Страшилка » Привидения » СПЕКТР. Воспоминания школы

 
 
 

СПЕКТР. Воспоминания школы

Автор: Death the teen от 3-02-2020, 19:59

29 мая 2016 года.

Какие же, вы - смертные - уроды,
Бессмысленно озлобленная шваль.
Ведь вам не только неживой природы,
Вам и друг друга ни фига не жаль.

Осталось только одно дежурства в школе (не считая этой ночи). По сравнению с прошедшими вечерами и ночами с девушкой это казалось мне ирреально маленьким сроком. Даже не знаю, смогу ли я помочь Нине покинуть этот мир или нет. В любом случае у меня впереди еще две ночи, поэтому загадывать вперед не буду. Сейчас я направлялся в школу. Уже вечерело, и город был окутан в фиолетовые сумерки. Солнце медленно и как-то неуклюже пряталось за линию горизонта, а прохладный ветерок приятно обдувал кожу на открытых участках тела. Придя в школу, я поприветствовал дневную смену, которая уже собиралась уходить домой, и не спеша стал подниматься по лестнице к кабинету на втором этаже. Зайдя внутрь, я включил компьютер и, устроившись в кресле, обнаружил, что сегодня забыл взять с собой термос с кофе. Сердце кольнула легкая досада, которая, впрочем, тут же погасла. Ничего страшного не произошло. Придется сегодня обойтись чаем.
Что в кофе, что в чае, как я сам считал, я разбирался довольно неплохо. Достал молоко, пакетик конфет и два чайника. В один я кинул горсть листьев брусники, черники и земляники, а так же сушеные ягоды. Вы наверно спросите, откуда все это у городского парня вроде меня? Что ж, ответ довольно прост. Я иногда хожу в лес за ягодами. Собираю конечно немного, всего-то небольшое ведерко на 800 грамм. Да мне много и не надо. Но зато чай получается просто отличный. С многообразным послевкусием. Но прежде я сходил сполоснуть заварочный чайник, а в другой набрал воды и, поставив его на базу, щелкнул тумблером для запуска процесса. В заварочном чайнике, как я уже сказал ранее, на дне уже лежали листья, ягоды, небольшая щепотка корицы и горсть крупнолистового чая.
Когда чайник с водой уже вскипел, из темноты коридора послышались неспешно приближающиеся легкие шаги. Я залил заварку кипятком и накрыл чайник крышкой, давая напитку настояться. Откинулся на спинку кресла и, блаженно потянувшись, посмотрел на дверной проем, откуда должна показаться девушка. Шаги затихли, а в проеме возник уже знакомый силуэт. Девушка, как обычно, робко и как-то застенчиво постучала кулачком об дверь, прежде чем зайти внутрь комнаты.
Чай еще не успел настояться, поэтому мы просто болтали на разные темы, заедая все истории шоколадными конфетами. Нина мне рассказывала различные случаи, произошедшие с ней при жизни, и интересные ситуации уже после смерти. Я же слушал и изредка рассказывал забавные моменты моей загробной жизни. Ну как загробной, если судить то, что я сейчас живу в мире живых, то мир мертвых не кажется мне таким уж далеким. Единственное, о чем я скучаю, так это о сроке, когда нам с ребятами понадобится возвращаться обратно. Мы же здесь в долгосрочной командировке, и загробный мир для нас дом родной. Но, тем не менее, мы должны соблюдать законы. И самый главный закон для таких как я - это не вмешиваться в жизнь людей. Да, знаю, это звучит странно, но это правда. Смерть не имеет права вмешиваться в людские дела. Но я иногда пренебрегаю этим правилом. В благих целях, разумеется.
Пока я думал на эту тему, чай заварился. Я разлил горячий напиток по чашкам, и мы продолжили беседу. Знаете, качество беседы сказывается на количестве выпитого напитка. Поэтому вскоре после продолжительного разговора мне пришлось идти, чтобы наполнить водой чайник во второй раз. Но как только я вышел за спасительную полоску электрического света, который освещал комнатку, вокруг меня сгустился сумрак, в который был погружен школьный коридор. Знаю, некоторые говорят, что темнота - друг молодежи, и в каких-то случаях это утверждение верно, но это там, за пределами школы. А здесь темнота была холодной, густой, как черничный кисель, и какой-то отталкивающей. Обычно летом сумерки теплые, а ночь мягкая и бархатная, такая, что кажется можно купаться в потоках теплого ночного ветра.
Сердце чуть ускорило свой бег, а под ложечкой засосало. Блин, вроде все в порядке, и в тоже время знаешь, что что-то не так. Что-то было неправильно. Темнота была просто прикрытием. Она скрывала что-то другое. Нечто очень важное. Но такое неуловимое, что я не мог понять, что же именно. Какая-то зацепка или подсказка. И такая нужная мне сейчас. Как недостающий кусочек пазла или мозайки, без которого у тебя не сложится полная картина.
Но как заставить здание поделиться со мной этим фрагментом памяти? Пришлось положить ладонь на стену и, закрыв глаза, прошептать кое-какие заветные слова. Когда я открыл их, то сначала не поверил увиденному. Темнота сменилась легким сумраком, который боязливо жался по углам, а когда я скользнул взглядом по окнам, то понял почему. За рамами легкий ветер шелестел молодыми листьями берез, и было светло. Это, наверное, и был тот самый роковой день в жизни девушки.
Я принялся осматривать пространство вокруг. Стены были покрашены краской бежевого цвета, в дальнем углу виднелся старенький репродуктор, который возвышался над дверью с белой табличкой, на которой красной краской сквозь трафарет была выведена надпись: "Лаборантская". Стены в кабинетах были украшены черно-белыми фотографиями, на которых были изображены школьные мероприятия. Вот улыбающийся мальчишка в спортивной форме с лыжными палками стоит на лыжах. На другой - группа ребят в темных шортах и белых футболках сдает какие-то нормативы. Похоже, что нормы БГТО или еще что-то.
От созерцания фотографий меня отвлекли неспешно приближающиеся шаги. Я посмотрел на коридор. откуда раздавались звуки шагов, и обомлел. Из-за поворота показался силуэт, который быстро шел в мою сторону. Поскольку фигура находилась в окутанной сумраком и тенями части галереи, то разглядеть кто это у меня никак не выходило. До момента, когда фигура вошла в освещенную дневным светом часть холла. Коричневое платье с белым передником, края, которого заканчивались кружевной вышивкой. На голове - длинные волосы холодного каштанового цвета, собранные с двух сторон в аккуратную прическу с белыми бантами. Тонкая и бледная рука сжимала коричневый кожаный портфель. На ногах девушки были белые гольфы и такие же белые туфельки на невысоком каблуке. В синих глазах, которые окаймляли пушистые и длинные ресницы, читались печаль и глубоко скрытая доброта. Это была Нина.
Девушка вдруг остановилась на полоске тени посреди коридора, тяжело вздохнула и, поправив прическу, отправилась дальше. Я смотрел на нее молча, не зная, что мне делать, и не придумал ничего лучшего, кроме как проследовать за школьницей.
Осторожно спустившись по лестнице, и пытаясь привлекать к себе как можно меньше внимания, девушка зашла в раздевалку и, переобувшись, поспешила на выход из школы. Я, старательно перемещаясь от одного укрытия к другому, продвигался следом. Впрочем, скрываться мне не было смысла, ведь это всего лишь воспоминания.
Как только я вышел из школы, дневной свет ослепил меня, и я на мгновение потерял ориентацию. Только моргнув несколько раз подряд, я смог нормально различить девушку, которая свернув направо от центрального входа, продолжала идти по дорожке, которая была покрыта асфальтом. Я - за ней. Не доходя до рощи, девушка остановилась и, с плохо скрываемыми неприязнью и злобой, посмотрела куда-то в сторону высоких кустов. Проследив за ее взглядом, я понял, почему в ее глазах читались эти смешанные чувства. Из-за кустов на нее смотрели несколько ребят примерно ее возраста, одетые в школьную форму. Ее одноклассники. Черт. Надо же так попасть. Пока ничего плохого вроде не происходило, но повисшее в воздухе напряжение ощущалось практически кожей. Девушка, будто не замечала злобы, которая исходила от ребят. А вот я напротив явственно ощущал опасность и видел недобрые огоньки в глазах некоторых индивидов в школьной форме. И эти искорки в глубине зрачков не сулили ничего хорошего.
Ребята молча, не говоря ни слова, стали медленно приближаться к девушке. Нина круто развернулась к ним спиной и быстрым шагом зашагала в направлении ворот, которые уже были видны. Но, не пройдя и трех метров, стала замедлять свой шаг и причины этого маневра стояли около ворот.
Их было четверо. Все высокие, сильные ребята. Когда я скользнул взглядом по их лицам, я ощутил, как во мне от разгорающейся злости начинала закипать кровь. Таких людей я презирал больше всего. Подавляющее большинство этих индивидов заканчивало свой жизненный путь в местах не столь отдаленных, если еще раньше не получали в темном переулке пулю в голову или ударом выкидного стилета под ребро в печень. Стервятники. Будущая городская гопота, а пока что просто отбросы общества и школьные хулиганы. Стояли полукругом, потягивая сигареты и выпуская из ноздрей струйки табачного дыма. Скорее всего, тоже ее одноклассники.
Парни стали, не спеша приближаться к девушке. Сзади нажимали остальные. Так называемые "клещи". Нина огляделась по сторонам. Справа находилась стена школы, а слева уже знакомая нам рощица. Похоже, что выбора особо не было, и девушка свернула направо, направляясь к рощице. Одноклассники и гоп компания волной двинулись следом.
Мне никогда не доставляло удовольствия смотреть на сцены убийств и смерти, но по долгу службы я обязан наблюдать такие отвратные вещи. Хотя некоторые смерти можно наблюдать с удовольствием. Они обычно быстры и, как правило, безболезненны. Особенно привлекательна смерть во сне. Как по мне - это самый приятный способ покинуть мир живых. Ну, не будем зацикливаться на этой части моей работы. Сейчас главное - это просмотреть эту "пленку" до конца, какой бы отвратительной она ни была. Я вдохнул побольше воздуха и медленно выпустил его через плотно сжатые зубы. Пусть это неприятно и мерзко, но только концовка подскажет мне, как поступать в дальнейшем.
Тем временем один парень уже вырвал из рук девушки портфель, открыв его, вытряхнул все школьные принадлежности и пинком отправил в кусты. Аккуратно достал тетрадки по предметам из общей кучи и стал с каким-то садистским удовольствием рвать их. Он смог дорвать только одну тетрадку до половины, поскольку Нина этого уже не выдержала и, подбежав к хулигану, ударила его своим кулачком в лицо. К сожалению, силы в девичьем теле оказалось недостаточно, но удар оказался вполне внушительным. Хулиган, не ожидавший такого поворота событий, слегка опешил, но затем в его глазах вспыхнул огонек злости, и он с силой ударил девочку кулаком в живот. Нина поперхнулась криком и упала на колени, тогда этот маргинал еще раз ударил девушку. Сзади подбежали две одноклассницы и тоже принялись пинать уже лежавшую на земле школьницу. Один из парней рывком за волосы поднял девушку, и я увидел, что ее нижняя губа разбита, а из нее, так же как из носа, струйки крови стекали вниз на подбородок и алыми каплями падали на землю и на белый передник школьной формы, который уже к тому времени был испачкан травой вперемешку с грязью. Но в ее глазах не было страха. В них читались боль и чувство ненависти. Компания одноклассников не пыталась остановить это безобразие, они только кричали и подначивали своих друзей.
Внезапно подростки прекратили избиение. Школьница еще лежала на земле, приходя в себя, а потом пошатываясь принялась подниматься. Как бы то ни было, Нина была сильной, не столько в физическом плане, сколько в духовном. Она заставила тех, кто просто смотрел на все это вздрогнуть. У меня внутри зажегся огонек еще большего уважения к этой не совсем обычной ученице. Сейчас она поднялась и, чуть пошатываясь, стояла и смотрела на всех собравшихся с легкой ноткой презрения в глазах. Это совсем не понравилось парню, который отобрал у нее портфель, и в нем стала закипать еще большая злость. Девушка гордо подняла голову и с легкой усмешкой посмотрела на своего обидчика. Тот не выдержал и на мгновение отвел глаза. Этого ему вполне хватило, чтобы утихнувшая ярость разгорелась с новой силой. И парень, осклабившись в гримасе, выплюнул слова:
- Что ты вылупилась, зубрилка? Еще захотела? Это из-за тебя я получил ту злополучную тройку в четверти.
Девушка лишь криво растянула свои губы в кровавой усмешке и спокойно ответила:
- Ты - дегенерат и ничтожество. А если уж бьешь девушку, то еще и слабак.
- Что ты там вякнула? Это я-то слабак? - в бешенстве спросил парень, а затем резко, без замаха, ударил левой рукой девушке в горло.
Несчастная пошатнулась, стараясь сохранить равновесие, но тут же получила коленом в солнечное сплетение. От удара ногой из легких девушки вышибло остатки воздуха, и она, окончательно потеряв равновесие, упала на спину. К ее большому несчастью, в траве прятались острые осколки битого кирпича и бетона, поскольку еще не до конца завершилось строительство тренировочной спортивной площадки, которая располагалась прямо за аллеей. Девушка упала как раз на один из обломков кирпича, чей отбитый острый угол торчал вверх, словно пик Эвереста. Острая боль, словно молния пронзила все тело. Угол кирпича глубоко проник в межпозвоночный диск между первым и вторым шейным позвонком, парализовав тело. Из открытой раны хлынула кровь, обильно орошая траву и землю вокруг. При виде крови одноклассники растерялись и быстро похватав свои вещи ретировались с места преступления. Парень с ужасом в глазах смотрел на девушку, которая истекала кровью.
К молодому человеку подошли два его товарища и толкнув его в плечо, вывели того из ступора.
- Ты, блин, что творишь? - окрысился на виновника трагедии один из его друзей.
- Я же не з-знал, что так будет.
- Не знал он. Что теперь делать? Если она на нас подаст заявку, то все, нам всем крышка.
Парень посмотрел на девушку и в его глазах я заметил недоброе намерение.
Сам я присел около Нины и молча наблюдал за ней. Не знаю, чувствовала ли девушка мое присутствие, но мне на мгновение показалось, что она, скосив свои глаза, посмотрела прямо на меня. Я осторожно вытянул руку и, держа ладонь в сантиметре от ее головы, как бы не спеша гладил ее волосы. На мгновение я выпал из диалога ребят, а когда вновь обратился вслух, то услышал такое завершение:
- Будет лучше, если ее вообще не найдут.
- А нас не арестуют за такое?
- Да не, скажем, что ушли вместе со всеми, а про ее исчезновение ничего не знаем.
- Ладно, думаю, ты прав, а куда?
- Думаю, что в подвал, там, по крайней мере, ее не сразу станут искать.
- Ладно, я сбегаю, посмотрю, если он открыт, то спрячем там.
- Давай, только быстро, а то еще заметит кто.
Один парень отделился от компании и перебежками скрылся за углом здания. Оставшиеся подростки еще раз бросили брезгливый взгляд на лежащую девушку, которая не подавала признаков жизни и, подойдя к ней, взяли ее за руки и ноги потащили к подвалу.
Я встал, глубоко вдохнув и выдохнув несколько раз, стараясь привести бешено колотящееся от ненависти сердце в спокойный ритм, сжал кулаки так, что костяшки пальцев побелели, и пошел следом. Чувствую, что скоро эта пленка закончится, а, следовательно, только от меня зависит, каким будет итог всей этой истории.
Подвал был по летнему времени открыт и из его глубин слышались недовольные голоса тварей в людском обличие, сочетающиеся со звуком, когда лезвия лопат входили в землю. Через пять минут один из трех голосов произнес: "Думаю, что этой глубины вполне хватит".
Я не спеша просочился сквозь небольшую щель и осмотрелся по сторонам. Вниз уходила достаточно крутая железная лестница без перил, по которой я аккуратно спустился и пошел на источник звуков. Картина, которая мне открылась, была просто ужасной. В углу подвала была вырыта глубокая яма, на краях которой и стояли ученики, а рядом с грудой песка лежала Нина. Дыхание девушки было рваным и немного хриплым, губы были бледными, как будто из нее выкачали кровь, а в глазах читался такой ужас, что я невольно вздрогнул. Девушка понимала, что произойдет в дальнейшем, но к сожалению, она была бессильна.
Я закрыл глаза, чтобы не видеть дальнейшего зверства этих тварей, которых по невероятной ошибке кто-то назвал людьми, но я все же слышал, как тело скинули в яму, и явственно ощутил тот ужас и то чувство безысходности, которое испытывала школьница. Никто не заслуживает такой смерти, слышите, никто. Послышался звук, с которым ученики остервенело и быстро закидывали лопатами в импровизированную могилу песок.
И в этот момент меня резко потянуло назад, как будто что-то очень не хотело, чтобы я еще смотрел, но мне хватило и того, что я успел увидеть. Меня выкинуло за дверь подвала, и дверь передо мной захлопнулась, а меня продолжали тащить все дальше и дальше. Перед глазами все поплыло и наступила кромешная темнота.
Очнулся я от того, что меня нехило так трясли за плечи. Открыв глаза, я сначала не мог ничего понять, но как только мои зрачки приняли четкий фокус, я увидел испуганное выражение лица Нины, которая трясла меня. Оказывается, я сидел, прислонившись спиной к стене, а рядом со мной валялся пустой чайник, в который я так и не успел набрать воды.
Я поднялся, держась рукой за стену, поскольку после такого "перемещения во времени" меня немного штормило. Девушка пошла и сама набрала воды, затем отнесла чайник в учительскую и вернулась за мной. Мне наконец удалось справиться с последствиями аномальной слабости, и я смог с помощью школьницы добраться до кресла в учительской. Девушка с опаской посмотрела на меня, но ничего не сказала. Вздохнув, я решил сам начать действовать. Встал с кресла, подошел к девушке и, присев рядом с ней на диван, сказал: "Я знаю, как ты умерла. Тебе не обязательно было врать".
Девушка потупила взгляд и, закрыв лицо руками, стала тихо плакать. Я вздохнул и, подвинувшись ближе, нежно обнял ее. Почему-то мне стало ее нестерпимо жалко. Нина сначала пыталась вырваться, но вскоре обмякла и прижалась ко мне. Я успокаивающе погладил девушку по спине. Через некоторое время она успокоилась, и я, налив чай в чашку, аккуратно подал ее Нине. Школьница улыбнулась мне сквозь слезы и, взяв чашку, стала не спеша пить ароматный напиток. Вот не могу я понять психологию женщин. Не могу, и все тут. То они плачут, то через пару минут уже улыбаются. В целом, существа, таящие в себе столько же загадок, сколько и мир.
После чаепития мы с девушкой отправились... да, да, вы догадались, в школьный подвал. Но перед этим я набрал по мобильнику моего знакомого, который работал в органах, и попросил его прислать поисковую команду к школе. Конечно, он покрыл меня трехэтажным матом, что мол за срочность такая, чтобы звонить в третьем часу ночи, но, поворчав для приличия сказал, что утром приедет вместе с коллегами посмотреть, что же я откопал на сей раз.
С замком на двери в подвал я провозился уж очень долго, где-то минут пять, но, как говорится, если долго мучиться, то что-нибудь получиться. Когда я уже в отчаянных попытках разогнуть дужку пнул дверь, то дужка замка открылась, и он чуть не упал мне на ногу. Девушка слегка укоризненно посмотрела на меня, потом вздохнула и первой скрылась в дверном проеме. Я последовал за ней, но, забыв о крутой лестнице, рухнул прямо на земляной пол, а сбоку на меня еще посыпались сельхоз. инструменты, причем длинными деревянными черенками мне несколько раз досталось по ребрам и частично по позвоночнику. Девушка рассмеялась тем самым звонким, задорным смехом, к которому я так привык. Я, вылезая из-под груды лопат и граблей, заметил, что она стоит, прислонившись спиной к стене и чуть ли, не сгибаясь от колик в животе, хохочет. Потом Нина сползла со стенки и принялась кататься по полу, заливаясь смехом.
- Ха-ха-ха-ха-ха. Я, я-я прямо не могу. Вот умора. Ты прямо как терминатор.
- Да. Признаться, я забыл, что здесь такая крутая лестница.
- Ха-ха-ха. С сейчас просто у-у-умру от смеха. Ха-ха-ха-ха.
- Может, хватит хохотать? Не забывай, зачем мы пришли сюда.
Девушка немного успокоилась и, оторвавшись от пола, молча поплыла по воздуху. Знаю, что призраки очень часто именно висят или плывут по воздуху, но эта девушка предпочитала ходить, как делала это при жизни. Похоже, что школьница на меня слегка обиделась, но на это была причина. Я подошел к ней, взял полупрозрачную ладошку в свою и, посмотрев ей в глаза, спросил: "Ну чего ты куксишься, я же хочу, как лучше. А ты хочешь наконец обрести свободу?". Девушка грустно посмотрела на меня и стала потихоньку опускаться, пока ее ноги, обутые в туфли, не коснулись пола. Затем она развернулась ко мне в пол оборота и посмотрела с легким прищуром, но было видно, что резко вспыхнувшая обида ее уже понемногу отпускает. Нина подошла ко мне практически вплотную и, взяв меня за руку, потянула за собой.
Подвал, скажу я Вам, был большой, даже не то, чтобы большой, а очень объемный. Но отовсюду торчали трубы, вентили, заклепки и болты, тянулись толстые пучки проводов и виднелись какие-то уж совсем не понятные конструкции неизвестного мне назначения, что конечно же не добавляло этому месту свободного пространства. Я несколько раз приложился о трубы головой, пока шел, но, скрипя зубами, мысленно матеря и проклиная местных водопроводчиков, лез вслед за девушкой. Меня очень порадовал тот факт, что пол был песчаный. Я, чтобы подтвердить мое предположение о сохранности останков, присел на корточки, взял на палец немного песка с пола и лизнул его. Песок был с примесью кальция и это, если честно, меня обнадежило. Дальше я пошел следом за девушкой и остановился около дальнего угла. Да, именно в этом месте, если судить по пленке памяти, которую я смотрел ранее, находились останки тела. Здесь я уже взялся за лопату, которую я выбрал из той кучи, что на меня свалилась при входе.
Песок слежался за многие годы, и было тяжело, но я, несмотря на эту трудность, рыл, вдавливая штык лопаты в окаменевший за десятилетия силикат. Скоро работать пришлось более аккуратно, так как был существенный риск задеть кости. Нина же сидела на корточках и с интересом наблюдала за моими действиями, иногда давая вполне полезные советы насколько глубоко опускать штык лопаты в землю. Как только начали показываться первые фрагменты грудины, черепа и лоскутки уже порядком истлевшей школьной формы, я прекратил работу. Девушка посмотрела на меня с искорками благодарности в глазах и, выпрямившись в полный рост, покинула помещение подвала. Я вздохнул спертый воздух этого места и, прислонив лопату к стене, не спеша пошел на выход.
Только поднявшись из подвала на свежий воздух, я подумал о том, что я не использовал фонарь, хотя он все это время был пристегнут к моему поясу. Да уж, вот уж не думал, что еще одна моя способность пригодится в таком деле. Никогда не знаешь, где найдешь, а где потеряешь. Вот так же и с навыками. Я, налегая на дверь в подвальное помещение немного прикрыл ее и, повесив на дверную ручку замок с открытой дужкой, отправился обратно в школу.
Придя в здание и поднявшись на второй этаж, я вымыл руки в раковине и, стряхнув оставшиеся на них капельки влаги, как ни в чем не бывало отправился в учительскую допивать уже порядком остывший чай. Подогрев немного чайник и долив себе кружку практически до краев, я, откинувшись на спинку кресла, стал не спеша потягивать это психоактивное вещество. Спешить было особо некуда, ведь до конца смены оставалось гораздо больше, чем полтора часа, плюс минус десять-пятнадцать минут, которые не играли особо никакой роли.
Новый день постепенно вступал в свои права, и ночь уже была на исходе. Темнота уступила место предрассветному лиловому сумраку, а на востоке уже алела заря. И лишь в пустом здании школы на втором этаже в учительской ровно горел небольшой очаг жизни, подпитываясь теплом от уютной домашней обстановки, мягкого желтого света электрических ламп, мертвенно-бледного мерцания от монитора компьютера и двух друзей, для которых были размыты такие границы как жизнь и смерть.
Постепенно меня начало клонить в сон, но я глотками чая отгонял от себя чувство дремоты. Девушка уже допила напиток, и поставив кружку на стол, оторвалась от пола и не спеша подплыла к креслу, приземлившись на его подоконник, положила свою голову мне на плечо. Это было немного странное чувство, будто дежавю из прошлой жизни. Но я не был в этом уверен.
Солнце лениво вставало, окрашивая стены кабинетов в оранжевый цвет, а затем я встал и, подойдя к окну, опустил жалюзи. Утро только начиналось. Вдали слышались звуки сирен полицейских машин, шум легкого ветра в кронах деревьев и крики уже проснувшихся птиц, которые долгое время гнездились на плоской крыше здания школы. Город медленно, но верно оживал, сбрасывая с себя остатки сна.
Мы мирно дремали, уютно устроившись в кресле, пока нас не выдернул из этого состояния приближающийся рокот моторов и вой сирен. Я открыл глаза и, зевнув, посмотрел на девушку. Хоть я и зашторил окна, но все равно, Нину было практически не видно. Лишь нечеткий силуэт выдавал, что, кроме меня в помещении находился еще кто-то. Мы вымученно посмотрели друг на друга и поплелись на выход. По пути девушка нырнула в мою тень и стала совсем незаметной.
Я медленно спустился с лестницы и, выйдя на крыльцо, посмотрел на ворота. За ними стоял старенький, но крепкий уазик, выкрашенный в узнаваемую бело-синюю краску, с проблесковым маячком на крыше, а так же выкрашенная в черное грузовая машина незнакомой мне марки. У уазика стоял одетый в летнюю форму мужчина спортивного телосложения с синими глазами и пшеничного цвета волосами, стриженными практически ежиком. На вид ему было около 35 лет. При моем появлении он спокойно подошел и, пожав мне руку, спросил:
- Привет, Дмитрий. Что нашел?
- Здравствуй, Артур. Идем, покажу. И дай своим отмашку, чтобы тоже подтягивались. Я конечно уже там чуть покопал, но остаток работы решил доверить профессионалам.
- Можешь сказать что-то сразу?
- Предположительно девушка, примерно 16 лет. Была одета в школьную форму. Причину смерти сказать не берусь, поскольку сам понимаешь, сколько времени прошло. Но то, что это убийство, я даже не сомневаюсь.
- А год?
- Примерно 1986-87 года прошлого века. Подними старые архивы, может, найдешь что-нибудь о пропавших без вести школьниках.
- Хорошо, я этим займусь. Пойдем посмотрим, как ребята будут работать, заодно ты может чему-нибудь научишься. А то вдруг придется самостоятельно вести раскопки там, где мы не сможем помочь.
- Ладно. Давай.
Пока мы разговаривали, из черного грузовика вышли трое ребят, так же одетые в форму. Двое из компании несли специальные носилки, третий, похоже что судмедэксперт, шел с небольшим, но довольно объемным чемоданчиком. Ребята с носилками оказались криминалистами.
Я привел их на место и со стороны наблюдал, как они работали с девушкой, как кисточкой аккуратно счищали весь песок и землю, как собирали обрывки одежды и клали их в вакуумные пакеты для улик, и аккуратно выкладывали все найденные кости на своеобразные носилки. Затем, когда работа была сделана, а кости упокоились в контейнере, команда собралась уже уезжать. Артур подошел ко мне и сказал: "Сколько лет работаю, не могу привыкнуть к тому, что ты так быстро раскрываешь дела. Вот я, например, на своей десятилетней практике всего 20 раскрыл. А ты каждый месяц по два - по три дела раскрываешь. В чем секрет?".
Я в ответ лишь улыбнулся и погладил указательным пальцем свой галстук боло. Расписавшись в рапорте, я попрощался с ребятами, которые укладывали свои нехитрые пожитки в железное нутро грузовика. Наконец уазик, а следом и неизвестной мне марки машина, уехали. Я проводил их взглядом, пока они не скрылись за поворотом, и не спеша пошел в школу, поскольку при ярком свете восходящего солнца мне было не комфортно и не приятно находиться. Мне гораздо ближе был спасительный сумрак школы и тусклый свет луны и звезд. Электрический свет я переносил нормально. Когда за мной закрылась дверь парадного входа, рядом с моим ухом послышался знакомый голосок: "Спасибо тебе большое, что помог мне с этой проблемой". Я понимающе кивнул головой и отправился в учительскую.
Опустившись в кресло, я еще раз взглянул на настенные часы в ожидании конца смены и крепко задумался о том, стоит ли помогать людям. Ведь каким моральным и физическим уродом надо быть, чтобы так поступать с теми, кто заведомо слабее тебя?

Предыдущая часть: СПЕКТР Цирк и Гаеры. Часть 2
Следущая часть: СПЕКТР. Призрачный Выпускной

Категория: Привидения

 
<
  • Публикаций: 0
  • Комментариев: 0
  • ICQ: --
5 февраля 2020 10:36

Непонимаю

Цитата
  • Группа: Гости
  • Регистрация: --
 
Я вот чего не понимаю. Если это такой крутой и душевный чувак, что помогает призракам, всякими мразями убитым, то почему он убийц не наказывает или не называет их имена следакам? Как-то неправильно это....

<
  • Публикаций: 39
  • Комментариев: 1392
  • ICQ: --
12 февраля 2020 23:14

EdWeber

Цитата
  • Группа: Посетители
  • Регистрация: 5.01.2015
 
шикарный рассказ, и то. как написано, и то, что написано. 5+++
Непонимаю,
он же не всемогущ((( вообще, откуда зло в мире - все вопросы к Богу (в авраамистских религиях) или вообще ни к кому. shit happens. девчонку жалко до слез, тем более, быдло обычно процветает, считая себя хозяевами мира. но все вопросы...


Добавление комментария

Имя:   (только буквы-цифры)
Комментарий:
Введите код: