу.

Пётр вышел из вагона. Мужчина посмотрел за ограждение и увидел огромную лужу, которая появилась сегодня вечером после сильного ливня. Пётр планировал пройти там после того как поезд уедет, чтобы сократить путь до дома, но так как на нём были обычные туфли, а не резиновые сапоги, он разочарованно направился в сторону зоны прохода.
Поезд тронулся и уже через несколько секунд он отъехал от станции на несколько сотен метров и лишь яркие красные огоньки виднелись вдали. Пётр достал из кармана билет и, идя по платформе вперёд, он услышал чей-то крик. Он был негромким, словно приглушённый, а шёл не пойми откуда. Пётр остановился и вслушался. Это был женский крик, крик, казалось, знакомый. Мужчина стоял несколько минут, а крик всё ещё продолжался. Он звучал как-то особенно, словно искажённый, он менял свою тональность от низкого до высокого, иногда прерываясь, но возобновляясь вновь и вновь. Казалось, что это всего лишь короткий вопль, который был зациклен на 1000 повторений. Бельдин, остановившись на версии с шутниками, что засели под платформой и включили это пробирающее до дрожи аудио, хмыкнул, пожал плечами и пошёл дальше по платформе вперёд.

Однако, крик не утихал. Пётр не слышал никаких посторонних звуков, кроме этого самого крика и дуновения ветра. Мужчина огляделся. Он сам не понимал зачем, что-то побудило его это сделать. Непрекращающийся крик начинал раздражать, но интерес от того, откуда же он идёт, кто кричит, и вообще что происходит, заставили Петра вместо того, чтобы направиться побыстрее домой, остановиться, обернуться и изучить платформу. Железнодорожный светофор горел зелёным светом. Пётр аккуратно опустился на корточки, медленно встал на четвереньки и подполз к краю платформы. Он опустил голову вниз, чтобы застать шутников врасплох, однако он увидел лишь тьму и ни единого силуэта. Крик продолжался, однако стало понятно, что звук исходит не снизу.
Пётр удивился. Он немного покачал головой, словно отрицает то, что под платформой никого нет. Бельдин посмотрел в сторону, на горящий зелёным светофор, и решил, что недостаточно хорошо опустился, может, он засели словно пауки в самом тёмном углу.

— Ты чё там делаешь, мужик?
Пётр ошарашенно вскочил на ноги. Он огляделся по сторонам и прислушался. Этот душераздирающий женский крик прекратился. После этого, он посмотрел на охранника, который вышел покурить, который и прервал мужчину от дальнейшей вылазки вниз.

— Я спрашиваю, чё ты там делал? — повторил охранник.
— Ась? — откликнулся Пётр. — А, ну, я... Да тут это...
— Что это?
— Какие-то ребятишки тут под платформой лазали. Включили запись крика и думали напугать меня.
— Крика?
— А Вы не слышали?
— Единственное, что я слышал за последний час, это твои бредни.

Пётр раздражённо закатил глаза. Он не очень любил, когда с ним так общались. Он достал из кармана джинс влажную салфетку, вытер ей испачканные от грязи и мутной воды ладони, а потом ей же вытер колени, после чего продолжил свой путь в зону прохода.

Пройдя через турникет, Пётр вышел из помещения и оказался во всё ещё оживлённом городе. Несмотря на позднее время, ларьки с шаурмой и прочие рестораны освещали ночные улицы своими яркими вывесками. Автомобильные трассы были полны машинами, люди спокойно гуляли по мокрому тротуару. Конечно, похвастаться огромным разнообразием городок не мог — хрущёвки, да Дикси с Пятёрочками, но и этого было достаточно, чтобы заполнять светом тёмные уголки, до которых не достаёт свет фонарных столбов. Старый добрый подмосковный городок — ни больше, ни меньше.

Пётр перешёл по пешеходному переходу дорогу, зашёл в магазин, купил сигарет и направился домой, попутно покуривая купленные любимые Winston. После очередного нудного и скучного рабочего дня, который длился с десяти утра до десяти вечера, Пётр хотел бы ещё хорошенько выпить, но, к его величайшему сожалению, завтра была далеко не суббота, а значит нужно прийти домой и просто хорошенько отоспаться. Всяко будет лучше, чем алкоголь — и полезнее, и приятнее.
Собственно, мысли о сне заполонили голову идущего по потёмкам Петра. Он бросил окурок в урну, немного опустил голову и, медленно волоча ногами, шёл вперёд. Казалось, будто Бельдин не просто идёт и засыпает, а идёт и спит. Однако, погрузиться в свои сновидения полностью мужчине не дал опять крик. Этот же крик, такой же, как и на станции. Пётр огляделся по сторонам, но так и не смог понять, откуда может исходить крик. Он остановился, оглядел всю округу: вот шоссе, вот девятиэтажка и парковка перед ней, вот круглосуточный магазинчик, вот небольшая аллея из берёз и клёнов, но нигде на улице не было не единой души.
Списав всё на усталость, мужчина пошёл дальше, вдохнул и моментально чихнул. Чихнул он так сильно, что женский крик заменил громкий звон. Пётр резко остановился. Он постучал ладонью по уху, услышал приглушённые удары, но звон не исчез. Тогда, Бельдин просто дальше шёл по улице. Со временем, звон начал утихать. Идя дворами, Пётр достал очередную сигарету, зажёг её и, не сбавляя ходу, медленно втягивая едкий дым в лёгкие, ждал очередного появления крика.

Спустя несколько минут, женский крик вновь начал резать слух, но на этот раз были немного иные ощущения. Пётр словно перестал слышать всё окружающее его — только один крик. Он протянул звук «а», но вместо этого услышал будто белый шум — искажённые помехи, которые отразились эхом. Мужчина постучал себя по лбу, но на этот раз удары практически не было слышно. Он ускорил шагу, так как до его дома оставалось пройти мимо всего два здания. Он приготовил ключи, бросил сигарету, подбежал к подъезду, набрал на домофоне код и вошёл в дом. Пётр поднялся на второй этаж.
Он не слышал своих шагов. Только протяжный крик женщины. Бельдин уже поднялся на второй этаж и начал крутить ключ в замке. Он не слышал металлического шороха ключей, он не слышал как открылась дверь, как она хлопнула, как крикнул кот, на которого Пётр случайно наступил, он не слышал звуки ударов стены, о которую он ударился локтем, когда падал вниз. Он лежал на полу и не слышал ничего, кроме жуткого крика. Мужчина перевернулся на спину и хотел было начать кричать, но его желания самому начать долго и протяжно драть в крике горло прервал голос его жены:
— Петя! — воскликнула она и бросилась поднимать мужа с пола.

Пётр встал на ноги и оглядел квартиру. Он начал слышать, как дверь слегка качается из стороны в сторону, слышал, как в ванной лилась вода, слышал, как он стучит пальцами по стене. Слегка улыбнувшись, Пётр издал смешок и посмотрел на жену. Он облегчённо выдохнул.
Женщина обогнула Петра и захлопнула дверь. Улыбка на лице мужчины стала шире, настолько он был рад, что эти ужасающие крики не навсегда.

— Что происходит? — холодно спросила жена.
— Анечка, ты только не молчи. Я просто на работе переутомился... Видимо... — Пётр опустил взгляд на пол, отодвинулся назад, чтобы жена смогла пройти в коридор. Он вновь поднял взгляд и увидел, как женщина направляется в ванну. — Аня, слушай, можно... Я с тобой в ванной посижу?
— Что? — спросила Аня.
— Ну... — Мужчина поднял взгляд на потолок придумывая причину, — Ну... Я так подумал... Мне кажется, что мы с тобой очень мало общаемся. Я всю неделю на работе, ты на работе, а на друг друга у нас совсем времени нет. Я так подумал, может не нужно тянуть время ещё. Всё-таки, мы люди не чужие, — Пётр подошёл к жене и положил свои руки ей на плечи. — Я так скучаю по тем студенческим денькам. Помнишь же?

На лице Ани появилась лёгкая улыбка. Она поправила русую прядь волос, отбившаяся от остальным и упавшая прямо на лицо женщина, также положила руки на плечи мужа, вздохнула и быстро пролепетала:
— Ладненько. Заходи.

***

Пётр сидел на унитазе и смотрел на закрытые шторки, которые скрывали обнажённое тело его жены. Мужчина встал и начал медленно прохаживаться по ванной комнате. Он посмотрел на полочки возле зеркала и решил первым начать диалог.

— Ну-с... Как у тебя там на работе? — спросил Бельдин у жены.
— Нормальненько, — ответила женщина. — А у тебя как?
— Кошмарненько, — усмехнувшись, произнёс Пётр.
— А что так?
— Да так... Сидеть, все эти документы оформлять — это такая муть, — начал возмущаться мужчина. — А потом приходят эти клиенты все. Приходят и даже не знают зачем! Представляешь? — Пётр провёл пальцем по запотевшему зеркалу. — И потом сидишь и должен разговаривать со всеми этими дебилами. Честное слово, они у меня уже в печёнке засели. Такие противные и надоедливые люди...
— Ммм... А у меня, на самом-то деле, тоже не всё хорошо, — сказала Аня.
— Как это?
— Ну, знаешь. Клиентов в нашей с Ленкой парикмахерской почти нет, а если и приходят, то такие же, как у тебя — тоже ничего не знают. Так раздражает!
— Да-аа... — Пётр начал трогать каждый предмет лежащий на полке, будь то расчёской или баночкой с каким-нибудь кремом.

Он широко улыбался, потому что был рад слышать вместо того противного крика голос своей жены, звук льющейся воды, свои шаги и стуки по различным бутылочкам. Ему казалось, будто все эти его ночные похождения, преследуемые криком, длились годы, а может и века. Всё-таки, Пётр боялся слышать вместо привычного пения птичек по утру или шелест листьев ранней осенью крик, постоянно нарастающий, жуткий до дрожи поджилках, режущий слух своей меняющейся тональностью, перемешивающийся с мыслями в голове, не дающий спокойно рассуждать... Долгий непрекращающийся крик, чьи звуковые волны словно впитывались в кожу, проникали в мышцы и пронзали органы. Внезапно, размышления мужчины прервала жена:
— Петь, раз уж ты здесь, можешь подать там новый шампунь. Красный такой бутылёк, на верхней полочке.
— Да, да. Конечно...

Пётр потянул руку к верхней полке и схватил тот самый бутылёк, после чего сунул руку в промежуток между стенкой и шторкой. Мокрая и скользкая, но нежная ладонь аккуратно обхватила шампунь и затащила к себе. Раздался щелчок открывающейся крышечки.

— Петь, и ещё кое-что! — сказала Аня.
— Что такое?
— Надо Шуру покормить. Если что, корм на подоконнике.

Бельдин вышел из ванны в коридор, прикрыл дверь и сказал:
— Шура! Кис-кис-кис!
Кот выбежал из спальни прямо к ногам Петра. Мужчина аккуратно почесал его за ушком.
— Ты меня прости, Шура, что наступил. Ты же не обиделся? — обратился он к коту. Шура же протяжно и звонко мяукнул. — Ладно, пошли. Тебе пора кушать.

Мужчина прошёл на кухню, включил свет и подошёл к окну. Рядом с микроволновкой лежал закрытый пакет кошачьего корма. Пётр открыл ящик и достал большие ножницы. Ими он обрезал край пакета, после чего разорвал верхушку, сел на корточки и начал сыпать корм в пустую зелёную миску. Шура подбежал к ней и начал жадно поглощать пищу, громко и довольно мурлыкая. Бельдин погладил кота по спине и встал. Он прошёл к хлебнице, достал оттуда открытую пачку недоеденных сухариков, начал было жевать их, как вдруг в ушах вновь начал слышаться крик...

Мужчина сжал уши руками и бросился в ванну. Он раскрыл дверь и попытался сказать имя своей жены, но он не услышал, будто что-то говорил, но тут же его испуг исчез, как только раздался недовольный голос жены:
— Ты чего орёшь, Петя?
— Да так... Я ж говорю, на работе переутомился слегка, вот странные вещи происходят! — сказал мужчина.
— Ну, ты дверь хотя бы закрой. Холодно же!

Пётр прошёл в ванную и захлопнул дверь. Он подошёл к шторкам и забормотал:
— Аня? Аня, я прошу тебя. Ты только не молчи!
— А что такого?
— Просто не молчи, — сказал Пётр, делая отдышку. — Ты, кстати, сегодня с утра говорила, что с Юлькой что-то случилось.
— Ну да. Помнишь, ты ей одолжил свою машину? Так она сегодня в аварию попала, — ответила Аня. — Слава Богу, никто, кроме твоей машины, не пострадал. Юлька, конечно, с ушибами осталась, но так, с ней всё хорошо! Ты, кстати, за машину не переживай. Юля за свой счёт отвезла её чинить.
— Ну и отлично! — Пётр вновь сел на унитаз. — Может, у тебя что-то интересное есть?
— Да нет, вроде бы.
— Прямо вообще ничего?
— Ну, не буду же я тебе рассказывать, как у нас в квартире трубы прорвало.
— Трубы прорвало? Когда?
— Да, но тут ничего интересного. Приехала сегодня в семь, смотрю, вся кухня в воде. Вызвала сантехника, он там пофурычил и всё заработало.
— Ну, я надеюсь, ты хотя бы с этим сантехником не...
— Петя, это реальная жизнь, а не эротическое кино. Так что, я с сантехником не-не.

Они оба тихо хихикнули. Внезапно, вода перестала литься, послышался непонятный бульк и из-за шторки вновь раздался голос жены:
— Подай полотенце, пожалуйста.

Пётр взял белое пушистое полотенце и сунул его туда же, куда сунул шампунь. Мужчина подошёл к зеркалу, протёр его и посмотрел на своё отражение.

— Ты кота покормил? — спросила Аня.
— Да... — тихо и коротко ответил Пётр.
— Ладненько! — раздался шорох шторки. Пётр обернулся и увидел жену, которая поправила полотенце, которое сидело на ней на свадебное платье — такое же белоснежное и с различными узорами. Аня встала на выложенный плитками пол и прошла к выходу. Она посмотрела на мужа и спросила: — Ты идёшь?
— Я... Я тоже сейчас схожу помоюсь, — ответил он, сглотнув ком в горле.
— Хорошо. Потом свет выключишь.

Тёплые струйки воды брызнули на лицо мужчины. Он сделал массажные движения ладонями у лица, будто умывается, и подставил голову так, чтобы вода лилась на волосы. Пётр нащупал на полке свой гель, открыл крышку и выдавил небольшую каплю на ладонь. Кроме звука льющейся воды, не было ни звука. Мужчина оглядел тесную ванну, выдохнул так, будто собрался выпить рюмку очень крепкого алкоголя, и начал напевать какую-то песенку.
Насвистывая мелодию, он мылся, как вдруг, Бельдин заметил, что голос его начинает утихать. Пётр перестал петь и немедленно выключил воду, даже не смыв окутавшую его волосы пену и начал вслушиваться. Он поднял кран и прислушался к звуку льющейся из душа воды. Звук становился всё тише и тише и каждую новую секунду начинался писк... Писк, который перерастал в стоны... А стоны в вопли... Вопли в крик...

Пётр выключил воду, выскочил из ванной, схватил полотенце и стал бешено вытираться. А крик становился всё громче и громче. Бельдин не слышал, но он чувствовал, что его сердце начинает биться быстрее. Мужчина надел чистое бельё, нажал на выключатель и выбежал в коридор. Успев перепрыгнуть кота, он завалился в спальню. Выпучив глаза, Пётр с ужасом смотрел на жену и слышал только крик.

— Что с тобой, Петя? — спросила Аня и подбежала к мужу.
Крик оборвался. Женщина обхватила мужа за плечи и заглянула ему прямо в глаза. Пётр всё ещё не мог отойти от нахлынувшего испуга, хоть крик и перестал звучать в ушах. Аня приложила руку к его лбу. Он лишь слегка оттолкнул её от себя и сел на край кровати. Пётр тяжело выдохнул и принялся смотреть в стену. Жена присела рядом с ним, обняла его и положила голову на плечо.

— Может, всё-таки расскажешь, что с тобой? — почти шёпотом спросила она. Пётр отрицательно покачал головой.
Он рухнул в постель, слегка подполз вверх, взял одеяло и накрылся им почти с головой. Пётр повернулся на бок и стал смотреть на лампу. Аня легла рядом с ним, поцеловала в висок, выключила светильник и также залезла под одеяло. А он готовился к кошмару...
Он не знал, как он сможет уснуть и как он будет столько терпеть это. Пётр перевернулся на спину в ожидании, возможно, самой худшей ночи за всю его жизнь. Он тяжело вздохнул. Внезапно, раздался скрип. Это дверь слегка приоткрылась. Пётр немного приподнял голову и увидел мгновенный силуэт, который исчез в тот же момент, в который и появился. В ушах вновь раздался писк, который медленно начал перерастать в стон...
Внезапно на грудь мужчины упало что-то тяжёлое. Это что-то подвинулось ближе к лицу, свернулось калачиком и почесало хвостом подбородок Петра. Пушистый гость замурчал так громко, как может только он. Пётр медленно положил руку на кота и почесал ему брюхо. Он и не заметил, как уже через несколько минут, он обнимал кота, словно маленькая девочка плюшевого медвежонка. Чтобы было ещё более спокойнее, он немного подвинул голову в бок, и кот, встав на все свои четыре лапы, вальяжно протопал на край кровати, прямо под ухо Петра. Кот обтёрся мордой о щёку мужчины, свернулся и стал мурчать ещё громче. Пётр заметил, что нарастающий крик ушёл. Он тихо выдохнул и закрыл глаза. Слушая мурчание кота, мужчина начал медленно засыпать.

***

Писк, стон, вопль, крик...
Пётр открыл глаза. В ушах был громкий звон, который сливался с нескончаемым женским криком в один единый мерзкий звук, который пронизывал до самых костей. В глазах помутнело. Пётр почувствовал, как что-то стекает по его щеке. Он провёл пальцем от шеи до самого уха по мокрой тянущейся линии, после чего преподнёс палец к самым глазам. Кончик пальца полностью покрылся кровью.
Мужчина открыл рот и попытался что-то прохрипеть, но кроме звона и крика ничего не было слышно. Он напряг голосовые связки, чтобы попробовать сказать громче, но вновь, с каждой новой попыткой, ситуация не улучшалась.

— Петя! — раздался голос жены.
Звон и крик резко оборвались. Женщина бросилась к мужу на постель, схватила его за плечо, а второй рукой начала щупать его лицо. Повернув голову Петра в профиль, она увидела кровавый след.

— Господи, Петя! Что происходит? — воскликнула она.
— Мне... — голос мужчины явно осип. Горло странно заболело, но он продолжил, — Мне... Мне нездоровится...
— Оно и видно! — взволнованно сказала жена. — Тебе нужно к доктору?
— Н-нет... — ответил Пётр, сглотнув ком в горле. — Я думаю... Я думаю, нет...

Женщина посмотрела в глаза мужа. Бельдин, несмотря на головокружение, смог сосредоточиться и также посмотреть в глаза своей жены. В них он увидел ужас. Не такой, который бывает, когда на экране компьютера выскакивает страшная рожа, а другой, который возникает, когда происходит какая-то трагедия. Пётр знал — его любимая Анечка очень переживает за его нынешнее, не самое лучшее, состояние.
Наконец-то, долгая пауза прошла, и Аня встала с кровати и пошла к выходу из комнаты.

— Ань... — внезапно протянул Пётр.
— Что? — она остановилась в дверном проёме и медленно обернулась.
— П-пожалуйста... Принеси телефон. Он... Он в куртке...
— Да ты что! Посмотри на себя! У тебя кровь из ушей идёт! — чуть ли не кричала Аня. — Я сама позвоню кому тебе надо.
— Х-хорошо... — прохрипел Пётр.

Аня вышла в коридор, прошла к гардеробу и сунула руку в карман куртки. Оттуда она вытащила телефон и вернулась в спальню.
— Кому звонить? — спросила она, нажимая пальцем на экран смартфона.
— Григорий Олегович... Это... Это мой начальник

Женщина ещё несколько секунд покликала пальцем по экрану, после чего приложила телефон к уху и ушла на кухню. Пётр тяжело выдохнул и рухнул в постель обратно. Он положил руку на тумбочку, похлопал по ней и поводил ладонью, пока не нашёл пачку ватных дисков, которые почти всегда лежали там. Мужчина сам не знал, почему именно на тумбочке, но он просто знал, что даже если унести их в ванную, Аня всё равно принесёт их на прежнее место. Может, это была уже привычка, однако сейчас он думал не об этом.
Пётр взял один ватный диск и провёл им по щеке. Перевернув чистой стороной, Бельдин начал вытирать кровь в самом ухе. Из белоснежного ватный диск окрасился в ярко-алый. Бросив его в сторону, Пётр закрыл глаза. Он старался слушать голос своей жены, пока ещё мог, ведь он уже предрекал себе очередной «кричащий приступ». Мужчина думал быстро записаться по интернету к врачу, но голова так сильно болела, что Пётр думал, что он вряд ли встанет с постели. Наконец, Аня вернулась в спальню и сказала:
— Я смогла отпросить тебя на один день. Но он попросил в следующий раз принести запись от врача, хотя бы фотографию по Ваттсапу переслать.

Пётр протяжно промычал. Аня подошла к постели, села на край, потянула руку к руке мужа. Он же слабо пошевелил пальцами, пощекотав ладонь жены. Она вздохнула и встала с кровати.
— Ладно, — сказала Аня с некой усталостью в голосе. — Я пошла на работу. По пути домой зайду в аптеку. До вечера...
— До вечера... — прохрипел в ответ Пётр.

Жена скрылась за дверным проёмом, послышался щелчок ключа в замке и громкий хлопок. Пётр поднял потяжелевшие веки и уставился в потолок. Тут же из-под кровати вылез кот. Он ловко прыгнул на кровать и грациозно, словно пантера, прошел к хозяину. Питомец остановился у руки мужчины и жалобно мяукнул. Пётр никак не отреагировал, но кот мяукнул ещё раз и обтёрся об локоть. На этот раз, Бельдин лишь медленно кивнул головой, но кот тут же запрыгнул ему на грудь и как и вчера вечером, пощекотав хвостом подбородок мужчины, свернулся калачиком и замурлыкал.
Пётр не раз слышал о, так сказать, лечебных свойствах такого питомца, как кот. Он знал, что его Шура — кот особенный. Один из тех котов, что по поведению больше похож на дружелюбного маленького пёсика, чем, собственно, на кота. Шура общительный, а самое главное, умный, что доказывает прошедший вечер и нынешнее утро. Конечно, все больше поражались тому, насколько Шура пушистый, несмотря на то, что он обычный беспородистый кот, а также, как громко он мурлычет. А мурчал он очень громко, что, наверное, и помогло Петру более-менее нормально поспать без всяких криков. Однако, непонятно, почему кот ближе к утру так предательски бросил хозяина.

Размышляя об этом, мужчина решил, что скорее всего, его согнала Аня. Но размышляя дальше, Пётр вспомнил множество страшных историй в духе «Мой кот всегда очень странно смотрел на меня, но потом я понял, что он смотрел не на меня, а на то, что было позади». О том, что кошек можно использовать как средство связи с паранормальным, Бельдин знал также, как и о том, что кошки — панацея от любых болезней. Да и в целом, это звучало хоть и бредово, но другого объяснения последних происшествий у Петра не было.
Внезапно, кот перестал мурчать. Мужчина даже перестал чувствовать, как кот дышит. Он приподнял голову и увидел, как Шура уставился прямо на него. Глаза кота были широко открыты, а был он совершенно неподвижен. Пётр поднял отяжелевшую руку и положил на кота, погладил его, но тот продолжал недвижимо лежать и сверлить взглядом даже не хозяина, а стену, что была прямо за кроватью. Кот словно оледенел.
Бельдин уже понял, что к чему, потому что вновь начал слышать писк, медленно перерастающий в стон. Шура вскочил, будто бешеный подпрыгнул и перевернувшись несколько раз, рухнул на пол и спрятался под кровать. Мужчина сразу почувствовал, как становится тяжело дышать. Стон медленно перерастал в вопль, а вопль... В слова?

Вместо протяжного и долгого «А», Пётр услышал вполне обычные человеческие слова, правда, разобрать их было трудно. Они звучали также искажённо, постоянно меняли свой тон, но это были слова. Мужчина навострил уши и начал прислушиваться. Слова с каждой минутой становились всё громче и громче и вот наконец-то он смог расслышать эти слова.
— Эй! Что вы себе позволяете! Верните! Стойте... Нет... Нет! Нет! Пожалуйста, не надо! Нет! Аааа!..

После этого, фраза повторилась, но громче она становится не стала, остановившись на такой громкости, которая была тогда, на той платформе, когда Пётр всё ещё слышал посторонние звуки помимо крика. Голос всё ещё был знакомым, но из-за того, что он был будто пропущен через какие-то специальные редакторы, Пётр не мог понять кто же это.
Из-под кровати послышалось жалобное «Мяу» и крики прекратились. Бельдин вскочил с постели и посмотрел в окно, а потом на часы. К его удивлению, прошло уже почти несколько часов с ухода жены, хотя Петру и казалось, будто прошло всего пять минут. Да ему и вчерашняя прогулка до дома показалась очень короткой, хотя шёл он почти полчаса. Мужчина вышел в коридор и зашёл в ванную. На уголке раковины стоял стакан. Бельдин набрал в него воды и поставил обратно, взял щётку и зубную пасту и начал чистить зубы. Он вдруг почувствовал себя гораздо лучше, что немного насторожило его.
Мужчина взял стакан, сделал глоток, после чего выплюнул «мыльную» воду в раковину. Он посмотрел в зеркало и замер. Пётр заметил, как его зрачки бешено меняют размер, то сужаясь, то расширяясь. В голове раздался тот же женский голос. Сначала тихий и неразборчивый, но с каждой минутой громкость нарастала и Пётр смог расслышать:
— Привет. Как ты? Эй, что вы себе позволяете!..

Он заткнул уши и снова посмотрел на зеркало, ужасаясь тому, насколько быстро его зрачки увеличиваются и уменьшаются, насколько быстро обычный голос превращается в душераздирающий ор. И снова та фраза, что и несколько минут назад, повторялась из раза в раз. Пётр попытался крикнуть, но он не услышал своего голоса, продолжая слушать повторяющуюся фразу, которая каждый раз превращалась в протяжный крик, мучающий мужчину ещё со вчерашнего вечера. Как вдруг, раздалось громкое мяуканье кота и снова всё оборвалось.
Бельдин посмотрел на Шуру, и у него тут же закружилась голова. Он схватился за лоб и, пошатываясь, пошёл в коридор. Кот в ужасе отскочил от хозяина и спрятался куда-то в угол на кухне. Мужчина продолжил идти, спотыкаясь на ровном месте. Но всё-таки, он дошёл до спальни и без сил упал на кровать.

Пётр услышал стук каблуков. Он открыл глаза и обнаружил себя преследующим сзади какую-то девушку. Мужчина не знал, что происходит. Он не чувствовал, будто касается ногами тротуара или ещё что-то. Он словно парил в воздухе и совершенно не мог контролировать движения. Бельдин будто оказался невидимой камерой на съёмочной площадке, а оператор толкает его по специальным рельсам прямо за девушкой.
Эта самая девушка остановилась. Остановился и Пётр. Девушка начала возиться в своей сумке, откуда достала телефон, набрала номер и приложила устройство к уху. Невольно, Пётр стал осматривать окружение, которое показалось ему очень знакомым. Чуть впереди железная дорога, мост над ней, сломанный забор, деревья где-то в стороне. Внезапно девушка заговорила.
— Привет. Как ты?

Пётр с ужасом понял, что происходит. Он наблюдает ту самую сцену, которую до этого мог только слышать. Однако, девушка продолжила говорить. Она спрашивала собеседника о его самочувствии, предлагала сходить к врачу. Голос всё ещё был искажён, как и прочие звуки вокруг, но Пётр понимал, кто это такая. Он не мог увидеть её лица, он видел лишь её серое пальто и распущенные русые волосы, но он всем своим нутром чувствовал, что это его жена — Аня. Он не знал, в том ли сером пальто она из дома, но он знал, что видит именно её. Наконец, она повесила трубку и Пётр смог увидеть время — 20:36. Тут же, его взгляд поднялся. Впереди появился человек в капюшоне. Он подбежал к Ане, выхватил её телефон и направился прочь. Женщина обернулась с криком:
— Эй! Что вы себе позволяете? Верните! Стойте!

Она побежала за ним, как вдруг тот начал сбавлять шаг и из кармана достал острый кухонный нож. Аня остановилась. Она начала медленно пятиться назад к железной дороге, приговаривая:
— Нет... Нет... Нет! Пожалуйста, не надо!

Человек бросился на Аню, а женщина побежала прочь. Но злоумышленник быстро догнал её, не дав ей перебежать через ж/д пути, схватил Аню за капюшон и потащил назад. Женщина начала громко кричать:
— Нет! Прошу! Ааа!

Человек дёрнул её на себя и сдавил ей горло. Аня начала плакать, продолжая кричать. Она звала на помощь, но человек зажал ей рот и приставил нож к подбородку. Аня мычала, плакала и пыталась вырваться, но человек крепко держал её и тащил в тернистые высокие кусты, что стояли за забором.

***

Пётр вскочил с кровати. Он протёр глаза и подбежал к часам — 19:29. Так долго он спал и как мало времени осталось.

Он чувствовал себя как никогда прекрасно, быстро выбежал в коридор и начал одеваться. Кот вышел в коридор, предварительно мяукнув. Бельдин отчётливо знал то место, которое видел в своём сне — это переход недалеко от трассы, через который Аня всегда ходила на работу в другой район. Обычно, она ездила на автобусе, но иногда Аня опаздывала прийти на остановку вовремя, поэтому приходилось возвращаться домой пешком. Видимо, сегодня был тот самый день.
Пётр мог бы доехать до Ани на машине, но как назло, на ней недавно покаталась Юля. Решив, что он успеет добежать, мужчина обулся и вышел из квартиры. Он закрыл дверь на ключ и бросился из подъезда бежать по дворам в сторону того перехода. Выбежав на аллею, по которой он вчера вечером, почти оглохнув от крика, шёл домой, Пётр побежал прямо к пешеходному переходу, который находился несколькими улицами дальше. Первый дом, второй. По трассе ехали машины, и мужчине казалось, будто они нарочно едут так быстро, чтобы ещё сильнее заставить его напрячься, за то, как он медленно бежит. В голове послышался крик Ани «Помогите!», что придало Петру больше мотивации.
Пробежав уже вторую улицу мимо, дыхание окончательно спёрло и Бельдин замедлил шаг, чтобы отдышаться. Мимо него проходил парнишка, который шёл с телефоном в руках. Пётр остановил его и спросил:
— Сколько... Сколько времени?
— Девятнадцать тридцать два, — ответил парнишка, перед этим посмотрев на телефон.
— Спасибо! — хрипло крикнул мужчина и бросился бежать дальше.

Пятый дом, шестой, седьмой, восьмой. Бельдин наконец-то добежал до пешеходного перехода на другую сторону трассы, но он с ужасом увидел, что светофор будет гореть красным ещё девяносто секунд. Посмотрев по сторонам, Пётр бросился на дорогу. Он уже пробежал первую половину перехода и уже побежал по второй. Вдали послышался гудок автомобиля. Мужчина отпрыгнул вперёд и упал всем телом на тротуар, а сзади пронёсся очередной лихач на Москвиче. Пётр встал, отряхнулся от грязи и побежал дальше. Он приближался к железной дороге, как вдруг вдали услышал гудок электрички. Не глядя, мужчина перепрыгнул через рельсы и побежал дальше к другой автомобильной трассе.
Он пробежал мимо колючих кустов, опять на красный перебежал пешеходный переход и начал бежать в сторону жилых кварталов. По пути Пётр часто останавливался, вытирал со лба пот и спрашивал прохожих о времени.

19:51, 20:06, 20:14...

Где-то вдалеке он увидел Аню. Пётр понял это, потому что увидел её серое пальто. Он прекратил бежать, сделал глубокий вздох, но этого не хватило, чтобы наполнить опустевшие и уставшие лёгкие. Ноги сильно знобило, лицо было красным, боль в груди заставила его начать кашлять. Когда Аня наконец-то заметила, что стоящий чуть дальше человек — это её муж, она немедленно бросилась к нему.

— Петя! — испуганно воскликнула она, схватив мужа за плечи. Он же облегчённо выдохнул и сияющими от радости глазами посмотрел на жену. — Что ты здесь делаешь? — взволнованно спросила Аня, продолжая держать Петра за плечи.
— Я... — задыхаясь произнёс Пётр, — Я подумал... Подумал, что... — он замолк. Он думал, чтобы такого сказать, чтобы не касаться его странных снов.
— Что?
— Подумал, что лучше будет тебя встретить с работы, раз уж я всё равно... Кхе... Болею...
— Вот именно! Ты болеешь! Ты только посмотри на себя!
— Ну, так давай зайдём в а-а-аптеку. В-возьмём таблеток... Кхе-кхе... Всяких.
— Давай, не будем ни в какую аптеку заходить. Пойдём сразу к врачу. Вон, возле нашего дома больница как раз.
— А-аа... А сколько времени?
— Подожди, — Аня достала из сумки телефон и посмотрела на часы. — Четверть восьмого, а что?
— Фу-ууу-ух... — Пётр приложил руку к груди и слегка наклонился вперёд, — Теперь, точно можно идти домой...
— А что такое?
— Ничего... Абсолютно ничего...

Другие части:
Акт Второй
Акт Третий

Предыдущие истории из сборника "Перед Неизведанным":
Мистер Хоррормен
Выход в Тени

Категория: Страшные рассказы

 

Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: